Пятнадцать килограммов стихов

В Казани вновь побывал Евгений Евтушенко.

- С Эдуардом мы познакомились очень давно, на первомайской демонстрации. Он пригласил меня в гости, чтобы я почитал стихи его жене. С тех пор мы дружим семьями, - сказал Евгений Александрович. - В мае я принял экзамены у своих студентов в Америке и прилетел в Россию. За месяц провел 25 творческих встреч в разных городах. Одну из них в Ставрополе, том самом Дворце культуры, где на следующий день после моего выступления прогремел взрыв. Несмотря на плотный график выступлений и встреч, я с радостью принял предложение приехать в Казань.

- Евгений Александрович, когда выйдет ваша уникальная антология «Десять веков российской поэзии», над которой работаете уже много лет?

- Сигнальный экземпляр первого тома уже вышел. Сейчас готовится его издание большим тиражом. Антология состоит из пяти томов. Они объемные и весомые - каждый весит по три килограмма.

- Как выбирали произведения для антологии?

- Это моя антология. Поэтому я могу себе позволить включать в нее столько стихов того или иного поэта, сколько захочу. Там всего двумя строчкам представлен Владимир Гиляровский. Дядя Гиляй не был поэтом, но он написал гениальное двустишие: «В России две напасти: внизу - власть тьмы, а наверху - тьма власти». Для меня самого было неожиданным, когда в антологию вошло много произведений Анны Ахматовой и Марины Цветаевой - примерно по 60 стихов. А многие поэты представлены всего одним-двумя. Еще здесь впервые собраны лучшие произведения белоэмигрантских поэтов.

- У вас есть еще один интересный проект - вы перевели «Слово о полку Игореве». Как возникла идея?

- Этот перевод - одна из труднейших и серьезнейших для меня задач. Мне показалось, что я разгадал загадку «Слова о полку Игореве». Убежден, что «Слово» когда-то было цензуровано. Там есть смысловые провалы, пустоты в тексте и очень странный финал. Князь Игорь, несмотря на предупреждения мудрых людей, отправился в поход. Он потерял людей, был в плену, но когда вернулся в Киев, там в его честь бьют во все колокола и славят Игоря. Я чувствовал, здесь чего-то не хватает. По законам музыкального и литературного произведения в них всегда существует какая-то связующая тема. В самом начале «Слова» возникает тема белых косточек, рассыпанных по степям. Безымянных косточек людей, которые погибли в бессмысленных битвах. Эта тема обязательно должна была возникнуть в конце. Я понял, после каждого восклицания «Слава!» и удара колоколов должно идти, как и в начале, перестукивание этих косточек, символизирующих скорбь людей, потерявших в боях своих близких. Я получил несколько писем от ученых, специалистов, оказалось, что это вполне реальная версия.

- А почему «Слово» подверглось такой цензуре?

- «Слово» было представлено на первом княжеском съезде, когда князья собрались, чтобы объединиться во имя Руси. Видимо, в тот момент они решили, что лучше болезненную тему гибели дружины Игоря не трогать. «Слово» было поправлено, а подлинник уничтожен или хорошо спрятан, раз оригинал не нашелся. До нас дошли только переписанные копии. Это лишь моя гипотеза, но мне кажется, она близка к истине.

Три факта из жизни Евгения Евтушенко

1. Вышел в свет сборник «Весь Евтушенко». В нем 11165 страниц. Весит этот том 2 кг 800 г. По словам Евгения Александровича, при подготовке издания он недрогнувшей рукой отправил в корзину примерно 70% «самого искреннего мусора».

2. Поэта часто спрашивают, почему он так ярко и пестро одевается. Евгений Александрович отвечает: в детстве он видел только черные ватники заключенных и солдатское хаки. С тех пор любит праздник красок и в одежде, и в галстуках.

3. В 60-е годы всемирно известный режиссер Пазолини предложил Евтушенко сыграть в его фильме роль Христа. Но поэту не разрешили выехать из СССР на съемки, даже несмотря на то, что режиссеры Феллини и Антониони написали письмо Хрущеву, где обещали, что роль Христа будет трактоваться исключительно в марксистском духе.

КВ
Лента новостей