Запасной аэродром

Запасной аэродром

Глядя в ярко освещенное зеркало, я критически отмечала новые морщинки вокруг глаз и губ. Их, конечно, можно запудрить, но в тот момент процесс старения оценивался мною беспристрастно, чтобы набраться решимости и наконец-то «устроить свою личную жизнь» (цитирую причитания мамы).

Я уверенная в себе и хорошо обеспеченная (тоже собой) молодая женщина. Может, излишне рациональная, но при этом и сентиментальная. Очень люблю маленьких детей. Жертвы этой любви - две мои очаровательные племянницы, дочки старшей сестры. Умом я понимаю, что особа, не имеющая детей, не вполне исчерпала свой женский потенциал. И почти всегда внутренне корит себя за это. Конечно, исключая величин типа Кондолизы Райт. Но до нее мне далеко.

Да, вернемся к детям. Каждая молодая мать считает, что растит талант, гения или хотя бы порядочного человека. Наше общество - это то, что выросло из радужных надежд матерей. Увы, печальные примеры не останавливают. Мы продолжаем радостно размножаться. Если озвучить, сколько лет мне минуло, то по терминологии роддома я уже буду считаться «старой первородящей». В общем, самое время включать рациональную часть своего эго, забыв о сентиментальной и романтичной (безоглядно влюбиться не получается).

По утрам до работы я бегаю вдоль железной дороги, проходящей через наш микрорайон. Стараюсь выбирать маршруты, не совпадающие с собачьими, так как тропинки в зеленой зоне - традиционное место их выгула. Не так давно среди примелькавшихся собачниц появился один колоритный собачник. Сначала я обратила внимание на лохматую приземистую овчарку, которую хозяин не спускал с поводка. Он предусмотрительно сторонился, завидя меня издали. В благодарность я здоровалась с ним, замедляя скорость и стараясь не пыхтеть. Мужчина мне понравился. Я оценила высокий рост, крепкую фигуру, возраст (лет 40 - 45?) и успела заметить блеск обручального кольца на левой руке. Смотрел на меня с симпатией, обращенной ко мне лично или к моему самоистязанию бегом (было непонятно), потому что заговорить со мной он не пытался.

«Без собаки здесь не обойтись», - решила я и взяла взаймы у сестры цверкшнауцера Бима, с которым давно дружила. Через пару вечеров мы с Бимом точно вычислили время выгула овчарки Альфы. Доброжелательный шнауцер, гуляющий без поводка, сразу заметил незнакомку и побежал поздороваться. Следом подошла и я. Собаки обнюхали друг друга со всех сторон и всем своим видом показывали, что знакомством довольны. На безмолвный вопрос хозяина Альфы я ответила, честно глядя в его синие глаза, что хозяйка собаки уехала в санаторий, а выгуливать ее доверила мне.

Отныне вечерние прогулки мы совершали вчетвером. Утренние пробежки я на время отменила, чтобы появляться перед своим «предметом» только прибранной, во всей красе французской косметики и спортивного прикида известной фирмы.

Рустам поселился в нашем районе недавно после развода и размена квартиры. Он был военным пенсионером и работал секьюрити в одной из казанских фирм.

«На сигареты и пиво клянчить не будет», - щелкал мой внутренний калькулятор. Засыпая в своей одинокой постели, я прокручивала наши разговоры, прикидывая все «за» и «против». И вдруг поняла, что сама являюсь предметом тщательного исследования. Синие глаза Рустама отнюдь не застилала пленка вожделения. Он смотрел на меня с вопросительной улыбкой и как-то оценивающе. Но оценка шла не на меркантильном уровне, как у меня, а несколько выше. Его интересовало, что я читаю (узнал бы, читаю ли вообще), какую музыку люблю, есть ли у меня цель, кроме вкусно поесть, сладко поспать. Все это вызнавалось очень дипломатично в легкой беседе ни о чем, о собаках и погоде. Впервые почувствовала, что недотягиваю я, а не до меня. В погоне за знаниями, способствующими успешной карьере, я получила красный диплом финансово-экономического вуза, выучила английский, постоянно штудировала новинки по специальности. А мои познания в области классической музыки и изобразительного искусства не распространялись далее «Могучей кучки» и передвижников. Знание поэзии и литературы, соответственно, в объеме средней школы. Странный отставник к месту цитировал дивные и озорные строки из Бродского, Коржавина, Губермана, критиковал Коэльо и Пелевина, хвалил Мураками, Ричарда Баха, был поклонником Альфреда Шнитке и Свиридова. Теперь в обеденный перерыв я бегала по магазинам в поисках необходимых для избавления от невежества дисков и книг. От любимых расслабляющих телешоу-программ пришлось отказаться. Засыпала я под фуги Баха, прикрывшись томиком Мураками. Через пару недель прогулок вдоль надоевшей «железки» меня удостоили приглашения на концерт органной музыки. Накануне я постаралась хорошенько выспаться, чтобы не осрамиться и не уснуть в зале. Вечер был сказочным. Рустам красиво ухаживал, домой мы возвращались на такси. Но подъехали не к моему дому, а к его. Меня пригласили на чашку кофе...

Прошло два года. Сейчас я совершаю прогулки с маленьким сынишкой, который обычно сладко спит в своей коляске. При встречах с Рустамом мы тепло здороваемся, а Альфа все норовит взглянуть на ребенка и даже жалобно повизгивает, умоляя показать ей Степку. Она обожает детей, и я советую Рустаму позволить ей завести щенят. Мы по-прежнему симпатизируем друг другу, но я стараюсь не затягивать беседы с ним. Мой спокойный и добродушный муж очень ревнив, хотя старается этого не показывать. Зачем понапрасну волновать человека? В тот далекий «органный» вечер Рустам сказал мне, что я вполне могла бы стать его подругой, если б у меня уже были дети. Он детей иметь не мог.

- Выходи замуж, поживи семейной жизнью по классической модели. Если тебе повезет, буду рад. Жениться не стану. Подожду тебя, - сказано это было с полной уверенностью, что ожидание не будет пустым.

А мужа я себе нашла на льду. Зимой того же года, только Казанка покрылась льдом, купила зимние удочки и отправилась на реку. Навыки подледной рыбалки остались у меня с детства - папа был страстным рыбаком и брал меня с собой к Ленинской дамбе лет с пяти. Тяжелый бур я не тащила на лед сознательно. Переходила от лунки к лунке, от рыбака к рыбаку. Молодую женщину, охваченную той же страстью, что и они, мужчины встречали приветливо. Одним из них оказался мой Миша. Я люблю его и свою маленькую семью. И отнюдь не вынашиваю в душе предательства. Весь свет для меня затмил крошечный человечек - мой сын...

Мы скоро поменяем квартиру и переедем в другой район. Я больше не буду почти ежедневно встречать Рустама и переживать странное сочувствие в его взгляде. Как будто он видит дальше и знает обо мне больше, чем я сама.

 

Роза КОСТРУЛИНА

КВ
Лента новостей