Эхо первой любви

О том, что в деревню приехал Славка Чапыгин, Жанна узнала в первый же день, как приехала помогать старикам копать картошку.

Со Славиком они учились в одном классе, сидели за одной партой, и с ним у Жанны была первая любовь. Впрочем, в их молодости словом «любовь» называли совсем не то, что нынче. 

В их время о таком и подумать было страшно. До свадьбы ни-ни. Бедный Слабик (так мальчишки звали Чапу) был уже счастлив, когда ему после долгих уговоров удалось Жанну поцеловать.

На выпускном вечере мальчишки напились. Славик потому и получил свое прозвище, что оказался слаб – больше других развезло. Пришлось его отправить домой баиньки. А они потом всем классом гуляли на Свияге до утра.

Скоро все разъехались, в деревне никто не остался. Правда, со временем кое-кто вернулся - не выдержал испытания городом. Жанна в Казани окончила пединститут, вышла замуж, родила дочь. В деревню наведывалась каждое лето. Но Славика Чапыгина больше не встречала. Он после армии поступил в московский институт, на каникулы домой не приезжал, да и не к кому было – его родители развелись и разъехались в разные стороны.

Но вот все же потянуло на родину, знать, не прошли даром двадцать пять лет. Да и родственники в деревне остались, прежде всего тетка Дарья, родная сестра отца.

Встретиться им довелось на площади перед Домом культуры, где отмечали День республики. Она сразу узнала Чапыгина, хотя тот и отрастил бородку. А вот он, паразит, даже когда Жанна назвала себя по имени и девичьей фамилии, все пялился на нее удивленно и только тряс козлиной бородкой.

- Жанна? За одной партой сидели? Никогда бы не узнал…

Зато сразу узнал свою первую любовь, когда из-за спины Жанны показалась ее двадцатилетняя дочь Полина. И ни за что не хотел слышать, что дочка вообще-то никогда на мать не была похожа, а вся пошла в отца, с которым Жанна давно развелась.

- Ты смотри, как дочка-то на маму похожа в молодости! – сказал Слабик молодому парню, который оказался его сыном. – Просто две портреты с одной газеты!

Володя внешне на отца не походил. Высокий, стройный, загорелый. Он очень дружелюбно улыбнулся незнакомой тетке, одноклассницы отца, и бесцеремонно стал пялиться на прелести Полины. Благо той под блузой было что скрывать.

- Ну, рассказывай, как ты? – не унималась с расспросами Жанна, хотя не забывала поглядывать и на отошедших в сторону молодых. - Москвичом стал, зазнался, в родную деревню забыл дорогу?

- Да нет, откуда, - смеялся Слабик. – Я будто никуда и не уезжал. Ведь МИЭТ не в Москве, а в Зеленограде. Когда я там говорю, что родом из Зеленодольского района, меня все поправляют, дескать, не Зеленодольского, во-первых, а Зеленоградского, а во-вторых, нет, мол, вообще такого района в Подмосковье.

Первые минуты замешательства прошли, и Чапыгин понемногу начал вспоминать свою одноклассницу. И тот первый поцелуй после танцев, на которых по десять раз крутили модный шлягер Преснякова-младшего «Стюардесса по имени Жанна». Причем Жанне льстило, что хотя бы в песне она «обожаема», а Слабику больше нравилась рифма «желанна».

Володе и Полине неинтересно было слушать предков с их доисторическими воспоминаниями. Они сказали, что прошвырнутся вокруг майдана, где разворачивалась ярмарка, детский городок аттракционов и заезжий зоопарк.

Жанна о себе сказала коротко: вышла замуж, родила, развелась, в школу работать не пошла, поскольку там платят мало. Насчет нынешнего места работы распространяться не стала, поскольку оно мало чем отличается от предыдущего и вряд ли запомнится больше, чем последующие. Одним словом, крутилась как могла – и оказалось, может Жанна заработать и на квартиру, и на машину, и дочку на платное отдать в приличный вуз…

Славик, наоборот, охотно и подробно рассказывал о себе, но все больше о работе. Ему в Зеленограде очень нравилось сначала учиться, потом жениться – на своей сокурснице, потом переучиваться, поскольку отечественная электронная техника в 90-х приказала долго жить и ей на смену из-за бугра хлынула волна импорта сначала с Запада, потом с Востока. Именно там супруга и осела - сначала это была загранкомандировка, потом замужество… Сына Слабик изменщице не отдал.

Жанна стояла с Чапыгиным и слушала, и рассказывала об одноклассниках, кто где, а кому и земля уже пухом. Но тот, похоже, и правда всех забыл, даже половины имен не вспомнил. И больше крутил головой - все высматривал сына в толпе, чем слушал. Договорились, что Жанна созовет тех, кто остался в деревне, чтобы сходить всем вместе в родную школу, навестить их первую учительницу, которая уже на пенсии.

До вечера мобильный телефон Полины не отзывался, потом дочь позвонила и сказала, что пошла с подружками на дискотеку. Жанна поняла, что это за «подружки». С местными девчатами дочь не общалась, значит, это были приезжие ребята. Но выяснить, с кем именно Полина пошла в Дом культуры, не успела. Да и дочь ее почти не слышала - так громко в телефоне бухала музыка.

В общем-то мать еще в городе привыкла к тому, что дочь возвращается поздно ночью, а то и рано утром. Запирать взрослую барышню не имело смысла, да и возможности не было. Поэтому Жанна отнеслась к этой ситуации довольно спокойно. Только, засыпая, все думала: а ведь забавно, черт возьми, устроена жизнь. У них с Чапой была первая любовь, но вот не сложилось. Разъехались по разным городам, потеряли друг друга. А что, если их дети почувствовали вдруг симпатию? Может, это не случайно?

Наутро у Полины ничего нельзя было узнать, поскольку дочь спала. Как всегда, до полудня. Жанна с матушкой перебирали подсохшую в буртах картошку. К вечеру сватья должны были прийти на подмогу – спускать картофель в погреб. Обедали тоже вдвоем, Полина отказалась.

В общем, Жанна вся измучилась, пока дождалась момента, когда дочь все расскажет. Бабушка прилегла отдохнуть – и они остались вдвоем.

- Ну и как дискотека? С кем гуляли? Он тебя хотя бы до дому проводил?

- Проводил, - ответила Полина.

- И свидание назначил?

- Назначил.

- Ну а ты? Он тебе понравился?

- Понравился.

- Полина, я тебя убью, - не выдержала Жанна. - Ну сколько можно жилы из матери тянуть? Сядь и рассказывай.

- Нашла подружку...

- А я тебя тогда за калитку больше не пущу.

- И не надо, - ухмыльнулась дочь. - Он сам к нам сейчас придет.

- Чапа?

- Чапа.

- Неужто сразу свататься? – удивилась мать. – Вообще-то по старой доброй деревенской традиции сначала родители должны встретиться, обговорить…

- Да мы уже обговорили. Я поеду к ним в Зеленоград.

Жанна не поверила. Конечно, бывает любовь с первого взгляда. Но все же она считала свою дочь достаточно практичной, прагматичной особой. Однако пришлось поверить, поскольку вскоре в калитку постучались. Это был Слабик. Жанна вышла его встречать, однако Полина ее опередила. Что-то шепнула. И пошла со двора.

- Привет, - сказал Слабик. - Как дела? Когда пойдем к училке нашей?

- Ты проходи в дом.

- Да я на минутку, - мялся Чапа. - Как-нибудь потом. Неудобно, ждет. Так что не сердись.

И он побежал догонять Полину. А Жанна осталась у калитки с раскрытым ртом...

КВ
Лента новостей