Надир Ширинский родился в Москве в музыкальной семье. Окончил столичный институт стали и сплавов, в 1991 году - вокальное отделение Московского музыкального училища им. Октябрьской революции (ныне МГИ музыки им. А.Г.Шнитке), класс педагога М.Шадриной. Лауреат I Всероссийского конкурса исполнителей русского и цыганского романсов памяти народного артиста России Николая Жемчужного, организатор конкурсных программ и фестивалей. Автор и ведущий музыкальных радиопрограмм и телепередач. Президент ассоциации русского романса «Изумруд». Организатор единственного когда-то в России детского конкурса исполнителей русского романса в городе Череповце. В 2016 году Надир Ширинский награжден Почетным дипломом Российско-итальянской академии Феррони (Accademia Ferroni) «За вклад в мировое искусство». Коллекционирует старые граммофонные и патефонные пластинки. До сих пор в его семье бережно хранится граммофонная пластинка - романс Надира «В сиянии ночи лунной» из оперы Жоржа Бизе «Искатели жемчуга». Кстати, именно в честь главного героя этой оперы его и назвали Надиром.

Об этом наша беседа с московским гостем редакции «Казанских ведомостей» - известным певцом Надиром Ширинским. 
Недавно в Казани Надир Ширинский вместе с балалаечником-виртуозом Андреем Субботиным представили свою программу «Еще раз про любовь в романсе». 

Романс - это исповедь души

- Почему романс - явление именно в русской культуре?
- В этом и выражается загадочность русской души. Ни в какой другой культуре мира нет подобного жанра. Это какой-то безумный сплав высокой поэзии, хорошей музыки и исполнения. Вокалист может выйти на сцену и красиво продуть воздух и все... Вроде бы сам красивый, красивый тембр голоса, поет правильно, грамотно... 

- Чем отличается песня от романса?
- У песни, как правило, куплетная форма: куплет, припев. А романс - это история со своим сюжетом. Романсы есть разные: салонный, жестокий, городской, цыганский... Даже сами актеры цыганского театра «Ромэн» признавались мне, что как такового цыганского романса не существует. Есть русский романс, который они поют со своим цыганским «ай нэнэ». У них есть таборные песни, которые поются на цыганском языке. Но все-таки какие-то четкие границы определить между романсом и песней, разными стилями романса довольно сложно. Но каких бы определений ни давали, романс - это исповедь души. Главное, чтобы аудитория была готова воспринять эту открытость, эту исповедь души. 

- Вы организатор детского конкурса исполнителей романса. Для исполнения романса все-таки необходим какой-то жизненный опыт. Что ребенок может почувствовать в произведениях, где поется о недетских страстях, переживаниях, страданиях?
- За всю историю нашего конкурса там были совершенно гениальные дети. Они настолько тонко передают в романсах свои чувства, мысли, настроение, что думаешь: откуда что берется? Один 13-летний мальчик исполнял романс Алябьева «Нищая». Эта история о слепой нищей, которая стояла у входа в храм. Когда-то она была знаменитой певицей, но все изменилось... 

При счастье все дружатся 
с нами,
Но в горе нет у нас друзей...
Подайте ж милостыню ей!

Ребенок так прочувствовал судьбу этой женщины, что зрители плакали...
Как романс приравняли 
к религии, водке и контрреволюционной агитации 

- Следите за судьбой своих конкурсантов? 
- Конечно. Наша ассоциация русского романса «Изумруд» организует гастроли, концерты наших лауреатов, поддерживает таланты. И в Казань мы приехали, чтобы и здесь организовать казанское отделение «Изумруда». 

- Для чего певцам объединяться?
- У артиста, особенно начинающего, всегда возникают вопросы с организацией гастролей, аренды зала, рекламы, сбора публики. Решение всех этих вопросов мы берем на себя. А еще объединение необходимо, чтобы исполнители романсов из разных регионов могли знакомиться друг с другом, общаться, создавать совместные проекты. 
К сожалению, сегодня романс вынужден жить по законам шоу-бизнеса. А это совершенно неправильно! Романс - совсем другой жанр, и к нему необходим совсем другой подход, необходима поддержка государства. У нас, к сожалению, такой поддержки нет. 

- Интерес к романсу растет?
- А он и не падал никогда. Мы только что были на конкурсе в Череповце. Так получилось, что до Череповца ехали в одном вагоне с молодыми ребятами. Оказалось, они - романсовые фанаты и уже несколько лет подряд специально приезжают из Москвы в Череповец и на Волгу, чтобы послушать романсы, конкурсные соревнования.

- В истории романса были разные периоды...
- Романс был популярен всегда, правда, музыкальные критики, академические вокалисты относились к нему несерьезно, свысока. Но романс никому не мешал и занимал свою нишу. С приходом советской власти многое изменилось. Весной 1929 года в Ленинграде состоялась Всероссийская музыкальная конференция, на которой было принято официальное решение: «запретить романс, так как наряду с религией, водкой и контрреволюционной агитацией музыка «этого типа», заражая рабочего нездоровыми эмоциями, играет не последнюю роль в борьбе против социалистического переустройства общества». Исполнители романсов вынуждены были перестраиваться, петь другие песни. Кто-то из них спился, кто-то умер, Бориса Прозоровского посадили, Вадима Козина посадили... Но народ все равно пел романсы. 

«Советские люди должны петь другие песни!»

- Интересно, в чем умудрились найти вред романса?
- Как в чем? Например, вы только вслушайтесь: 

Дышала ночь восторгом 
сладострастья,
Неясных дум и трепета 
полна;
Я вас ждала с безумной 
жаждой счастья,
Я вас ждала и млела у окна...

Что это такое?! Какое сладострастье?! Какие такие думы неясные? Какая жажда счастья?! Советская женщина не могла млеть у окна! 

Или: 
Наливайте бокалы полней.
Позабудем о жизни тяжелой!
И под звуки гитары моей
Вам покажется жизнь 
веселей!

- Да это прямая пропаганда пьянства, ухода от социалистической действительности!
- Правильно. А «Умру ли я, ты над могилою гори, сияй, моя звезда...» - это упадничество! А «Утро туманное, утро седое, Нивы печальные, снегом покрытые...» - что это такое?! Это неоптимистично! Так нельзя! Счастливые советские люди должны петь другие песни:

Нас утро встречает 
прохладой, 
Нас ветром встречает река.
Кудрявая, что ж ты не рада, 
Веселому пенью гудка?

Не спи, вставай, кудрявая, 
В цехах звеня,
Страна встает со славою 
Навстречу дня!
Вот как надо!

- А современные авторы пишут романсы?
- Еще как! На нашем романсовом конкурсе «Классические розы» имени Игоря Северянина в Череповце есть постоянная номинация «За лучшее сочинение на стихи И.Северянина». За 11 лет композиторы создали более 500 романсов на стихи поэта, среди них есть произведения дивной красоты. Но этого, к сожалению, не показывают по телевидению. Там сразу говорят: «Не наш формат!» Сейчас мы разрабатываем интернет-проект, чтобы романсы услышали как можно больше людей. 

- Вы часто выступаете за рубежом. Как воспринимают русский романс иностранцы?
- Публика разнородная. Во-первых, это эмигранты. Я много общался с эмигрантами разных поколений и понял, что они там, вдали от родины, чувствуют себя больше русскими, чем мы здесь. 
Другая часть зрителей - это те, кто в той или иной степени понимает русский язык. А еще одна часть - те, кто не понимает языка, они приходят на концерт за экзотикой. Слушают очень заинтересованно, уважительно и после выступления расспрашивают, о чем эти романсы, задают вопросы о России, наших поэтах, композиторах. 

И смех, и слезы

- Наверняка во время концертов происходили курьезные случаи? 
- Таких случаев много, я их даже коллекционирую. Например, я раньше часто выступал в гусарском мундире. Это точная копия мундира рядового Гродненского гусарского полка 1809 года. После концерта подходит ко мне восторженная дама: «Хочу сделать вам комплимент». - «Да, очень приятно». - «Вы знаете, у вас...» Я думаю, она скажет: «...такой замечательный голос, репертуар...» А она: «У вас такие потрясающие сапоги!» Видимо, разочарование на моем лице было настолько явным, что она растерялась: «Нет-нет, и голос тоже!» Я рассмеялся: «Ну уж нет, если вам понравились сапоги, значит, сапоги...» 
Или еще один забавный случай. В далекие 90-е годы был у меня концерт в подмосковном селе. Подходит девушка лет 18: «Спасибо вам большое!» Думаю: «Все-таки неправильно говорят, что молодежь у нас плохая. Если молодежь любит поэзию, музыку, значит, не все потеряно». А девушка продолжает: «Какой для нас праздник устроили! Ведь у нас в деревне ничего нет: ни дискотек, ни библиотек, телевизор не всегда работает... Ладно, хоть вы приехали!»

- Надир Анварович, вы автор двух книг. Легко было попробовать свои силы на писательском поприще? 
- Мне это интересно. Первая моя книга-альбом «Боги сцены Российской империи. Жизнь на подмостках и за кулисами» была издана в 2004 году в рамках издательско-информационной программы правительства Москвы. Это не музыковедческое научное исследование. Это рассказ о людях, посвятивших жизнь музыкальной сцене. Каждый очерк основан на подлинных документах, мемуарах, воспоминаниях современников, внуков, правнуков легендарных исполнителей. В книге собрано около 300 редких архивных фотографий. Этот альбом весом в 1,5 килограмма сразу стал библиографической редкостью. Вторая книга - «Неизвестная музыка дворянской России», это рассказ об авторах романсов XIX - начала XX века. В комплект вместе с книгой входит диск с записью 28 романсов. 

- Продолжение следует?
- Мне поступило предложение от одного очень известного издательства написать книгу о легендах русского романса. Надеюсь, проект будет осуществлен.