Сашкина колея

Сашка с трудом протиснулся в щель между рамой и жестью, которой были забиты окна заброшенной кладбищенской часовни. Он рассчитывал здесь переночевать.
Сашке было без малого одиннадцать. Его мать с отцом года три назад лишили родительских прав, а самого определили в детдом. Правда, перед этим он некоторое время жил у бабушки, но когда к ней приехали другие внуки со своей матерью - сестрой Сашкиного отца, он случайно услышал разговор двух женщин.- Мама, - шипела тетя Марина, - если этот выродок будет здесь, ты больше внуков не увидишь и мне больше не мать!
- Мариночка, но ты же знаешь, что он попадет в детдом, - ответила ей бабушка. - Я ведь хотела опекунство над ним оформить...
- Ты...Тетя Марина тогда выругалась и, схватив детей в охапку, выскочила из квартиры, хлопнув дверью. Сашка, к тому времени уже познавший изнанку жизни, не стал портить ее и бабушке и при первой же возможности сбежал. Потом довольно долго и успешно скрывался от полиции и органов опеки, ночуя где придется. За это время он познакомился с массой пацанов и девчонок, волею судьбы оказавшихся в таких же, как и у него, обстоятельствах. В этих компаниях были свои преимущества. У собратьев по несчастью он научился многому, что позволяло выживать. Они, например, подсказали ему, что подвалы и чердаки в первую очередь осматриваются полицией.И все же он попался. На рынке, где его частенько подкармливали подкисшими овощами, фруктами (а кто-то и пирожок покупал), его схватила крепкая рука. Затем отделение, полицейский «уазик» и детдом.Как ни странно, в детском доме ему понравилось. Кормили неплохо, были какие-то развлечения, но две бациллы мешали его положительному восприятию окружающего мира. Первая - это общий настрой детей, там находившихся. Часть из них ждала, что их усыновят или удочерят, другая искала возможности сбежать. Остальные были равнодушны ко всему. Но все эти группы в целом создавали пессимистический настрой среди детей. Вторая бацилла жила в самом Сашке. Он уже вкусил воли. Такой, как ее понимал. Но этим он жил и ждал, вернее, выжидал. А потом, улучив момент, сбегал из заведения, причем умудрялся это делать несчетное количество раз. В тот вечер Сашка решился переночевать в кладбищенской часовне. Пролез внутрь он довольно успешно, а с фонариком быстро нашел угол, где по рассказам должен лежать тюфяк и несколько одеял, под которыми можно было спать даже в сильные морозы. Сашка плюхнулся на тюфяк и попытался укрыться. Однако одеяло странным образом поползло назад. Сашка потянул на себя - одеяло вновь вернулось на свое прежнее место. Он уже давно не боялся темноты, поэтому совершенно спокойно включил фонарь и посмотрел, что же происходит. Неожиданно ему в лицо брызнул ответный свет. - Кто здесь? - спросил он.
- А ты кто? - вопросом ответил девичий голос.Он отвел слегка в сторону фонарь, противоположная сторона сделала то же самое.
- Ты кто? - спросил Сашка.
- А ты? - послышалось в ответ.
- Я Сашка, переночевать хотел здесь, - ответил он.
- А я Ира, здесь с той же целью.
Сашка посветил вокруг.- Здесь только один тюфяк, - полувопросительно сказал он.
- Не подеремся, надеюсь, - ответила Ира и улеглась. - Ложись, что стоишь?Сашка помялся, но лег, боясь прижаться к своей новой знакомой. Была она чуть постарше и выглядела вполне созревшей девушкой. Это очень смущало Сашку. Он некоторое время еще ворочался. Наконец Ира, которой, видимо, это надоело, сказала:- Хватит уже вертеться! Двигайся ближе, прижмись ко мне: так теплее будет, быстрее заснешь.Сашка напрягся, но последовал то ли совету, то ли требованию девушки. Он действительно заснул довольно быстро и ночью ни разу не просыпался. Когда открыл глаза, откуда-то сверху и изо всех щелей ярко, не по-зимнему светило солнце, а в другом углу горел маленький костерок, на котором закипала в солдатском котелке вода.- Тебе чай или кофе? - спросила, обернувшись, Ира.Сашка оцепенел. Он никогда не видел такой красивой девушки. Но был поражен не только необычайной красотой, но и чистотой, какую не встретишь среди тех, с кем приходилось делить места ночлежки. - А у тебя что, и то и другое есть? - только и смог вымолвить он.
- Да, я вообще запасливая. У тебя родители есть?
- Есть, - со вздохом ответил Сашка. - А у тебя?- Нет. Я у бабушки живу. Она в больницу попала, понаехали ее дети - ну, тетки, дяди мои, и стали квартиру делить. Представляешь, меня как будто и не существует. Я вот третий день домой не являюсь, а они, наверное, даже и не заявляли никуда.- А бабушка?
- Что бабушка? А-а... К ней я каждый день хожу. И в школу, кстати, тоже.
- А уроки где делаешь?- Иногда у подруги, иногда где-нибудь. Например, в кафе, библиотеке или на вокзале. Мест много, было бы желание.- У тебя оно есть, - утвердительно сказал Сашка - скорее, самому себе. - А дальше-то что?- Дальше все будет нормально. Бабушка у меня женщина далеко не глупая. Она сразу поняла, что будет происходить, поэтому подключила и адвоката, и частного сыщика, а для пущей верности вызвала старшего сына. Он мигом тут всех построит.- Адвокат, сыщик... Она у тебя что, миллионерша?- Нет, - засмеялась Ира, - но не бедная. И у меня, кстати, деньжата тоже водятся - бабуля выдает. Так что сейчас пойдем перекусим. Я приглашаю!Они попили необычайно вкусный кофе, затушили костер и вылезли на улицу. По пути в кафе Ира заставила его умыться - хотя бы снегом, привела как могла одежду в порядок. Завтрак, да еще в такой компании, был великолепен. Сашка никогда не чувствовал себя таким счастливым.Из кафе он вышел с каким-то новым, еще неосознанным чувством. Даже чуть пританцовывал, шагая рядом с Ирой, которая ему так ласково улыбалась. И тут... Непонятно откуда вывернула машина. Сашка успел увидеть страшные глаза водителя, услышать скрип тормозов, удар - и... темнота.Очнулся в больнице. Рядом на стуле сидела его бабушка, вдалеке у двери стояла Ира. У обеих глаза были на мокром месте.- Ничего, еще легко отделался, - заметила бабушка. - Скоро обещали выписать. Жить будешь со мной - опекунство одобрили, документы уже оформляются...
- А тетя Марина? - спросил Сашка.
- Нельзя делать несчастными одних ради спокойствия других. Если есть сердце - поймет. Не будем больше об этом. Ну, пойду я. Поправляйся.Она ушла. Ира подошла к Сашкиной кровати, присела на краешек стула.- Я так за тебя испугалась, - почти прошептала она.Он улыбнулся:
- Как у тебя дела? Как бабушка?
- Выписали. И дядя приехал, и... Да все завершилось. У тебя, смотрю, тоже. Я так рада за тебя. Мы с твоей бабушкой телефонами обменялись, так что увидимся еще. Выздоравливай!Она неожиданно поцеловала его и упорхнула. Сашку охватило странное желание поплакать. Он уже и не помнил, когда плакал в последний раз, а тут вдруг накатило... Но мальчишка сдержался. Что плакать, жизнь-то вошла в нужную колею.

КВ
Лента новостей