«Санта-Барбара» по-казански. Трудный случай

Так уж получилось, что пенсионер МВД Татьяна Егоровна жила одна. С бывшим мужем детей они не нажили. А нового брака так и не возникло. Около двух лет назад майор в отставке осталась без работы. На складе металлопроката, где она числилась охранником, сократили всех сотрудников в возрасте 60 лет и старше. Женщина руки не опустила — взялась разносить газеты, мыла полы в соседней пекарне.

Однажды Татьяне Егоровне позвонила старинная приятельница Ирина: 

— Тань, хорошая знакомая помощницу себе ищет. Нуждается, так сказать, в психологически выносливом сотруднике с опытом работы в сложной обстановке. Хорошие деньги обещает.

— А что делать-то надо? 

— Поезжай к ней, она сама расскажет, — ответила Ирина и нервно хихикнула.

Немного поразмыслив, Татьяна Егоровна договорилась о встрече с потенциальной работодательницей. «Кто знает, а вдруг сложится?»

В симпатичном коттедже с небольшим придомовым участком ее встретила высокая молодая женщина, представившаяся Эммой. 

— Держите собаку? — спросила Татьяна Егоровна, указывая на комки каши, валявшиеся под окнами. 

— У нас нет животных, — улыбнулась Эмма. — Это детям завтрак не понравился. 

Татьяна Егоровна насторожилась. 

В дальней комнате первого этажа обнаружились двое ребятишек лет 7 — 8. Девочка с ангельским личиком что-то старательно выводила гуашью на кедах. А мальчик пытался приладить к стене коврик для ванной.

— Мама, красный ведь лучше белого? — обратилась к Эмме малышка. — Смотри, какие красивые кеды получаются.

— Долго клей сохнет? — спросил мальчик. — Этот коврик теперь — картина.

Охнув, Эмма отобрала импровизированные игрушки и обратилась к Татьяне Егоровне:

— Отошла всего на 5 минут! Знакомьтесь — Алина и Артур. Предлагаю вам работу няней. Составим трудовой договор, как положено. Все отчисления, оплачиваемый больничный… Зарплата хорошая.

— Позвольте! — запротестовала Татьяна Егоровна. — Но я не педагог. И у меня нет опыта работы с детьми.

— Очень вас прошу, хотя бы попробуйте! — взмолилась Эмма, выводя гостью из комнаты. — Бывший милиционер должен справиться с этими непоседами. Рассчитывать нам пока не на кого. Бабушка только одна, живет в Подмосковье. Нас с мужем с утра до позднего вечера не бывает дома — семейный бизнес… А няня расчет попросила.

Татьяна Егоровна с сочувствием посмотрела на Эмму. 

— Это лишь на несколько месяцев! — защебетала Эмма. — Бабушка обещала переехать к нам. Вот закончит со своими делами.

«Ничего не теряю, — размышляла Татьяна Егоровна. — Уйду, если не справлюсь». Отставной майор стряхнула с себя задумчивость и произнесла:

— Когда начинаем?

— А прямо завтра! — просияла Эмма. — Уверена, мы сработаемся.

Первый рабочий день встретил Татьяну Егоровну маленькими приключениями. Дети разлили на кухне кетчуп, а потом сломали ручку двери в ванной.

— Играли в прятки! — пожала плечами Алина. — Я нашла Артура, а он не хотел проигрывать.

Дальше — больше. Каждый день был отмечен новыми бедствиями. То ребята опрокинули большой горшок с фикусом, то нарисовали на обоях сказочный пейзаж. Стоило Татьяне Егоровне отвлечься на чашку чая или звонок по телефону, как устраивался бой подушками или потоп в саду. Эмма и ее супруг Дамир ежедневно извинялись за поведение своих отпрысков и печально разводили руками. Татьяне Егоровне определенно хотелось расторгнуть трудовой договор и убежать. Однако сдаваться она не привыкла: «С преступниками справлялась. А здесь всего-то парочка малолетних озорников».

Апофеозом стал небольшой пожар, устроенный Алиной и Артуром. Дети смастерили домик из картонной коробки. А потом решили его поджечь. Установили на гладильную доску, обложили туалетной бумагой и воспользовались забытыми в саду у мангала спичками. Татьяна Егоровна как раз отошла подогреть ребятам обед. Прибежав на крики, женщина увидела пламя, охватившее гладильную доску, и искаженные от страха детские лица. Недолго думая, открыла окно, схватила доску и вышвырнула ее на улицу. А вечером состоялся серьезный разговор с детьми и их родителями. 

— Значит так. Хватит разрушений. С сегодняшнего дня направляем вашу энергию на созидание, — мерила шагами гостиную Татьяна Егоровна. — Составлю расписание, будем четко следовать ему. 

И надо отметить, что против предложенных мер не возражали ни взрослые, ни дети. Провинившиеся лишь скорбно смотрели в пол и усердно вздыхали. 

Так началась новая жизнь. Татьяна Егоровна придумывала для своих подопечных увлекательные занятия, не оставляя им ни секунды свободного времени. С утра майор в отставке обу­чала детей искусству оригами. Это было ее давнишнее хобби. Любовь к бумажным фигуркам родилась еще в детстве — на уроках труда. Потом няня и дети отправлялись на прогулку. Играли в догонялки, катались на велосипедах. После обеда наступало время рисования и чтения вслух. А еще у них появился во дворе мини-огород. На небольших грядках дружно всходили редис, зелень, огурцы. Время от времени занимались совместным приготовлением ужина: осьминоги из сосисок, пирожное «Картошка», мини-пиццы. Ничего сложного, и детям нравилось. 

Время летело незаметно. Постепенно Артур и Алина превращались из хулиганов в обычных непоседливых детей. Еда уже не вылетала на улицу, обои сохраняли свой первоначальный вид. А Татьяна Егоровна, сама того не замечая, все крепче привязывалась к детям.

В один из понедельников женщина, как обычно, пришла на работу. 

— У меня для вас новость, — встретила ее Эмма. — К нам наконец переезжает бабушка. Она возьмет на себя заботу о детях.

Татьяна Егоровна растерялась от неожиданности. Затем взглянула на присмиревших подопечных. 

— Но как же… Мы ведь только нашли общий язык.

— Не смеем больше вас мучить, — тепло улыбнулась Эмма. — Вы и так многое для нас сделали. 

— Татьяна Егоровна, может, вы останетесь? — с надеждой спросил Артур.

— Пожалуйста, — умоляюще сложила руки Алина. — Обещаем слушаться.

— Я бы тоже не хотела с вами расставаться, — произнесла Эмма. 

Татьяна Егоровна бросилась к детям:

— Да куда я от вас денусь, мои хорошие! — стиснула она их в крепких объятиях.

— Ура! — заверещали дети. — У нас лучшая няня на свете!

— Не представляете, как мы рады! — воскликнула Эмма. — Вы стали для нас родным человеком.

— А как я рада быть нужной, — тихо произнесла Татьяна Егоровна. — У меня как будто семья появилась.

КВ
Лента новостей