Экзамен по арабскому языку на каирском базаре
news_header_top_970_100

Экзамен по арабскому языку на каирском базаре

Лена Калимулловна Тазиева по образованию филолог. Она 46 лет преподавала арабский, татарский и старотатарский языки в Казанском университете. Жизнь ее была непростой, но интересной и богатой на события.

- Лена Калимулловна, откуда у вас такое необычное для татарской женщины имя?
- Много лет назад часто давали имена, образованные под влиянием революции. Меня назвали в честь Ленина. В те годы подобные имена были довольно распространены, например, мою сестру зовут Лениза (ленинские заветы), а двоюродного брата - Ренат (революция, наука, труд). Еще был у меня ученик Ким (Коммунистический интернационал молодежи).- Скажите, какими языками владеете?
- Родным и очень дорогим для меня языком - татарским, конечно, русским, а еще французским, арабским, старотатарским (тексты татарского языка на основе арабской графики). Ведь в 922 году наши предки булгары приняли ислам и письменность на основе арабской графики, и этот вид письменности использовался у татар до 30-х годов 20-го века. Потом использовалась латынь, а с 40-х годов - кириллица, на которой мы пишем и по сей день. Также некоторое время я изучала персидский. Немецким языком тоже владею достаточно хорошо, примерно как и арабским. Могла бы преподавать и немецкий язык, но все же выбрала арабский и 46 лет преподавала именно его.- Почему вообще вы решили связать свою жизнь с языками?
- Мои родители были глубоко верующими людьми. Они читали намаз, держали уразу. А мне в начале 90-х удалось совершить хадж в Саудовскую Аравию. Моя мама читала на арабской графике, отец владел и арабским, и латинским, и кириллицей, очень красиво писал. Арабская графика казалась мне волшебным миром, когда я была ребенком. В юности хотела стать инженером-строителем или архитектором, даже не думала о том, что заинтересуюсь филологией.После окончания школы стала работать в библиотеке, поступила в библиотечный техникум в Елабуге. Три года проучилась: днем занятия, а вечером работа. Такой порядок был в то время. И вот как-то на четвертом курсе, помню, первого июня, один знакомый говорит мне: «А ты не хочешь поступить в Казанский государственный университет на отделение татарского языка и литературы?» В тот же вечер я собрала вещи, документы и утром поехала в Казань. В один день сдала все четыре экзамена: татарский язык письменно, татарский язык и литературу устно, русский язык и историю. Так и поступила в КГУ, без специальной подготовки.Год проучилась, была комсоргом в группе. Первый курс окончила на отлично, была активисткой. Как-то меня вызвали на кафедру литературы и говорят: «Ректорат хочет послать вас учиться в Ленинград на восточный факультет, на отделение арабской филологии. Советуем вам поехать». Пригласили меня и еще двоих студентов. Вечером поехала домой, в деревню, а утром уже нужно было уезжать. Сказала родным, что завтра еду учиться в Ленинград, даже разрешения не просила, как будто это был уже решенный вопрос. Они не ожидали, что я куда-то поеду. Но Ленинград - город святой для моей семьи: во время блокады отец защищал его. И вот мы приехали в Ленинград, нас никто не встретил, так как учеба уже началась. Мест в общежитии не было… Где ночевать, что делать? Ребята обо мне, конечно, заботились. Меня устроили, а сами на вокзале ночевали. Начали учиться - один на втором курсе, а мы снова на первом, так как получали уже новую специальность. Там нужно было учиться пять с половиной лет, я проучилась три года. В начале четвертого учебного года меня снова приглашают в партком, говорят: «Мы решили направить вас учиться в Египет, в Каирский университет, в школу для иностранных студентов. Вы согласны?» Понимаете, тогда о таком мы и не мечтали! В то время за границу вообще никто не выезжал, даже артисты. Это был 1963 год! Я дала телеграмму домой о том, что уезжаю в Египет. Они не знали, где это (смеется), не поняли, что я поехала куда-то за границу. Вот так год проучилась в Каире, изучала арабскую филологию, слушала лекции профессоров по арабскому языку и арабской литературе. Жила в доме для иностранных студентов с дочкой губернатора Палестины, она училась на отделении журналистики. Жили как в раю: комнаты большие, их для нас убирали, нам стирали белье, три раза в день кормили. За все это в месяц мы платили всего-то 5 фунтов! - На каком языке велись лекции?
- На арабском. После трех лет учебы в Ленинграде мы уже хорошо разговаривали на этом языке и понимали его. Но в Каире разговаривают на египетском диалекте, и он очень сильно отличается от литературного языка. Этот диалект можно выучить только на улицах, базарах, разговаривая с торговцами, общаясь постоянно, слушая местных жителей. Постепенно освоили и местный диалект, может, и не совсем, как арабы и египтяне. Я устраивала сама себе экзамены. Принимали их на базарах (смеется). Продавцы определяют: местная или иностранка. Я шла по базару и останавливалась то там то здесь, заводила разговоры с торговцами не на литературном, а именно на египетском языке. Когда у меня спрашивали: «Вы откуда?», отвечала: «Из Сирии». Если египтяне не очень-то верят сказанному, то делают вот так: «Цок». Тогда уж сомневавшимся я признавалась, что из Советского Союза, наших там уважали. Тогда на юге Египта строилась Асуанская плотина, работали тысячи советских инженеров.Вернулась я на Родину через год для продолжения учебы. Тогда записала на арабском диалекте много анекдотов. Мой научный руководитель посоветовал собрать материал на арабском и на египетском диалектах. Я накупила там много книг, газет, увозила их ящиками.- Когда вернулись в Казань?
- В марте 1966-го, с тех пор и работала в университете. 46 лет преподавала арабский язык, татарский, старотатарский язык на основе арабской графики, спецкурс арабских рукописей и описание татарских рукописей на арабской графике.В основном все эти годы готовила аспирантов, учились у меня также преподаватели и профессора. Они сдавали кандидатский минимум по арабскому языку, ведь без знания арабского заниматься литературой и языком прошлых веков невозможно. Они были очень благодарны.- Я знаю, у вас много известных учеников. Расскажите хотя бы о некоторых.
- Я ведь уже давно преподаю. Учеников много. Бывает, когда Анвар Хайри приходит в лицей, мне говорят: «Ваш бабай пришел!» «Какой бабай? - смеюсь я, - это мой ученик!» Когда-то он учился у меня арабскому языку, очень хорошо усвоил его, а впоследствии и сам стал преподавать. Академик Анвар Хайри недавно выпустил книгу «Повествование о путешествии Ахмеда ибн Фадлана, написанное во время поездки в 921 - 922 годах в Булгарское государство», рассказчиком в которой является секретарь посольства Багдадского халифа. Эти рукописи написаны от руки, их нужно уметь читать, ведь здесь нужно отлично знать как арабский, так и персидский языки. Начальный объем книги составлял 2500 страниц, но мы вместе работали над ней и сократили количество страниц до тысячи (две книги по 500). Причем есть как русский, так и татарский варианты издания. На первой странице этой книги посвящение мне, тут же рядом имеется благодарность и Президенту Республики Татарстан. Но учитель все же стоит на первом месте!Гордость каждого педагога - это его ученики. Вот что сказала о своем учителе Расима Равиловна Шамсутдинова, кандидат филологических наук, доцент Казанского федерального университета, заслуженный работник высшей школы, заслуженный учитель Республики Татарстан:- Эта простая деревенская девочка ради учебы прошла все тяготы жизни. Она, хрупкая, маленькая девушка, чтобы иметь возможность получить образование, была вынуждена пойти работать на железную дорогу. Несмотря на то что была дочерью репрессированного, ее целеустремленность позволила ей поступить в университет. В то время это было очень сложно. Во время учебы в Ленинграде известнейший востоковед Беляев предложил ей остаться у себя в аспирантуре, но она решила вернуться обратно, потому что в тот момент Татария остро нуждалась в специалистах по восточным языкам. И теперь, спустя долгие годы ее работы в Казани, могу с уверенностью сказать, что практически все те, кто поднимают сейчас историю татарского народа, - ее ученики.