Последняя встреча

Аида Сергеевна нерешительно переступила порог отделения соцзащиты. Пенсионеркой она стала совсем недавно и еще не привыкла к новому социальному статусу. Вроде бы полна сил, моложава и подтянута (больше сорока пяти никто не давал), а уже на пенсии...

Ей было неуютно в учреждениях, где основной контингент посетителей составляли люди престарелые. Хотелось быстрее закончить дела с документами и уйти.

Когда подошла ее очередь, Аида Сергеевна устремилась к двери и распахнула ее.

- Ишь какая резкая! - остановил ее голос сзади. - За мной будешь.

Оглянувшись, Аида Сергеевна увидела сгорбленную старушку в темной одежде.

- Бабушка, у нас с вами разные участки, - постаралась спокойно объяснить женщина. - У меня пятый, а у вас какой?

- Сама ты бабушка, - парировала старушка. - Знаю, что разные, а все равно пропусти меня вперед. Пока я доковыляю до стола, ты уже давно дела сделаешь и убежишь!

Аида Сергеевна, ничего не ответив, пропустила ворчунью и подошла к своему специалисту. Но вредная старушка опять привлекла ее внимание, да так, что женщина чуть сознание не потеряла от волнения.

- Я вам еще раз повторяю: Степанова Маргарита Владимировна, 5 января 1936 года рождения. Что же такие глухие здесь собрались? - продолжала та воевать. - Родилась и живу в Казани.

Бабушка говорила что-то еще, но Аида Сергеевна уже не слышала ее. Она вышла из кабинета и рухнула без сил на стул. В ушах звучало: «Степанова Маргарита Владимировна...» - и Аида, Ая, Аюшка (так называл ее когда-то муж) не смогла сдержать слез обиды. Прозвучало имя ее заклятого врага, который лишил женщину любимого человека, разрушил жизнь и оставил сына без отца.

...Свое девятнадцатилетие Аида встречала одна. Девчонки-подружки из детского дома остались в родном городке. А сама она в Казани жила еще меньше года и ни с кем пока не смогла подружиться так, чтобы пригласить к себе на праздник. Да и некуда. Бабушка, у которой снимала комнату, строго-настрого запретила ей какие-либо «сборища».

- Знаю я вас, студенток, - погрозила она девушке пальцем. - Только от родителей сбежите, тут же взрослую жизнь вам подавай!

Позже Анна Ивановна, узнав, что Аида сирота из детдома, взяла над ней шефство: контролировала каждый ее шаг, следила, чтобы та вовремя приходила дома, кормила ужином и вообще стала строгой опекуншей.

- Терпи, спасибо скажешь еще мне, когда замуж выйдешь, как положено, девушкой, - наставляла она. - Муж на руках носить будет.

Вот и получилось, что, прожив почти год в Казани, Аида так и оставалась провинциальной скромницей. Наверное, девятнадцатилетие ей так и пришлось бы отметить рюмочкой домашней наливки за столом с Анной Ивановной, но той срочно понадобилось ехать в соседний город к приболевшей дочке. Это стало для Аиды самым настоящим подарком. «Хоть в парке Горького погуляю!» - обрадовалась она.

В том году сентябрь был на удивление теплым, поэтому девушка нарядилась в свой любимый голубой сарафанчик из крепдешина (подарок директора детдома), белую гипюровую кофточку и белые лодочки. На темные волосы прикрепила голубую заколку-бантик и, покрутившись перед зеркалом, выбежала из дома.

На танцплощадке народу - яблоку негде упасть. Аида скромно встала в сторонке, но уже через минуту к ней подошел высокий темноволосый паренек и пригласил на медленный танец. Девушка, смутившись, согласилась...

Потом было еще несколько танцев, провожание до утра и ежедневные встречи. Любовь оказалась обоюдной и большой. Вскоре Слава познакомил ее с родителями, а зимой, под Новый год, они сыграли свадьбу. На торжестве мать жениха Маргарита Владимировна, желая долгой и счастливой жизни, особенно подчеркнула: мол, с детишками не торопитесь. Оба учитесь, не до этого.

Ее слова Аида не восприняла всерьез, вспомнив их гораздо позже.

Вячеслав оказался хорошим, любящим мужем. И жили бы они дружно, весело, если бы не одно но. Аида хотела ребенка, да и Слава был не против, а у них никак не получалось. Вот уже и институт закончили, и работать начали, и квартиру должны были вот-вот получить, а с лялькой все не выходит... И лишь свекровь была спокойна: «Успеете, молодые еще!»

Годовщину своей свадьбы - пять лет - Слава и Аида отметили как всегда в тесном кругу - вдвоем. И как всегда загадали одно желание - девочку или мальчика.

- Роди мне, Аюшка, малыша, - шептал муж ей на ушко. - Маленького, с розовыми пятками, маленькими пальчиками...

Через месяц Аида уехала в командировку на неделю, а через полтора не дождалась того, что происходит с женщинами каждый месяц. Ничего не сказав Славе, пошла в консультацию, а возвращалась как на крыльях - у них будет ребенок! Уже три недели!

- Этого не может быть! - закричала побледневшая свекровь. Она была первой, кому Аида сообщила радостную весть. Не дотерпела, не дождалась, пока муж придет с работы. - Нагуляла! Это не ребенок Славы!

Дальнейшее даже спустя почти тридцать лет Аида Сергеевна вспоминает с содроганием. Едва Слава переступил порог квартиры, как Маргарита Владимировна заявила ему:

- Твоя жена нагуляла ребенка в командировке, гони ее из дома!

Свои обвинения она обосновала, глотая слезы и успокоительное.

Оказывается, еще в детстве Слава переболел свинкой, причем в тяжелой форме. Тогда лечащий врач на вопрос об осложнениях  осторожно ответил, что может быть бесплодие. Эти слова настолько поразили мать и впечатались ей в мозг, что она помнила их всегда. И была уверена, что так оно и будет. И дождалась подтверждения - пять лет бесплодного брака.

...Слава резко охладел к жене. Слова мамы он принял очень серьезно и замолчал. Свою Аюшку теперь обходил, стараясь не задеть ее, будто брезговал. На все мольбы жены поговорить молча выходил из комнаты или вовсе убегал из дома.

Ее терпения хватило на неделю. Потом Аида собрала вещи и без объяснений ушла. Уволилась с работы, уехала на Дальний Восток к подруге, которая давно звала. Затем была жизнь в общежитии, бессонные ночи с малышом. У нее родился здоровенький мальчик, копия папы. Она и назвала его почти как отца - Владислав. Заявление на развод подал муж, она не стала сопротивляться. Раз нет доверия, то и любви тоже уже нет...

Когда сыну исполнилось 25 лет, он женился, а Аида Сергеевна решила вернуться в Казань. Довольно быстро нашла вакансию инженера на оборонном заводе, купила небольшую квартирку на окраине города и отработала оставшиеся четыре года до пенсии. И вот эта встреча с Маргаритой Владимировной!

...К тому моменту, когда бывшая свекровь вышла из кабинета, Аида Сергеевна успела собраться с мыслями и успокоиться.

- Маргарита Владимировна, здравствуйте! - окликнула она старую женщину. Та, споткнувшись, замерла и неловко повернулась на голос.

- Вы кто? Я вас не знаю.

- Я Аида.

Старушка тихо сползла на скамейку.

- Господи, доченька! Я же так тебя искала, - всхлипывала Маргарита Владимировна. - Прости меня, прости! Это я убила своего сына...

Она долго не могла успокоиться.

- Ты мало изменилась, Аида. Все такая же красивая, статная.

- А вы сдали. Как живете?

- Плохо, дорогая. Как ты ушла, Слава забросил работу, запил, а потом пропал. Через месяц тело нашли на берегу Волги. Так и не знаю, сам он или кто помог уйти из жизни. Через год умер муж - сердце не выдержало. С тех пор я одна, больная и никому не нужная. Господи, Аида, как я каюсь, что обвинила тебя! Я ведь была уверена, что Слава не может иметь детей! Теперь вот расплачиваюсь за свои ошибки...

Аида Сергеевна и Маргарита Владимировна долго еще сидели на той скамеечке. Попрощались хорошо, но ничего друг другу не обещая и не планируя будущих встреч. Они простили друг друга, и им стало легче.

Через год Аиде Сергеевне позвонили из нотариальной конторы и попросили к телефону Владислава Вячеславовича Степанова, ее сына. Выяснилось, что он стал наследником Маргариты Владимировны Степановой, умершей месяц назад, и ему необходимо подготовить документы для принятия наследства.

КВ
Лента новостей