Казанский ТЮЗ представил свою версию «Капитанской дочки». Именно премьерой этого спектакля театр открыл свой 87-й сезон. В зале - аншлаг. История любви Маши Мироновой и Петра Гринева на фоне народного бунта оказалась современной и актуальной. 

- Сейчас немало театров ставят «Капитанскую дочку». Наверное, это не случайно. Время само выбрасывает наверх какие-то произведения, и почему-то они становятся актуальными в определенные периоды. Мы хотели поговорить со зрителями о вечных человеческих ценностях: чести, достоинстве, благородстве, о конфликте и непонимании между молодым и старшим поколениями, - рассказал в беседе с журналистами режиссер спектакля Ильгиз Зайниев. 

- А вы видели другие версии инсценировок «Капитанской дочки»?
- Смотрел в интернете эпизоды из спектаклей, фотографии, но только для того, чтобы не повторяться. Во многих тех спектаклях присутствует рассказчик, потому что у Пушкина эту историю рассказывает сам Петр Гринев. У нас рассказчика нет. Мы не изменили ни одного слова в тексте Пушкина, но ушли от его формы дневников. 

- В вашем спектакле очень неоднозначный образ Пугачева…
- А он и у Пушкина неоднозначный. Если посмотреть на историю Пугачева, он же преследовал благие цели. Пугачев хотел дать людям свободу, счастье, справедливость, но раскачал такую махину народного бунта - бессмысленного и беспощадного… Ему стало понятно, что обуздать эту страшную силу он не сможет и что сам погибнет в этой мясорубке. Он осознал, что спасти весь мир не удастся, но отдельного человека спасти всегда можно. А этим можно спасти и свою душу. Поэтому он и цепляется, как за спасительную соломинку, за юных влюбленных и спасает их жизни и любовь.