Живет Антонина Васильевна в уютной и светлой квартире, которую она получила как вдова ветерана войны. Всегда готова прийти на помощь любимая внучка Аня, не забывают правнуки. Навещают бывшие коллеги-учителя из школы №30 (сейчас гимназия №8), приходят любимые ученицы, которых Антонина Васильевна учила с 1960 года. Она дружна и добра с молодыми соседями, ладит с их детьми. Ее интерес к жизни и любовь к людям вызывают у всех удивление и уважение, хотя жизнь не баловала ее - юность в трудные военные годы, потери близких в мирное время.

«Я родилась в Кайбицком районе. У нас в семье было 9 детей, я самая старшая, с 1923 года. После меня трое ребятишек умерли, а последний родился уже во время войны. Отец, погибший подо Ржевом, так никогда и не узнал, что у него родился еще один сын».

Она помнит все события, происходившие в стране и коснувшиеся ее села: и как крепких работящих крестьян записали в кулаки и выслали строить Магнитку, и как церковь закрыли, и только в случае пожара бил с колокольни набат. «Его звон мы услышали 22 июня 1941 года, когда устроили прогулку всем классом в лес по поводу окончания школы и получения аттестатов». На звук набата они поспешили в село, в свое Ульянково, - вдруг там пожар!? Но нет, над селом ясное небо, и чем ближе подходили к селу, тем яснее слышались то гармонь, то женский плач. Принесли первые повестки из военкомата, и село провожало на войну чьих-то отцов, братьев, сыновей. Ее отца на фронт призвали позже. Сборный пункт Поволжья находился в марийском лесу в Суслонгере. 

«Я, как и другие женщины, навещавшие своих близких, приезжала к отцу, помогала ему чем могла. Там и рассталась с отцом, чтобы больше никогда не увидеться, - вспоминает Антонина Васильевна. - Мой фронт был здесь, в селе. У мамы на руках грудничок, а я работала куда бригадир пошлет, везде, где не хватало рабочих рук: жать, связывать снопы, скирдовать, веять, ссыпать в мешки, грузить на подводы. Я знала холод, голод и нужду. Под зиму был призыв копать окопы. Мерзлая земля с трудом поддавалась лопатам в женских руках». 

В 1942-м пришла похоронка на отца. В 1944 году ей предложили стать учителем в ее родной школе-десятилетке, где тоже не хватало педагогов: кто на войне, кто на трудовом фронте. «Опыта у меня никакого, но как и чему учить ребят с 1-го по 4-й классы, я представляла. А классы у нас были большие, по 30 человек, и первых классов было два. Это не я выбрала профессию, а профессия выбрала меня, - говорит Антонина Васильевна. - Рядом оказалась коллега, окончившая педучилище, она мне помогала, а потом, в конце войны, я поступила в Казанский педагогический институт на заочное отделение. Два раза в год ездила на сессию». 

После войны она вышла замуж за фронтовика, лейтенанта Ивана Решеткина. Он стал кадровым военным и на место его новой службы на границе с Китаем в 1950 году они поехали вместе. «Ситуация, когда границу переходил враг, не раз случалась за время нашего там пребывания. В 1960 году наша семья с сыном и дочкой, родившимися на Дальнем Востоке, вернулась в Казань. В роно мне предложили работу в школе №44 и сначала дали третьеклассников, а потом место географа освободилось.

Именно там познакомилась я с классом, ученики которого до сих пор не забывают меня», - с гордостью говорит Антонина Васильевна.

«Она для нас была как мама, - вспоминает Раиса Хамидуллина (по мужу Баркова), с которой мы пришли к Антонине Васильевне в гости. - Дети в школе были разные, многие из трудных семей. Всех она нас сдружила. Класс достиг хороших результатов в учебе, и нас наградили поездкой по нефтяным районам Татарстана. Целых десять дней похода, вместе у костра, с рюкзаками. Посетили зарождающийся Нижнекамск, были на Заинской ГРЭС. Нам с ней всегда было интересно - и на уроках, и в поездках».

В этой школе Антонина Решеткина была еще и завучем. Потом перешла в школу №30, в которой проработала до пенсии. «Мы, ее ученики, с большим трепетом, уважением и восхищением ждем каждую нашу встречу, - продолжает Раиса Хамидуллина. - Благодарны ей за ее труд Учителя, она всегда была заботлива и участлива к каждому из нас. Рядом с ней ощущаем себя ученицами и с интересом слушаем о том, какими мы были. Нам тоже приятно делиться с ней рассказами о своих семьях и внуках, о событиях в стране, о реформе образования. Она всем интересуется, а мы удивляемся ее жизнелюбию и открытости для всех и чувствуем, что ей это общение нужно и важно».

Антонина Васильевна перебирает фото из старого семейного альбома. «Вот моя мама, она прожила 96 лет, вот мой муж Иван. А это ваш класс», - показывает она Рае общую фотографию класса и называет всех учеников по имени и фамилии. Сколько историй хранит память! 

«Кого больше помните? - спрашиваю я ее. - Хороших учеников или тех, кто доставлял больше хлопот?» «Больше помню чудных, - говорит Антонина Васильевна. - Помню Петю Осина с его щемящим вопросом, который он задал после Победы: а теперь хлебушек будет? Помню Колю Федорова - он все время сбегал с уроков, был трудным. Но мы приложили с активом класса все силы, чтобы он окончил восьмилетку. Мать его радовалась этому, как будто он академию закончил. Перед армией зашел ко мне и тоже сказал «спасибо». Зашел как-то в морской форме Ринат: я, говорит, на корабле в кругосветку ходил и убедился, что действительно плохо живется народу в Африке, все правда, что вы нам рассказывали». 

«Что бы вы хотели пожелать сегодняшним школьникам?» - озвучиваю я заготовленный заранее вопрос. «Вырасти настоящими людьми, Родину любить, добрыми быть друг к другу. Еще большой любви к людям, родителям и беречь чувство, которое принадлежит только двоим, не разменивать его. А секрет профессии учителя - любовь к детям. Во все времена можно найти подход к ним, хотя каждое время накладывает свой отпечаток, но любовь, внимание и уважение к личности всегда раскрывают в человеке лучшие качества. Больше всего я ценю общение со своими учениками, оно было всегда в моей работе и рада, что не кончается до сих пор».