Альфия Галимуллина                                                         Рамис Аймет

На эти и другие вопросы мы искали ответы в беседе с нашими экспертами - татарским поэтом, заместителем председателя по творческим вопросам Союза писателей РТ Рамисом Айметом и доктором педагогических наук, профессором кафедры русской и зарубежной литературы института филологии и межкультурной коммуникации Казанского (Приволжского) федерального университета Альфией Галимуллиной.

- Вы согласны, что найти сейчас хорошего переводчика как для прозаика, так и для поэта - задача сложная?
Р.А.: Работа над переводом - это сотворчество двух авторов. Поэтому бывает очень сложно найти не только хорошего, но и своего переводчика, у которого должно быть много общего с автором оригинала. Например, я как поэт общаюсь со многими переводчиками, но последнюю свою книгу стихов доверил переводить поэту Николаю Переяслову, который живет в Москве. Потому что его переводы моих произведений я воспринял будто свои... Но перевод стихотворения никогда не бывает точным отражением оригинала. Неизбежные при творческом подходе поэтические вольности оправдывает сама история литературы. Так, «Ночная песнь странника» Гете, несмотря на наличие точных переводов, вот уже на протяжении двух веков стала фактом русской литературы благодаря вольному переводу Лермонтова, значительно отличающемуся от оригинала. Подобно тому как ребенок вбирает черты и отца, и матери, так и перевод, будучи итогом сотворчества поэтов, исповедующих различные традиции, несет на себе печать обеих традиций. Итогом же этого творческого союза становится новая жизнь произведения. Я считаю, что талантливых поэтов должны переводить не менее талантливые поэты. Тогда поэзия звучит намного лучше.
А.Г.: Будучи членом русскоязычной секции Союза писателей РТ и занимаясь изучением специфики переводов русских писателей на татарский язык и наоборот, могу сказать, что к переводу чаще всего относятся как к деятельности вторичной по сравнению с созданием оригинального текста, и это очень несправедливо. Тем более что поэтический перевод - сложный процесс. С одной стороны, его задача - сохранить лицо поэта, его мысли, оригинальный стих, ритм, и в то же время произведение должно звучать органично на переводимом языке, соответствовать ожиданиям читателей. Переводчик должен быть не только поэтом, но и исследователем той культуры и языка, в контексте которых написано произведение. Например, Ренат Харис, работая над татарским переводом оды «Бог» Державина, провел настоящую исследовательскую работу, поскольку философский текст произведения утяжелялся ассоциативными связями. Например, как перевести на татарский слово «Бог»: «Аллах», «Ходай» или «Тенри»?

- Какова история распространения переводной литературы в нашей республике?
Р.А.: В мире ни одна литература не существует без взаимного обогащения и участия в творческом процессе переводной литературы. До последней четверти XIX века на татарский язык переводились в основном классические произведения Востока - с арабского, персидского и турецкого языков. В последующем русская и в какой-то степени европейская литература постепенно вытеснили их. И уже к концу XIX века татарские издатели стали активно печатать стихи и поэмы Пушкина, Лермонтова, басни Крылова, прозу и сценические произведения Гоголя, Чехова, Льва Толстого, Горького, Островского, Шекспира, Шиллера... В советское время наиболее популярными были повести Михаила Шолохова, Александра Фадеева, Аркадия Гайдара, поэмы и стихи Маяковского. С начала 1920-х годов татарская литература обогатилась и за счет национальных литератур союзных и автономных республик СССР. С конца 1940-х годов до конца 1980-х Татарское книжное издательство ежегодно выпускало не менее 6 - 7 переводных произведений. Кроме того, ежегодно в московских издательствах и издательствах народов России выпускались три-четыре книги татарских авторов в переводе на другие языки.

- А как сейчас обстоят дела с переводческой работой? Много ли книг переводится с татарского и на татарский?
Р.А.: После распада СССР переводческое дело практически пустили на самотек, урезали финансирование. В советское время у нас была сильная школа переводчиков. Сейчас наблюдается спад профессионалов, что сказывается на качестве переводов. Другой вопрос - вопрос гонораров. У поэтов-переводчиков есть шутка: если моя книга выходит на татарском языке, то моя фамилия стоит на обложке, если же я перевожу книгу другого автора - остаюсь незаметным... Но определенные изменения за последние 6 - 7 лет наблюдаются: благодаря специальной программе Министерства культуры РТ ежегодно 8 книг переводятся с языков народов России на татарский язык. Это произведения чувашских, казахских, удмуртских, азербайджанских, турецких авторов. В переводе нуждаются не только творения современных авторов, но и произведения Тукая и Джалиля в контексте современности.
А.Г.: Некоторые переводы делаются благодаря инициативе отдельных людей. Так, книга Аяза Гилязова «Давайте помолимся» вышла на венгерском языке благодаря деятельности исследователя Миляуши Хабутдиновой. Сначала Миляуша инициировала перевод книги с татарского языка на русский, перевел произведение Наиль Ишмухаметов. Более того, на презентацию в Казанском университете она нашла и пригласила одного из героев произведения - венгерского переводчика Арпада Галгоци, который познакомился с Аязом Гилязовым в лагере, и больше они никогда не встречались. Галгоци был тронут приемом, прочитал книгу и дал слово, что через год она будет издана на венгерском языке... И слово свое сдержал! 
Бывая на конференциях и семинарах за пределами республики, часто слышу вопрос: а что, современных татарских писателей у вас нет? В ответ начинаю перечислять имена нескольких десятков замечательных писателей и поэтов. Из-за отсутствия переводов они так и остаются неизвестными за пределами республики. 

- Как по-вашему, переводя с языка на язык, надо ли знать язык оригинала в совершенстве?
Р.А.: С одной стороны, выручает подстрочный перевод, но... Как-то я переводил турецкого поэта Орхана Вэли на татарский язык и очень был рад тому, что переводил с оригинала, поскольку сам знаю турецкий язык. Если бы я воспользовался подстрочниками, которых было огромное количество, то стихи не звучали бы ни по форме, ни по содержанию... Я считаю, что самый лучший - перевод с оригинала, когда ты знаешь язык оригинала. 
А.Г.: Чаще всего подстрочники позволяют заинтересовать поэтов перевести то или иное стихотворение. Так, современный поэт из Ростова-на-Дону Игорь Елисеев сам нашел подстрочники татарских поэтов, пишущих на самые разные темы, начиная от детской поэзии, и перевел их. 

- Известный поэт, прозаик Равиль Бухараев стремился овладеть в совершенстве татарским языком, чтобы писать на нем стихи... 
Р.А.: Есть и в наше время поэты, пишущие параллельно на двух языках. Почему в некоторых случаях невозможен самоперевод? Поэт и переводчик Ренат Харис ответил на этот вопрос так: я знаю русский язык, но не владею им, потому что знать и владеть - две большие разницы. Когда пишешь на родном языке, ты обладаешь всем богатством выразительных средств языка. 
- Сейчас стало модным знать несколько языков...
А.Г.: В связи с этим удобны билингвальные издания. Хорошо, что сейчас в книжных магазинах можно купить детскую книгу на двух или трех языках - татарском, русском, английском. Чем больше будет переводов татарских писателей и поэтов на русский язык и языки народов мира, тем более узнаваемы они будут в масштабе мировой культуры и тем большая гордость будет у татар за свои язык и культуру. Но, к сожалению, мы еще плохо умеем презентовать свои книги. Вот если бы в республике появилось что-то наподобие Татарской виртуальной библиотеки, где, не выходя из дома, можно было бы найти любое произведение татарских авторов или его перевод... 

- Что нужно сделать для повышения качества переводов, чтобы мир узнал татарских авторов?
А.Г.: Одно дело - перевод технической литературы, совсем другое - художественной. Чтобы поднять профессионализм переводчиков, на базе нашего университета можно было бы создать курсы по художественному переводу. 
Р.А.: Раньше при Литературном институте им. Горького в Москве существовали курсы переводчиков, была сильная школа переводчиков. Необходимо это возродить. Это проблема не только Татарстана, но и всей России. Сейчас к организации переводческого дела можно привлекать частных спонсоров, меценатов. Но эта деятельность невозможна без поддержки государства. В Азербайджане, например, при Союзе писателей существует школа переводчиков, свои издательства. 
Сегодня без серьезной финансовой базы оживить литературную переводческую деятельность невозможно. А если бросить это дело на самотек, наша литература постепенно потеряет свое величие, безнадежно замкнувшись в себе...