Евгений Борисович Ефремов родился 30 июня 1970 года в Казани. Воспитанник казанского «Синтеза». Выступал за команды «КАМАЗ» - Набережные Челны (1988 - 1991, 1995 - 1998), «Нефтехимик» - Нижнекамск (1992 - 1994, 1998 - 1999, 2000 - 2005), «Рубин» - Казань (2000). После окончания спортивной карьеры работал тренером в ДЮСШ «КАМАЗ» (2006 - 2010), ФК «КАМАЗ» (2011 - 2016, 2017), «Нефтехимик» (2016). 28 декабря 2017 года назначен главным тренером ФК «КАМАЗ».

Из Казани в Челны

- Евгений Борисович, вы постигали азы футбола в «Синтезе» - что это была за команда?
- Она располагалась в Московском районе города. Мы занимались в ДК «Химиков», там был спортивный зал на втором этаже. В парке совершали пробежки, на небольших площадках между деревьями работали с мячом, а полноценные матчи проводили на поле соседней школы. С 15 лет я играл на Первенстве Союза за команды старших возрастов «Рубина». А когда учился в 10-ом классе, то меня взяли в команду мастеров клуба. Но здесь встал вопрос - где продолжать учебу? А тогда институт физкультуры переехал в Набережные Челны, так что выбор пал на этот город.

- На поле сразу играли в защите?
- Да, мой первый тренер, Валерий Геннадьевич Шилов, увидел меня на позиции последнего защитника. Так большую часть карьеры я отыграл «чистильщиком».

- Переезд в Набережные Челны дался тяжело?
- Поначалу было сложно - не было друзей и знакомых. Но спустя полгода пообвык. И город узнал, и любимым делом занялся - утром учился, а потом тренировался с местной командой, тогда она называлась «Турбина». Потом она перестала существовать и я пришел в «КАМАЗ».

- Более возрастные игроки не притесняли?
- Конечно, иногда старшие нас гоняли, указывали на поле что и как нужно делать. Но мы прислушивались, ведь они были опытными игроками, поиграли в Союзных лигах.

Футбол под автоматные очереди

- В 1992 году вы уходите в «Нефтехимик», почему?
- За год до этого я женился, а супруга была из Нижнекамска. Вот и решил сменить обстановку. Тогда я еще не понимал, что «КАМАЗ» по игре сильнее, он шел к повышению в классе. Переехал в Нижнекамск и отыграл три года.

- Чем памятен этот этап карьеры?
- На всю жизнь запомню игру в Чечне против «Эрзу», в 1994-м (матч состоялся 11 июня. - прим. авт.). По сути, мы были последней командой, которая сыграла матч в Грозном. Нас хорошо приняли, разместили в гостинице под охраной, где-то вдалеке стреляли. И сама игра - незабываемая. «Эрзу» забивает гол и сразу автоматные очереди в воздух. Я еще умудрился гол забить, а одноклубники мне говорят: «Ты что наделал, могут и по тебе выстрелить!». Проиграли мы тогда 1:3.

- После Нижнекамска вы вернулись в «КАМАЗ», который играл в Высшей лиге. В чем был шарм той команды?
- В Челнах собрались единомышленники, которые жили футболом. Были опытные игроки - Борис Тропанец, Николай Колесов, которые прошли школу Высшей лиги СССР. Были мы, ребята моложе, которые стремились доказать, что тоже что-то умеем. Большая заслуга и тренера Валерия Четверика. Он давал эмоциональный настрой на игры, вселял такую уверенность, что мы готовы были горы свернуть. Сплоченный коллектив и организаторские способности тренера - вот факторы успеха того «КАМАЗа».

- Лучшим бомбардиром клуба тогда был Виктор Панченко, каким он был игроком?
- Он - настоящий мастер, мяч к нему как будто прилипал. В одиночку проходил всю оборону, просто человек-гол. Фантастическое голевое чутье, хоть и не обладал скоростными качествами. В итоге за карьеру в Челнах он забил больше полусотни мячей.

- Внутри коллектива футболисты дружили?
- Конечно! Иногда даже подшучивали друг над другом. Однажды, перед выездом со сборов из Кисловодска, мы второму вратарю положили в сумку мраморную плиту. Весила она несколько десятков килограмм. В результате он с ней до дома доехал и потом на кухню поставил (Смеется.).

- Челнинцы в те годы активно ходили на стадион?
- Город буквально жил футболом. Мы ехали с базы, за 1,5 часа до стартового свистка, а трибуны уже были полные. Зрители ждали игры! Такое не забывается. Любой команде, приезжавшей в Набережные Челны, было нелегко с нами. Лишь «Локомотив» мы ни разу не обыграли в Высшей лиге - неудобный соперник. Даже «Спартак» из Владикавказа, в чемпионском для них 1995-м, и тот в Челнах капитулировал.

Впервые в еврокубках

- В 1995 году «КАМАЗ» почти в полном составе поехал на Универсиаду…
- Я так понимаю, что это была инициатива Валерия Четверика. Он настоял, чтобы молодежь из нашего клуба отправилась на соревнования, пролоббировал. У меня от Японии остались приятные воспоминания - там живут очень доброжелательные люди. И выступили мы удачно - завоевали бронзу. В полуфинале на последних минутах проиграли хозяевам турнира, 0:1, очень обидно.

- И что в России подарили за бронзовые медали?
- По-моему, нам вручили цветные телевизоры.

- В 1996 году «КАМАЗ» дебютировал в Кубке Интертото. Поделитесь ощущениями?
- Помню, что мы выиграли две стартовые игры, затем дома сыграли вничью с болгарским «Спартаком». А в последнем туре поехали на матч против «Мюнхен-1860» в Германию. Там получилась настоящая битва - хозяева давили, мы держались. А под конец Михаил Джишкариани убежал на рандеву с вратарем и принес нам победу. В полуфинале мы играли с французским «Генгамом», дома выиграли 2:0. Так что в гостях нас устраивало поражение даже со счетом 0:1. Такой счет мы держали, но на 90-й минуте пропустили второй мяч. А в дополнительное время нам забили еще два гола. К концу основного времени мы просто встали, не хватило сил. Тогда более месяца у нас был жесткий график - играли матчи раз в три дня!

- Против кого из Высшей лиги было трудно играть?
- Все команды были сильными. Но сложнее всего было против «Спартака». Я и Кечинова лично опекал, но самое запоминающееся - это игра против Ильи Цымбаларя. Я бегал за ним по всему полю - это нечто. Он очень техничный, нестандартный игрок. Однажды он накрутил меня так, что после матча 20 минут под холодным душем пытался в себя прийти.

- Какой выезд с «КАМАЗом» был самым нереальным в плане результата?
- В ноябре 1996 года мы играли последний тур в Ростове-на-Дону. Чтобы сохранить прописку в Высшей лиге нам необходимо было побеждать. Пропустили первыми, в самом начале матча, но после первого тайма выигрывали у «Ростсельльмаша» - 4:1. А закончили встречу со счетом 5:4!

- Но почему клуб начал падение?
- Это следствие сокращения финансирования. Хорошие игроки стали уходить туда, где зарплаты были больше и платили их стабильнее. У нас тогда задержки зарплат достигали до полугода. Иногда были проблемы с тем - как ехать на очередной матч. А по игре не скажу, что мы уступали соперникам на поле. В 1997-м с нас даже сняли 6 очков просто за то, что не расплатились по трансферу игрока. Этих очков нам и не хватило, чтобы сохранить место в Высшей лиге.

- Какие максимальные премиальные вы получили в Высшей лиге?
- $2000 нам давали за победу над московским «Спартаком». Это при том, что моя месячная зарплата была около $1000. Но даже по тем временам мы получали в разы меньше, чем игроки московских клубов. А как «КАМАЗ» вылетел - с деньгами стало еще хуже. Вот я и ушел в «Нефтехимик», но отыграл там немного, возник вариант с «Рубином».

- Интерес проявил тренер «Рубина»?
- Нет, меня пригласил директор клуба Ильгиз Фахриев. Уже потом назначили тренером Виктора Антиховича. Но мы с ним не нашли общий язык. Оставался вне заявки по каким-то причинам, хотя не уступал своим одноклубникам по уровню игры. Видимо, это было его собственное видение футбола Антиховича. За полгода в Казани я провел один матч и вернулся в «Нефтехимик».

- Там все сложилось более благополучно…
- Вполне, мы в 2000-м выиграли Вторую лигу, причем не проиграли ни одного матча в сезоне! Потом три года отыграл в Первой лиге два во Второй. Я стабильно играл в основе и завершил карьеру в Нижнекамске, это был 2005 год.
Новый «КАМАЗ»

- Чем занимались после большого футбола?
- С 2006 года я работал в ДЮСШ «КАМАЗа», набирался опыта. Сейчас мне это помогает, так как многих нынешних игроков я знаю по работе в ДЮСШ. Я с ними работал, знаю их сильные стороны.

- С вашим назначением на пост главного тренера клуб провозгласил переход к новой концепции. В чем она заключается?
 - В первую очередь, мне хочется изменить игру «КАМАЗа» в атаке. Мне нравится атакующий футбол. И всю свою тренерскую карьеру я настраиваю игроков играть на чужой половине поля. Голевые моменты, удары по воротам, голы - такой футбол нравится зрителям. Может быть, за счет этого, и зрители вернутся на трибуны.

- Что уже перестроили в игре команды?
- В январе мы тренировались в зале, сейчас (11 февраля. – прим. авт.) приехали на турнир в Казань. Здесь пробуем перейти на новую схему - играем в три защитника. Делаем акцент на атаку, прессинг и владение мячом. Так что будем искать счастье у ворот соперника. Идеально, если сможем найти баланс между игрой в защите и нападении.

- Игра каких футбольных клубов вам импонирует?
- В России это «Краснодар». Отличная игра в атаке, взаимодействие игроков. В начале сезона интересно смотрелся «Зенит». Посмотрим, как они войдут в весеннюю стадию чемпионата России. В Европе приятно смотреть на футбол в исполнении «Манчестер Сити», «Ливерпуля».