Маэстро

Николай устал. От изматывающей работы и ворчания матери, с которой жил вдвоем в тесной хрущевке. Звонки бывших жен тоже изрядно утомили. Две теперь уже чужие женщины были матерями его четверых детей. Почти самостоятельным отпрыскам постоянно требовались деньги. Конечно, Николай неплохо зарабатывал. Однако на всех его зарплаты не хватало даже при наличии шабашек: слесарь с золотыми руками везде нужен! В конце концов хотелось и себя порадовать. А тут как раз сослуживец, жена которого числилась менеджером в бюро путешествий, предложил рождественский тур в санаторий.

- Скидку хорошую сделают! - убеждал коллега. - Развеешься.

- Почему бы и нет? - ответил Николай и уже к пятнице стал счастливым обладателем трехдневной путевки.

Номер оказался скромным, но уютным. Бежевые стены, большая кровать, балкон. И тишина. Николай полтора часа просидел в кресле, уставившись в телевизор. Показывали старый фильм. Затем прогулялся по территории здравницы. Сосны, согнувшиеся под тяжестью лет, спящий кустарник, расчищенные дорожки. По пути встречались пары с детьми и подруги-пенсионерки в кокетливых шапках с бантиками.

«А флиртовать-то и не с кем!» - мысленно восклицал Николай. Но потом погрустнел, вспомнив, что и сам давно не мальчик: синие глаза его потускнели, а от роскошной гривы осталась лишь жидкая волнистая поросль. «А что я ожидал здесь увидеть - прекрасных дев?» - усмехался про себя мужчина.

Вечером был банкет. В главном зале ресторана играла музыка и пахло праздником. Николай сел за столик. Его соседи - три немолодые дамы и пара средних лет. Разнообразные закуски, нарезки, фрукты. Взгляд скользнул по пузатым бутылкам с горячительными напитками. «Веселье начинается», - подумал мужчина.

Полноватый ведущий вещал что-то бодрое в микрофон. Выступали танцоры в национальных костюмах, никому не известные певцы с надрывом исполняли популярные песни. Гости ели и пили. Стоял нестройный гул голосов, разбавляемый смехом. Николай расслабился. Вино и сытное угощение сделали свое дело. К началу дискотеки все присутствовавшие были чрезвычайно разгорячены.

- А ну-ка, кто кого перепляшет? - призвал к активности ведущий.

Отдыхающие ринулись в центр зала. Николай не отставал.

- Эгей! - кричал мужчина. Он приседал и яростно мотал головой. Лоб покрылся испариной. Казалось, он вкладывал в движения всю мощь уснувшей молодости: «Рано нам еще на покой!»

И наконец - в разгар веселья - появилась Она. Дама в сером платье. Сизые полосы шифона метались вокруг ее полных плеч будто сломанные крылья. Каштановое каре, светлые глаза. Женщина танцевала так, будто делала это последний раз в жизни. Николай присоединился. Вместе они поддались порыву внезапно вспыхнувших эмоций.

Выбившись из сил, сели за один столик. Новую знакомую звали Таисией. Она постоянно смеялась и забавно морщила нос. Представилась незамужней горничной, решившей в кои-то веки устроить праздник себе, любимой.

- Ничего, кроме работы, не вижу! - театрально закатывала глаза дама.

Николай чистил для Таисии мандарины и резал на кусочки яблоко.

Словно сбросив с себя лет 20, он приосанился и даже приобрел уверенность в себе.

- Я ведь был известным покорителем женских сердец в юности, - шептал Николай на ухо новой знакомой. - Любую в себя мог влюбить.

- Вы и сейчас вполне себе интересный мужчина, - кокетливо отвечала Таисия.

Что было дальше, Николай помнил смутно. Но он точно смастерил из салфеток несколько неказистых цветочков и торжественно вручил их Таисии.

- Вы очаровательны! - безапелляционно заявил мужчина.

- Какой же вы льстец! - хохотала Таисия.

Потом был салют. Фейерверк метался по небу брызгами разноцветного шампанского. Отдыхающие вывалились на крыльцо, захлебываясь радостными криками.

Николаю и Таисии пришла в голову идея делать снежных ангелов. Пара рухнула на покрывало свежевыпавшего снега. Оба решительно махали ногами и руками, покрываясь зимней пылью.

Ближе к рассвету гости разошлись по номерам. Николай спал как младенец. Снилась ему деревянная лошадка, подаренная матерью в детстве. Покрытая красными яблоками качалка лениво колыхалась у распахнутого окна и пела: «Иго-го!»

Они встретились в столовой за завтраком. Кажется, Таисия немного растерялась. Но уже через час веселье новоиспеченной пары продолжилось. Катались на коньках, угощались вином с шоколадом и играли в снежки. День искрился беззаботным счастьем.

Апофеозом праздника стала песня, исполненная Николаем. Ближе к полуночи они с Таисией пришли к ней в номер. Там мужчина трясущимся баритоном затянул «Эти глаза напротив». На громкие лирические звуки сбежались соседи и администратор. Служащая здравницы трясла перед носом Николая какой-то бумажкой.

- «Не шуметь после 22.00», - вслух прочел Николай.

- Именно! - горячилась администратор. - Если продолжите в том же духе, мы вынуждены будем принять меры.

- Хорошо! - щебетала смутившая­ся Таисия. - Сейчас же разойдемся по комнатам.

Порядок был восстановлен. А утром Николай обнаружил, что Таи­сия исчезла.

- Уехала часов в 6, - сообщила горничная стучавшему в дверь кавалеру. - Чуть ли не бегом умчалась.

«Даже телефона не оставила! - сокрушался Николай. - Впрочем, мало ли что придет в голову даме».

Весь день он ходил понурый и избегал общения с постояльцами. Настроение упало. А вечером соб­рал свои вещи и покинул санаторий: «Хватит, отдохнули!»

Вскоре каникулы закончились, закрутился калейдоскоп будней. Трудовая рутина, одинокие вечера и редкие прогулки с детьми. Санаторская сказка уплывала в прошлое, оставляя после себя вкус несбывшегося чуда. А еще у Николая заболела мать. С каждым днем старушке становилось хуже. И после того как пожилая женщина не смогла встать утром с кровати, Николай отправил ее в больницу. Закрутилось: анализы, обследования, лекарства.

Он решил пойти на прием к заведующему отделением: «Пусть расскажет, как именно обстоят дела».

- Тамара Федоровна у нас строгая, - сообщили медсестры. - Говорите быстро и по существу. И не вздумайте дарить подарки: непременно выбросит!

Николай вздохнул и смело открыл дверь кабинета. За столом сидела бледная женщина с собранными волосами, в очках с массивной оправой.

- С чем пожаловали? - произнесла она ледяным голосом и подняла глаза.

- Таисия? - воскликнул потрясенный Николай.

- Маэстро? - опешила дама…

А вечером, когда они по телефону договаривались о встрече, мужчина спросил:

- Почему назвалась Таисией?

- Бабушке очень не нравилось имя Тамара. Вот она и переиначила его на свой, деревенский, лад. К тому же Таисия не должна держать марку. Обычная женщина, которая не боится быть собой. Но знаешь, главное во всей этой истории не имя, а то, что ты все-таки нашелся!

КВ
Лента новостей