Татарстан всегда был новатором в градостроительстве

Венера Якупова, главный редактор газеты «Казанские ведомости»:
- Мы рады, что вы приняли приглашение участвовать в круглом столе. Вы - настоящие профессионалы, которые непосредственно участвовали в создании архитектурного облика современной Казани, поэтому ваше мнение о вчерашнем, сегодняшнем дне нашего города и перспективах его развития очень важны и интересны.
Ирина Дябилкина, начальник управления архитектуры и градостроительства Казани:
- В начале беседы хотелось бы вспомнить, как развивалась история архитектуры нашего города в советский и постперестроечный периоды. Это были непростые времена, которые оставили свой след в облике Казани. Безусловно, 1000-летие Казани, Универсиада дали мощный толчок для развития города.
Фарида Забирова, эксперт государственной историко-культурной экспертизы МК РФ, советник РААСН, заместитель председателя Татарстанского республиканского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ТРО ВООПИиК):
- Казань относилась к категории древних городов России даже по исследованиям советских времен. Сейчас это один из крупных древнейших городов с тысячелетней историей, таких среди крупных исторических поселений, возникших до 1500 года, только 19. Территория города Казани с 1913 года увеличилась в 20 раз.

В историческом центре города сложилась своеобразная архитектурная среда, в которой переплелись Восток и Запад, татарская архитектура с русским акцентом, а русская - с татарским, мечети соседствовали с православными храмами. В советский послевоенный период возник интересный архитектурный стиль - смешение классицизма и национальных мотивов. Татарстан стал теоретической и практической площадкой, где исследовались вопросы национального и регионального в архитектуре. Наш город всегда был новатором в градостроительстве, и его опыт распространялся по всем регионам страны. 

Казань была третьим городом России, в котором реализовался регулярный план в XVIII веке. Тогда, в 1783 году, была впервые создана служба казанского губернского архитектора, которую возглавил Василий Иванович Кафтырев, ученик Д.В.Ухтомского. В Казани разработаны одни из первых правил землепользования и застройки в 1998 году. 

В 1996 году в Казани началась реализация программы ликвидации ветхого жилья. Затем подготовка и проведение празднования 1000-летия основания Казани, включение комплекса «Казанский Кремль» в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, подготовка города к проведению Универсиады, чемпионата мира по футболу, других «мега-ивентов». Последние 80 лет все эти мероприятия были бы невозможны без огромной методичной организационной работы управления архитектуры и градостроительства.

Знаете, в этом году мы проводили опрос казанцев. Спрашивали, какие здания, построенные за 100 лет, горожане считают для Казани знаковыми? Результат интересный. На первом месте оказалось здание цирка. На втором и третьем местах - здание театра оперы и балета им. М.Джалиля и мечеть Кул Шариф. 

Великое переселение казанцев 

- Программа ликвидации ветхого жилья стала эпохальной для казанцев…
Ильдус Асадуллин, советник гендиректора по архитектуре ГУП «Татинвестгражданпроект», заслуженный архитектор РТ, почетный архитектор РФ: 
- Это было эпохальным событием не только для Казани. Такой грандиозной программы по переселению горожан из трущоб в благоустроенные квартиры в России еще не было. Я тогда работал председателем Госстроя РТ, и мне довелось готовить исторический указ Президента Татарстана о ликвидации ветхого жилья. В проекте указа программа называлась «Ликвидация ветхого жилья и реконструкция исторического центра Казани». Мы предлагали эти две проблемы решать в комплексе. Но, к сожалению, вторая часть на каком-то этапе из проекта программы исчезла. И средства распределялись неравномерно: активно застраивались Горки, Квартала, а центр реконструировался без учета сохранения исторического наследия, поскольку отсутствовали и проекты планировки центра, и сервитуты на конкретных территориях. Вот главное, к чему мы пришли к началу 90-х. 

Венера Якупова: К программе ликвидации ветхого жилья можно относиться по-разному. Большое количество казанских семей получили благоустроенные квартиры. Люди впервые узнали, что такое горячая вода дома, что такое своя ванная… 

Фарида Забирова: 8 тысяч семей переселились в квартиры с удобствами. Но были казанцы, которые отказывались переезжать из ветхого жилья в центре в новостройки на окраине. Была и другая проблема, с которой мы столкнулись, - сохранение зданий в центре города. Дело в том, что по программе все деревянные дома автоматически были внесены в список аварийных зданий, предназначенных для сноса. Не важно, памятник это архитектуры, не памятник, - все аварийное жилье под снос. Мы осмотрели каждый дом, выявили 23 памятника архитектуры и 276 зданий, формирующих историческую среду города. В то время законодательные механизмы сохранения ценных объектов исторической среды еще не были разработаны, и мы утверждали их списки решениями исполкома Казани, разрабатывали комплекс мероприятий. 

Именно Главное архитектурно-планировочное управление во главе с Муниром Агишевым спасало от разрушения Александровский пассаж. Было принято решение исполкома черноозерский блок этого уникального памятника архитектуры снести. Мы сидели в пассаже с 1981 года живым щитом и буквально своими телами спасли здание от полного уничтожения. 

«Мы боролись за каждое здание в центре»

- Насколько архитектор может повлиять на ход строительства объекта по своему проекту? 
Герман Бакулин, заслуженный архитектор России и Татарстана, главный архитектор проектов ГУП «Татинвестгражданпроект»: 
- Архитектор согласовал проект для строительства. Конечно, он хочет, чтобы все получилось так, как задумано. По этой причине главный архитектор города требует соответствия эскизного проекта тому, что построено на участке.

Все изменения, возникающие по инициативе заказчика или строителей, необходимо согласовывать дополнительно. Это серьезно повышает качество  реализации архитектурных проектов.

На памяти несколько примеров, когда заказчики при реконструкции некоторых объектов, построенных в 70 - 80-е годы, хотели переделать архитектурное решение по новой моде. К нашей радости, Татьяна Георгиевна Прокофьева, которая была главным архитектором Казани, в поддержку проектировщиков четко заявила: «Архитектуру советского периода будем сохранять».

Фарида Забирова: Да, мы выявляем архитектурные объекты советского периода, включаем в установленном порядке в список выявленных объектов культурного наследия, их 23. Они оказались самыми уязвимыми. Заказчик делал с ними все, что хотел. Но эта архитектура - это тоже наша история. Мы боролись за каждое здание в центре. Например, по проекту под кремлевской стеной по улице Батурина, напротив здания, которое сейчас занимает Институт истории АН РТ, должен был строиться трехэтажный гараж, и он был уже согласован. Казалось, шансов спасти историческую территорию от превращения ее в гаражный кооператив не было. Мы при участии ЦС ВООПиК, МК СССР отбили эту территорию. В 1980-е был разработан проект планировки района восточнее кремля. По этому плану практически полностью расчищались и выравнивались 72 гектара земли до Фуксовского сада. Это ради эспланады для двух демонстраций в год. Мы проектом зон охраны памятников Казани, утвержденным Советом Министров ТАССР в 1988 году, закрыли такую возможность. 

Разработка этого проекта по заказу ГлавАПУ институтом «Ленгипрогор» с участием сотрудников нашего сектора охраны памятников тоже была большим достижением. Это был проект, перпендикулярный многим строительным намерениям.
К тому же наш сектор с самого начала работы занимался изучением территории Казанского кремля. И когда началась работа по подготовке документов для включения кремля в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, у нас уже была готовая, научно обоснованная концепция. 

- Есть ли какие-то ограничения по использованию исторических зданий? 
Фарида Забирова: Да, это регулируется и контролируется управлением архитектуры и градостроительства, выдается ГПЗУ (градостроительный план земельного участка), потом согласовываются проекты. У нас в Казани система «ручного управления» на территории исторического поселения «Казань» (в границах Казани 1913 г.). Это многоступенчатая процедура согласования значимых проектов: сначала рассмотрение проекта на градостроительном совете, потом на межведомственной комиссии у мэра Казани, потом у Президента Татарстана. Это серьезное сито, через которое просеиваются проекты и анализируются на предмет адаптации их к исторически сложившемуся контексту, а не только соблюдение нормативных требований.

Пешеходные улицы - это другое измерение 

Герман Бакулин: К 1000-летию Казани в нашем городе были отреставрированы многие исторические здания, появилась плеяда новых интересных архитектурных объектов, которые украшают город, создают новые виды, панорамы. Все это помогает Казани приобрести столичный вид. 

Ильдус Асадуллин: У нас есть талантливые архитекторы. Но этого мало. Не было бы 1000-летия Казани, не было бы Универсиады - не было бы ничего. Эти события международного масштаба привлекли в Казань грандиозные инвестиции. Появились деньги, появились современные строительные материалы, которые расширили возможности архитекторов. 

Венера Якупова: А еще именно в то время появилась первая пешеходная улица Баумана, первые общественные пространства... 

Ильдус Асадуллин: Пешеходные улицы - это не так просто, как может показаться. Дело же не в том, какой плиткой выложить тротуар, какие фонари и лавочки поставить. На пешеходной улице должен быть постоянный поток людей. И главное, надо умело направлять этот поток от одного объекта к другому, чтобы людям было интересно пройтись пешком, посидеть в кафе, заглянуть в магазины, выставочные залы… На улице должна кипеть жизнь и летом, и зимой. У нас пока с этим проблемы. 

Николай Васильев, советник министра строительства и ЖКХ РТ, заслуженный архитектор РТ, почетный архитектор РФ: 
- При проектировании пешеходных улиц необходимо учитывать как функционально-планировочные особенности, так и особенности восприятия пространства пешеходом. Пешеходная зона всегда образуется в результате сочетания крупных торговых магнитов и небольших, но разнообразных объектов обслуживания. Используются особые архитектурно-градостроительные приемы. Когда идешь по пешеходной улице, оцениваешь иной масштаб, детали окружения. На человека воздействует информационно-эмоциональный потенциал ближнего плана. Если едешь в машине, то срабатывает «тоннельный эффект»: масштаб укрупняется, большее значение приобретают крупные выразительные формы и отдаленные ориентиры. Это обязательно надо учитывать. Поэтому, чтобы город был гармоничен, необходимо грамотно применять принципы визуальной ориентации.

Градостроительные ошибки - это тормоз

- Казань растет, это усложняет планирование? 
Фарида Забирова: Могу привести несколько цифр. По Генеральному плану 2007 года территория Казани увеличилась на 80%, это был экстенсивный подход территориального развития. Это произошло как раз за счет присоединения поселков. И при этом по всем показателям: природоохранным, ГО ЧС, санитарным нормам - там накладываются ограничения - ничего нельзя делать. Кадастровую карту накладываешь - общественные пространства и территории различных собственников. Чтобы что-то проектировать, нужно согласование с каждым собственником. А есть территории объектов культурного наследия, где несколько собственников, причем разного подчинения - муниципального, республиканского, федерального. Как все это согласовывать? 

Николай Васильев: К сожалению, во многих случаях мы пожинаем горькие плоды деятельности комитетов по земельным ресурсам и земельной реформе, которые на определенном этапе опережали градостроительное осмысление последствий ускоренной распродажи земельных участков. Поэтому сегодня проектировщикам приходится подстраиваться под планы уже зарегистрированных участков. Бывает, что на Градостроительный совет в Казани выносятся объекты, где конфигурация участка не позволяет осуществить строительство без ущерба для соседей. 

Ильдус Асадуллин: Интересно, что ошибки в архитектуре видят все. А вот градостроительные ошибки, которые сначала незаметны, накапливаются и потом тормозят развитие города. Поэтому при проектировании надо смотреть вперед. А мы при проектировании зачастую решаем потребности сегодняшнего дня, забывая, что город растет, развивается. 

Спальному микрорайону тоже необходим образ 

- Особая тема - спальные районы. Интересно узнать ваше мнение о новых жилых комплексах, которые как грибы растут на окраинах Казани... 

Фарида Забирова: Новые жилые комплексы интересные, об этом говорят многие гости нашего города. Но надо продолжать линию, которую начали наши учителя, - проектировать, учитывая региональные особенности. Речь не о том, чтобы раскрашивать фасады в разные цвета и покрывать национальными орнаментами, увеличенными с рисунков вышивок и кожаных сапог. Это должно быть сочетание глубинных традиций и новых строительных технологий. 

Николай Васильев: Необходимо стремиться к тому, чтобы у каждого жилого микрорайона был свой неповторимый стиль. А пока проведите эксперимент: поезжайте, например, в Санкт-Петербург, куда-нибудь на окраину или в спальный район любого другого города. Там увидите точно такие же жилые дома, что и в Казани. Все они настолько похожи друг на друга, что не сразу можно понять, где вы находитесь. 

Герман Бакулин: Центр Казани - универсальная, многофункциональная зона. А вот с периферийными районами у нас, действительно, проблемы. Да, можно порадоваться, что мы имеем такие жилые комплексы, но они безликие. В каждом микрорайоне надо создавать какой-то свой образ, чтобы там был свой культурный, деловой, спортивный, торговый центр, комфортные общественные территории. Необходимо находить средства, чтобы гуманизировать эти территории. Если бы мы достигли этой цели, то значительно сократились бы транспортные нагрузки. Зачем куда-то ездить каждый день, если все есть в шаговой доступности? 

Строить не дома, а среду обитания

Николай Васильев: Следует признать, что советская школа градостроительства имела много положительных моментов в организации общественного пространства. Застройка изначально планировалась комплексно. При всей монотонности типового строительства архитекторы понимали, что среда должна быть соразмерна человеку, чтобы она его не подавляла. С началом перестройки государственный контроль за градостроительной деятельностью ослаб. В условиях рынка застройщики меньше стали думать о качестве среды обитания для людей, а ориентировались на квадратные метры сданной площади. Многоэтажки с заасфальтированными дворами-колодцами, машины, шум, гам. Кто хотел бы жить в таком дворе? Сегодня рынок жилья в Казани уже насыщен такими квартирами. Это сегодня уже понимают девелоперы.

Но надо смотреть на шаг вперед. Казань становится центром агломерации, а это совсем другие отношения, другие градостроительные проблемы, которые необходимо решать еще до их наступления. Без анализа взаимодействия «город - пригород», без учета новых требований к жилой среде можно совершить ошибки, которые трудно и дорого будет исправить.

Раньше полагалось 12 квадратных метров жилплощади на человека, и другого было не дано. Но сегодня совсем другие времена: человек сам может выбирать, где ему жить, в каких условиях. Так включается конкурентная борьба между регионами. Наши соседи тоже разрабатывают свои стратегические жилищные программы. И если там приобретать жилье будет выгоднее и оно окажется качественнее, комфортнее, то люди будут уезжать туда.

Герман Бакулин: Казань очень выделяется среди других крупных поволжских городов. У города есть особое своеобразие. Это город с уникальным ландшафтом, интересной планировкой. В Казани есть и старинные улицы, и яркие примеры советского градостроительства - проспекты с широкими перспективами, высотными домами. Но мы порой забываем, что людям нужны не просто квартиры, офисы, магазины, торговые центры, а еще и общественные пространства. И не только в центре, но и в жилых районах, которые застроены по схеме начала ХХ века - «город-сад». 

Город есть, осталось выполнить озеленение. Там, где есть благоустройство, озеленение, обслуживание, организованные общественные зоны, значительно повышается качество жизни горожанина.

Ирина Дябилкина: Спасибо вам за вашу любовь к Казани, неравнодушие к судьбе нашего города.

Архитектурно-планировочное управление при городском отделе коммунального хозяйства было создано 1 января 1939 года на основании протокола №59 заседания Президиума Казанского городского Совета рабочих и красноармейских депутатов от 23.11.1938. На данный момент муниципальное казенное учреждение «Управление архитектуры и градостроительства Исполнительного комитета муниципального образования г. Казани» - самое крупное управление в структуре исполкома Казани. Оно состоит из 23 отделов, объединенных в 4 блока: оформление земельных участков под строительство, выдача разрешительной документации на проектирование, согласование инженерных сетей и иные вопросы городского развития, охрана объектов культурного наследия, городской дизайн, установка памятников и арт-объектов и др. Один из важнейших - блок главного архитектора города, который отвечает за комплексное развитие территории, развитие общественных пространств и транспортной системы, разработку генплана, проектов планировки и в конечном итоге - за создание комфортной среды для проживания.