Дочь за отца...
news_header_top_970_100

Дочь за отца...

- Мама, я замуж выхожу! - лицо Наташи выражало странную смесь решимости, робости, тревоги и надежды.

Татьяна Петровна, конечно, догадывалась, что у дочери кто-то появился, - какая-то она загадочная и задумчивая ходила в последнее время, но почему-то не думала, что это всерьез. Оказалось, ошиблась.- Может быть, ты познакомишь меня со своим избранником до свадьбы? - деликатно попросила она. - Хотелось бы все-таки узнать, что это за человек.
- Конечно же! Он к нам завтра вечером придет, - Наташа опасалась возражений, дескать, зачем тебе это надо, но тут выдохнула с облегчением: мама, кажется, была настроена конструктивно и доброжелательно. - Да ты, кстати, его отца должна знать, он из нашей деревни, - добавила она.- Это кто же?  - живо заинтересовалась Татьяна Петровна.
- Дядя Слава, сын тети Клавы, которая за мостом жила.- Постой, постой, постой... - мать даже начала заговариваться от волнения. - Ты что, за Костика Кузьмичева замуж собралась?!
- Ну да...- А отец-то знает?!
- Нет еще, сперва решили с тобой поговорить, - дочь смотрела с непонимающим удивлением. - А что ты так разнервничалась?- Нет, нет, ничего, все нормально,- пробормотала Татьяна Петровна, но противный холодок пополз по спине и сердце  застучало в висках...Детям трудно представить, что их родители когда-то были молодые и у них тоже кипели страсти. Но это было, и никуда от этого не деться. И костер этот, как правило, до конца никогда не гаснет - так, угольки только пеплом покроются, но подуй - и вспыхнет все былым огнем.И Татьяну Петровну когда-то звали не по имени-отчеству, а просто Таней. И была она тогда не умудренной респектабельной дамой, а простой деревенской девчонкой. И первая любовь у нее тоже была. Как раз этот самый Славка, отец потенциального жениха ее дочери. Парень был видный, веселый, на три года старше, только что с флота вернулся, поэтому щеголял в красивой матросской форме, всем деревенским ребятам на зависть. Встречались они у колодца, когда в доме все спать укладывались. И луна светила только им, и яблони цвели только для них. И пожениться они тоже собирались. Только закончилось все у них... И живо вспомнила она тот вечер, когда их вдвоем заметил ее отец. Увидел, застыл весь в напряжении, казалось, глазам своим поверить не может, хотя вроде что в этом такого - восемнадцать лет дочери исполнилось. Они даже убежали, смущенные, молодые и счастливые. А на следующее утро - она на заднем дворе сено ворошила - подошел к ней отец, осунувшийся, с кругами под глазами, и сказал, что нельзя ей со Славкой встречаться. Долго не хотел объяснять почему, но в итоге с мукой вымолвил, что сын ему Славка. А они, стало быть, брат с сестрой. И мелькнуло еще у Тани в голове веселое изумление - а ведь действительно, что-то есть общее, похожи, особенно если усы у папы сбрить. Но потом страшный смысл этих слов дошел до нее полностью. Что было дальше, она даже и не помнит, все как в тумане. Помнит только, что, захлебываясь слезами, стучала своими кулачками в грудь отца и все повторяла: «Как ты мог, как ты мог?!» А он только гладил ее по волосам и ничего не говорил. Да и что тут скажешь? Мы сейчас уже плохо представляем себе, что творилось сразу после войны. Это только так кажется: отгремели бои, вернулись солдаты домой и началась в стране мирная и счастливая жизнь. Все не так просто. И дело даже не только в том, что страну надо было восстанавливать из руин, поэтому с бытовой точки зрения жизнь как была трудной, так трудной и осталась, разве что ужас похоронок ушел. Дело еще в том, что мужиков банально не хватало. Мало их осталось в живых, очень мало. Гораздо меньше, чем женщин. А личную жизнь хотелось устроить всем...Многие мужики тогда погуливали. Законные жены, как правило, закрывали на это глаза, чтобы кормилец совсем не ушел. И кто тут виноват? И у кого поднимется рука бросить в них камень?! Нередко и дети вне брака появлялись. Обычно к незаконнорожденным на Руси относились очень сурово, но не тогда. Слишком уж ситуация тяжелая была - чуть не половина женщин в самом расцвете сил остались солдатками, так что общество на время забыло о строгой морали, смотрело на все сквозь пальцы. Вот и Славка рос без отца, даже не знал, кто он.Понятное дело, случившееся стало шоком для обоих.На следующий день Таня уехала в город. Окончила училище, поехала по комсомольской путевке в Забайкалье - подальше от родного дома, поступила в финансовый институт заочно. Личная жизнь, впрочем, так и не заладилась. Вышла замуж, когда ей было глубоко за тридцать, да и то, похоже, лишь для того, чтобы дочку родить. Вскоре развелась. После развода решила вернуться на родину, но не в родную деревню - осела в Казани. Славка тоже вскоре уехал. В Казани нашел себе работу хорошую, затем женился, дети пошли... Казалось бы, все как у людей - живи и радуйся. Только радости в его глазах как раз и не было.  Со временем умерли родители и у Тани, умерла мама и у Славы. Но друг с другом они так больше и не разговаривали и наедине не встречались. Пару раз виделись в деревне на каких-то праздниках, пару раз столкнулись на улице в городе - и все.И вот теперь их дети хотят повторить судьбу своих родителей...Через общих знакомых нашла Таня телефон Славы. Позвонила, объяснила ситуацию. Решили встретиться...В кафешке было душно. Долго молчали, лишь с грустью смотрели друг на друга.  Наконец Таня начала разговор:
- Так что будем делать, Слава?Слава глубоко вздохнул.
- А ничего не будем делать. Если любят друг друга - пусть женятся. Родственники по крови они не такие уж и близкие - двоюродные. Во всем мире такие браки случаются сплошь и рядом. Так что будем надеяться на милость Всевышнего. Он немного помолчал, а затем добавил:
- Это все ложь, что дети за отцов не отвечают. Отвечают, и еще как. Но мы за грехи наших родителей расплатились по полной. Довольно и наших сломанных жизней. Наши дети уже ни в чем не виноваты. Даже говорить им ничего не будем.Подумав, Татьяна согласилась.
Свадьбу сыграли на славу. Вскоре у молодоженов появились дети: красивые, здоровые и смышленые. Всевышний к ним явно был милостив...