Хорошо, если человек в возрасте сохраняет ясный ум и может сам себя обслужить. К сожалению, нередко старость сопровождается серьезными возрастными болезнями, такими как болезнь Альцгеймера, Паркинсона, инсульт, слепота, деменция.

В таких случаях детям и родственникам приходится брать на себя заботу о пожилом родственнике. А это значит, проводить порой круглые сутки с беспомощным человеком, замыкая на нем всю свою жизнь. Чтобы полноценно ухаживать за больным, приходится уходить с работы, не говоря уже о том, чтобы взять в свой дом, квартиру бабушку, дедушку, маму или папу. Или нанимать сиделку, услуги которой очень бьют по карману.

Один из вариантов решения - дом престарелых. Однако так сложилось, что в России у них не очень хорошая репутация, свое слово говорит и наш менталитет. Как можно отдать своего пожилого близкого человека в дом для престарелых? Это же позор! Что же, вы для своей мамы угла не найдете? Что скажут люди?

А они обязательно выскажутся по поводу нравственного долга перед родителями, укорят взрослых детей в черствости и эгоизме, материальной заинтересованности и низменном желании избавиться от ненужного человека. Но это общественное, значит, обезличенное мнение. А вот мнения конкретных казанцев на вопросы «КВ»: «Как вы относитесь к тому, что в республике решили увеличить число домов для престарелых, в том числе и частных?», «Поместили бы вы туда своих престарелых родителей или родственников?», «Почему на Западе это обычная практика, а у нас моральное табу и осуждение?»

Ирина, 62 года: Не думаю, что могла бы поместить туда своих родителей в силу наших семейных традиций и своего воспитания. Однако, думая о своих преклонных годах, не исключаю возможности рассмотреть этот вопрос для себя. Конечно, при условии, что такие дома будут более современными, ухоженными и оснащенными.
Наиля, 54 года: Хорошо отношусь к этой инициативе. Родителей не хотелось бы туда поместить, а сама давно хочу там поработать.

Галия, 50 лет: Это смотря какие родители. Отец у меня был неадекватный, неуправляемый, я бы с ним одна не справилась. С мамой также было тяжело. Они столько моей крови попили! Понимаю, это звучит жестоко. Но с точки зрения гуманности ничего не могу сказать. Родители, как и дети, бывают разные.

Эльмира, 50 лет: Вопрос имеет много граней. Первое, что приходит на ум, - нет, нет и еще раз нет! Как можно поместить в дом престарелых родных маму и отца? Это самые близкие люди, начало нашей жизни. Любовь и забота о них - основа нашей духовности. Но как быть тем детям, которые должны много работать, чтобы обеспечить семью? Бывают престарелые родители, которые требуют внимания и ухода каждую минуту, их страшно оставить одних на весь день. А если у них нет памяти, они ушли из дома и не могут найти дорогу обратно? Бывают дети-инвалиды, которым самим нужен уход, и они не в состоянии обеспечить достойную жизнь своим родителям. Каждый решает этот вопрос сам. Но не дай бог пережить отказ детей в старости.

Значит, заботу о родителях нужно воспитывать еще с детства.

- Что касается первого вопроса, думаю, открытие новых домов для престарелых следует поддерживать, зная, какая непростая ситуация складывается у людей в пожилом возрасте в отдельности и в целом по стране. Но одновременно нужно помнить, что эта проблема крайне противоречива по причинам, связанным с квартирным вопросом, наследованием, появлением всевозможных фигур и структур, пытающихся извлечь из подобных проектов прямую материальную и финансовую выгоду, и так далее. Понятно, что программа и практика домов для престарелых требуют серьезной комплексной проработки, непрерывного контроля и совершенствования. А систематическое финансовое участие (или иного рода) родственников в поддержке конкретного такого дома престарелых безусловно. На второй вопрос, конечно, я бы ответил «нет». Но это ответ по инерции, нежелание серьезно думать и стремление отодвинуть эту тему от себя, то есть избегать ответственности. Допустим, есть одинокие родственники, которые живут далеко, и ты им принципиально и систематически не можешь помочь своим присутствием. Уже возникает возможность такого вероятного решения. Поэтому отвечу так: помещение человека в дом для престарелых должно в первую очередь идти от его добровольного согласия. Относительно себя, допустим, я знаю, когда бы, при каких условиях и сложившейся ситуации сам лично согласился на это. Третий вопрос. Не думаю, что у нас сегодня это уж такое единодушное моральное табу и осуждение. Мы сильно изменились и стали очень разными за последние 10 - 15 лет. Другой вопрос, что семейные и брачные узы на пространстве бывшего СССР намного крепче, чем на Западе, в Татарстане особенно. Хотя постепенно и неуклонно и у нас они размываются. Похоже, это общая тенденция. Насколько она длительна и к чему приведет, ответить не могу. Касательно того, что это обычная практика на Западе, - тоже вопрос неоднозначный. Запад очень разный, во-первых. А во-вторых, к этой практике западные страны шли долго и постепенно. Соединяя ответ на этот вопрос с первым, могу добавить, что условия проживания человека в доме престарелых, конечно, должны быть в бытовом, медицинском, коммунальном смысле выше, чем условия, в которых он жил до этого. О моральной стороне дела я здесь не говорю. Она очень деликатна, индивидуальна и всегда будет конкретно переживаться и решаться. Пожалуй, решение о том, как поступить в этом деликатном случае - самим ухаживать за родными, нанимать профессиональную сиделку или отправить их в дом престарелых, нужно принимать самолично. Ведь каждый случай - единственный в своем роде. Но главное, надо ставить во главу угла самого пожилого человека и его интересы.