Как в Казани наступило «Время Лермонтова»: дефиле и хайтек XIX века, «переводное платье» и бал
news_header_top_970_100

Как в Казани наступило «Время Лермонтова»: дефиле и хайтек XIX века, «переводное платье» и бал

В музее изобразительных искусств Татарстана открылся проект, посвященный творчеству и жизни великого поэта, его современникам, культуре и моде «лермонтовской эпохи».

Проект привезли в Казань «старые знакомцы» – московский фонд «Грани» во главе с директором, почетным членом Российской Академии художеств Натэллой Войскунской. Она стала частой гостьей в столице Татарстана – около месяца назад в «Хазинэ» открылась выставка фонда «Волшебная флейта», ставшая частью экспозиции биеннале «Всадник». За день до начала «Времени Лермонтова» в национальной галерее состоялось открытие выставки «Полвека любви», повествующей о жизни семьи Войскунских в советский период, и вот теперь москвичи представили музыкально-художественный образовательный проект, посвященный великому русскому поэту. Такой своеобразный просветительский марафон, если спортивный термин можно применить к культурному событию.

Платья-конструкторы и женская хитрость

Открытие проекта «Время Лермонтова» прошло в главном здании музея и началось в белокаминном зале – оно было закрытым. Немногочисленная публика заняла свои места по обе стороны зала, приготовившись… к показу мод!

Именно с реконструкции бальных и повседневных нарядов позапрошлого века и началось действо. Под звуки фортепиано по воображаемому подиуму «проплыли» четыре дивы и девочка в нежном платьице в стиле «ампир». Зрители увидели и бальные платье, и домашний наряд, и дамский костюм для верховой езды. Причем, демонстрировали их сотрудницы казанского музея.

 

Фото: © пресс-служба ГМИИ РТ

Все модели – современные, но созданы по образцам и выкройкам «эпохи Лермонтова». Их автор – модельер и реконструктор Елена Потапова – рассказала, что последние два десятилетия занимается исключительно историческими костюмами, в частности, шьет бальные платья: «Я по образованию химик, но по специальности проработала недолго. Так получилось, что друзья как-то пригласили меня на реконструированную охоту за город. Все были в костюмах 19 века, и я настолько вдохновилась этой идеей, воссозданием моды прошлых лет и балами, что сама начала шить, хотя раньше этим не занималась.

Интересно отметить, что все модели первой половины позапрошлого столетия сшиты «на живую» – вы не увидите ни одного машинного шва. По сути, это были первые «конструкторы», ведь к каждому балу даме полагалось сшить новый наряд. Сделать это непросто и недешево, поэтому старые костюмы «разбирались», из них с добавлением новых деталей и тканей создавался новый образ.

 

Фото: © пресс-служба ГМИИ РТ

Платья для бала я шью на заказ, выкройки прошлых лет можно найти в интернете. Кроме того, мы сотрудничаем с разными музеями мира, которые охотно делятся журналами мод тех лет. Как известно, русская мода тогда равнялась на французскую. Сегодня стоимость такого реконструированного наряда колеблется от 25 до 50 тысяч рублей, но, как вы понимаете, верхняя планка очень условна, потому что совершенству предела нет, как и использованию материалов и украшений».   

К слову, пошить бальное платье в начале 19 века обошлось бы в 80-200 царских рублей, в зависимости от проявленной дамой фантазии, выбора кружев и украшения. Если учесть, что царский рубль того времени сейчас равняется примерно 740 рублям, то стоимость такого наряда могла достигать наших 60-150 тысяч. Это не считая аксессуаров и услуг парикмахера.

 

Фото: © пресс-сулжаб ГМИИ РТ

Для сравнения – килограмм свинины стоил 40 копеек, а годовое жалованье офицера царской армии составляло 700 рублей в год. Так что хитрить и изворачиваться дамам, чтобы оставаться первой красавицей и выходить в свет, приходилось во все века.

Когда юбки «поползли» вверх

Модельер отметила, что в начале 19 века, в годы юности поэта, на пике популярности был «ампир» – платья с завышенной талией, длинною «в пол». Подол только приоткрывал мысок туфельки.

Однако уже после 40-х годов талия начала «опускаться», а длинна юбок – укорачиваться, так что можно было увидеть уже щиколотку дамы. Материалы, понятно были сплошь натуральными – шелк, хлопок, даже шерсть, но тончайшая. С годами корсеты стали выполнять не поддерживающую функцию, а утягивающую, так создавалась фигура «песочные часы».

 

Фото: © пресс-служба ГМИИ РТ

Подолы утяжелялись сначала ткаными валиками, набитыми ватой, затем кринолином и сильно накрахмаленными нижними юбками, которых надевали по 2-3 за раз. В дневное время декольте полагалось прикрывать платками. Девушкам прилично было носить светлые тона, к слову, их, как ни странно, было легче стирать, дамы в возрасте могли себе позволить яркие и темные цвета.

Отдельно стоит мода на «амазонки». Костюм наездницы имел всегда исключительно длинный шлей-подол, короткий жакет с длинными узкими рукавами, ткани плотные и практичные. Для мужчин со временем в моду вошла «венгерка», перекочевавшая в светские салоны с военных полей. По сути, это удлиненный пиджак или короткий халат, если говорить современным языком. Венгерки принято было носить одни – дома, другие, богаче украшенные, можно было надеть на охоту или прогулку.

 

Фото: © пресс-служба ГМИИ РТ

Дамы дома надевали простые модные платья, замужние дополняли его чепцом. Так, на конкретных моделях, мы видим, как за ампиром следует романтизм, за ним – бидермейер, а после и ранний модерн.

Передвижные выставки и последнее пристанище поэта

Вообще, проект – многосоставной, его разработали сразу два фонда – «Грани» и «Время Лермонтова», а также историческое общество «Бал в русской усадьбе». Значительную лепту внес и музей ИЗО, предоставив «антураж» – залы и портретную галерею и собственных фондов.

Москвичи же привезли модели одежды, которые демонстрируются так же на манекенах, печатную продукцию – открытки с гравюрами кисти Лермонтова и его стихами на обратной стороне. Особый шарм придали «багатели», то есть «милые безделушки», от исторического общества.

 

Фото: © пресс-служба ГМИИ РТ

Все эти костяные веера, кожаные перчатки с расширителями для пальцев, карманные часики, шкатулочки и украшениях хранятся за стеклом. К каждой витрине нужно подойти, чтобы тщательно изучить историю «говорящего» предмета. Все эти вещицы – оригинальные, кто знает, может, когда-то ими пользовалась одна из знакомых поэту дам?

Все раритеты находятся в частных коллекциях, рассказала «Казанским ведомостям» президент организации «Время Лермонтова» Марина Михеева-Никатина, но владельцы любезно предоставили их для передвижного проекта.

 

Фото: © пресс-служба ГМИИ РТ

«Сейчас главная задача нашего общества – восстановление дома-музея Лермонтова на Северном Кавказе, который находится в доме немецкого повара Иоганна Рошке, ведь именно в кофейне этого домика, местонахождение которого долгие годы было неизвестно, поэт провел последние несколько часов своей жизни, здесь встретились участники дуэли, отсюда Михаил Юрьевич выехал на место поединка. Однако параллельно с этой деятельностью, мы регулярно создаем передвижные проекты и знакомим молодежь с творчеством и временем поэта, писателя и художника», – отмечает она.

 

Фото: © пресс-служба ГМИИ РТ

«Набросок» с переводами Цветаевой

В «материальной» части проект «Время Лермонтова» небольшой, несколько десятков предметов быта, не более 10 нарядов, особняком в котором стоит платье, или скорее, арт-объект «Набросок».

Он встречает посетителя во второй части выставки – для этого из белокаминного зала необходимо подняться на второй этаж в зал Лихачева, который на ближайшие два месяца превратился в зал Лермонтова. Это платье украшено … столовой дорожкой! Но какой – текстиль возрастом более 100 лет хранился в семье Войскунских, пока Натэлла Ильинична при помощи дизайнера Светланы Ланшаковой не взяли его в центр своего арт-объекта.

 

Фото: © пресс-служба ГМИИ РТ

На белой дорожке прекрасной рукодельницы начала прошлого века Веры Иткинд в технике офорта напечатан перевод Марины Цветаевой на французский язык стихотворения «На смерть поэта». Теперь предмет сервировки, с кружевом ришелье и поэтическими строками, украшает переднюю часть платья по все длине, сзади платье орнаментировано небольшими белыми лоскутами с переводом «Выхожу один я на дорогу».

Арт-объект выполнен на винтажном манекене, сделанном в Германии в 1930-е годы.

 

Фото: © пресс-служба ГМИИ РТ

Почему проект приехал именно в Казань

По словам Натэллы Войскунской, главная ценность и назначение проекта – образовательная функция:

«Кроме того, все привезенные нами предметы не могут экспонироваться «в пустоте». Музей изобразительных искусств Татарстана предложил такие интерьеры, в которых наш проект заиграл особыми гранями, а портреты современников Лермонтова вдохнули в него жизнь.

Отмечу, что мы не всегда соглашаемся привозить наш проект в тот или иной город. Ряд условий необходим, кроме интерьеров, нужны, например, особенные манекены, позволяющие демонстрировать платья с завышенной талией, на других они просто не будут смотреться. Но самое главное – создание образовательной программы вокруг нашей идеи. Здесь, чтобы окунуться в ту прекрасную эпоху, продолжить или даже начать знакомится с творчеством поэта, необходима разнообразная программа. Именно такая и будет проходить в Казани на протяжении двух месяцев как минимум.

 

Фото: © пресс-служба ГМИИ РТ

Мы рассказываем не только о судьбе и творческом наследии Лермонтова. Чтобы лучше его понять, необходимо познакомиться и с его современниками, с тем, как они жили. А что, как не мода, диктует свои условия и показывает порядки и уклад представителей высшего общества? По платьям и аксессуарам мы видим, как изменяется мораль и степень доступного – по длине платья, например.

Как вести себя в гостях, столовый этикет и даже, как мы сейчас называем, «высокие технологии» – как они сходили в жизнь людей уже тогда. Вот посмотрите – казалось бы, обычный дамский гребень для волос. Вещь считалась ультрасовременной, потому что бриллианты здесь уступили место… стальным стразам! На память с собой можно унести «раздатку» – открытки со стихами поэта, еще одно напоминание о приятно и с пользой проведенном времени».

 

Фото: © пресс-служба ГМИИ РТ

Директор РМИИ РТ Розалия Нурлагеева сообщила на открытии проекта, что на его выставки и мероприятия музей особенно ждет детей, юношество и молодежь, а Пушкинская карта тут в помощь. Так, 11 декабря здесь пройдет первый «лермонтовский» бал, 16 декабря запланировал вечер поэзии, а после Нового года пройдет концерт романсов русских композиторов на стихи великого поэта.

Проект будет работать до 30 января.