Фронт был и в тылу
news_header_top_970_100

Фронт был и в тылу

Поддерживаю инициативу Владимира Музыченко в том, что «Казань достойна звания города трудовой славы!»

Горячо одобряю эту идею. Считаю ее своевременной и верной: давно пора серьезно отметить героический труд тех, кто ковал оружие Победы в тылу. Я в годы войны был не только солдатом, но и тружеником тыла. Когда грянула Великая Отечественная, я - вчерашний выпускник школы, работал на Черемшанской МТС на комбайне «Коммунар». Поскольку все мужчины-механизаторы ушли на фронт, мне дали бронь. И я почти два года честно трудился в поле, а также обучал девчат и женщин работе на тракторе и комбайне. Все мои попытки сбежать на фронт пресекались решительно и бесповоротно. Ведь у нас в селе тоже был фронт, только трудовой!

На фронт я все же попал. Участвовал в историческом прорыве Ленинградской блокады, а в январе 1943 года был тяжело ранен и отправлен в тыл с инвалидностью. Так я оказался на Казанском заводе 16, где производили моторы для пикирующих бомбардировщиков Пе-2. В ту пору работали в основном старики, женщины и подростки. Многие из них были маленького роста. Им подставляли ящики, чтобы они могли работать на токарных, фрезерных и других станках. Жили они в молодежном городке по 25 - 30 человек в комнате. А в зимнюю стужу ночевали в цехах, так как общага отапливалась плохо. Особенно тяжело было трудармейцам из Узбекистана, которые работали в складском хозяйстве.

Меня, знающего узбекский язык, парторг ЦК Иван Максимов назначил среди них агитатором. Когда грянули холода, они стали погибать от холода и голода. Я доложил об этом парторгу. А тот во время ежедневного доклада о производственных делах обратился к Сталину с предложением открыть на заводе за счет казны Узбекской ССР специальную столовую для рабочих-узбеков. Сталин дал добро, и вскоре жизнь узбеков улучшилась.

Ну разве они и тысячи других тружеников тыла, работавшие на многих других предприятиях, а также на полях страны, не были настоящими героями? И разве не достоин труд этих людей в годы Великой Отечественной войны самой высокой оценки, пусть даже и спустя почти 65 лет после Победы?