Казанские власти будут использовать новый способ борьбы с машинами без номеров на городских парковках
news_header_top_970_100

Казанские власти будут использовать новый способ борьбы с машинами без номеров на городских парковках

В Казани уже свыше 6 лет функционируют муниципальные парковки. У некоторых автовладельцев они вызывают раздражение, так что они готовы каждый раз скручивать и прикручивать номера, чтобы только не платить городу за места.

Исполняющий обязанности председателя Комитета по транспорту исполкома Марат Хисамутдинов в интервью «Казанским ведомостям» описал портрет нарушителя и рассказал, какими способами городские власти противодействуют таким водителям.

— Расскажите, как сейчас обстоит ситуация с муниципальными парковками в Казани?

— Этот проект реализуется с 2015 года. Сейчас на 134 участках улично-дорожной сети сформированы 4274 машиномест. Если учитывать перехватывающую парковку около КГЭУ, где есть возможность оставить автомобиль на платной парковке и получить бесплатный велосипед, то 4424 машиноместо.

Основная цель ввода платных парковок — снижение нагрузки на улично-дорожную сеть. Многие автомобилисты на первом этапе и некоторые до сих пор не понимают цель парковок и предъявляют претензии за них как к услуге. Заявляют, что если бы цена была меньше, то тогда они бы оплачивали парковку. Именно этим они обосновывают тот факт, что закрывают номера, снимают их и другими способами пытаются избежать оплаты. Также им якобы мешает отсутствие возможности оплатить парковку наличными средствами.

Однако у нас очень удобная система, как мы считаем, в которой был применен весь передовой опыт — российский и зарубежный. Есть возможность оплаты через паркомат банковскими картами, в том числе бесконтактной оплатой (в наше время актуально), также принимаются транспортные карты, что тоже удобно, если автомобилисты пользуются общественным транспортом и в какой-то день переходят на личный.

Есть возможность оплатить через СМС с телефона и через мобильное приложение. Дополнительно у нас есть возможность через группу «ВКонтакте» провести оплату. Поэтому те автомобилисты, которые ссылаются на неудобство сервисов, немного лукавят. На самом деле просто не хотят платить.

Платность в данном случае выступает некой «запретительной» мерой. У автомобилистов есть 15 минут, которые даются на оплату, поэтому есть возможность высадить или подобрать пассажира, передать или забрать какие-то вещи. Это, кстати, очень удобно для таксистов. А для того, чтобы ставить машину на длительный период в городе, построены многоуровневые паркинги, где есть возможность заключить договор на больший срок и, соответственно, цена за место будет ниже.

В самом начале работы муниципальных парковок нарушений практически не было. Но когда автомобилисты поняли механизм нашей работы — парковки объезжают автомобили с установленными на них специальным комплексами и в автоматическом режиме фиксируют номера — стали закрывать номера машин различными бумажками, тряпками.

В 2017 году было принято решение — в городе начали работать пешие инспекторы. Для них были закуплены специальные планшеты, принцип работы которых такой же, как в специальных автомобилях. Инспекторы очищают номера машин и фиксируют их на планшет, затем через 15 минут (никто не отменяет возможность бесплатной парковки на это время) фиксируют второй раз, и после оформления соответствующих документов нарушителю приходит штраф. 

Когда автомобилисты осознали, что на них нашлась управа, номера начали снимать. И сейчас это самое распространенное нарушение, которое мы фиксируем на муниципальных парковках. В ответ мы начали фиксировать по VIN-номерам. Да, не у всех автомобилей, особенно старых, есть этот VIN-номер, но, тем не менее, значительная часть этих номеров была видна и была возможность их зафиксировать.

В очередной раз поняв, каким образом их вычисляют, нарушители начали и VIN-номера закрывать. С конца 2018 года это происходит уже повально.

Мы смотрели данные в 2015 и в 2016 годах, когда не было такого злоупотребления, как снятые номера, и, сравнивая с актуальными данными, пришли к выводу, что порядка 13 млн рублей от оплаты муниципальных парковок город недополучает.

Анализировали, в каких местах чаще всего фиксируются нарушения, потому что и в соцсетях иной раз проскальзывает, что якобы в основном сами чиновники нарушают. Нет. Нарушают чаще всего студенты возле общежитий, учебных зданий вузов — там это происходит повально. Особенно в центральной части — площадь Свободы, Театральная, Дзержинского, Толстого — где сосредоточение студенческой жизни.

Но мы на месте не стоим. Сначала автомобилисты придумывают, как скрыть номер, мы придумываем, как его все-таки зафиксировать. И мы пришли к опыту Москвы. Его мы изучили давно, но пока не принято решение на уровне республики.

В Москве ближе 300 метров от станций метро, от зон притяжения с массовым скоплением людей эвакуируют автомобили без номеров на основании решения антитеррористической комиссии. И у них, когда мы интересовались эффективностью этого опыта, в 10 раз сократилось количество нарушений со снятыми номерами. Мы повторно вышли с инициативой в республиканские органы власти, чтобы аналогично эвакуировать такие автомобили как гипотетически представляющие террористическую угрозу.

Но пока такого решения нет, мы выходим из положения следующим образом — в конце прошлого года мы начали тестировать камеры. Этот эксперимент идет с декабря 2020 года на трех участках — были установлены стационарные комплексы фото-фиксации.

Принцип их заключается в том, что они ведут непрерывную съемку и номер автомобиля, когда он подъезжает, фиксируется. Нарушитель выходит, снимает номер, но он уже есть в системе. Проходит 15 минут непрерывной съемки, на которых видно, что этот автомобиль никуда не двигался и вот его номер. И тогда нарушителя ждет штраф.

Эффективность на этих трех участках есть — перестали парковаться нарушители со снятыми номерами, когда поняли принцип работы камер. Мы два раза переставляли их — как только первые штрафы приходят, автомобилисты перестают нарушать. Однако охват камер — пять машиномест. Если больше — уже снижается эффективность. Когда камера снимает пять машиномест, получается «маленькое сито» — любой автомобиль заезжает и сразу фиксируется. Если установить камеру на большее количество мест — она становится поворотной и может пропустить автомобиль.

Пока решение о массовом внедрении этих камер не принято, так как на каждую нужно порядка миллиона рублей. На такие средства проще нанять пеших инспекторов, которые будут на каждой парковке контролировать снятие номеров.

Но это как раз то, от чего мы хотели уйти, когда вводили в 2015 году парковки и ориентировались на бесконтактный способ оплаты и фиксации нарушений, — чтобы не было возможности злоупотребления и человеческого фактора. Наша система беспристрастна, работает в автоматическом режиме, интервал движения автомобиля со специальным комплексом каждые 15 минут. И в независимости от того, «блатной» номер или нет, все зафиксируются, все в систему попадут и все получать штраф.

— В этом году были случаи конфликтных ситуаций с инспекторами? Как автомобилисты воспринимают таких сотрудников?

— В этом году таких случаев не было. На первом этапе в 2017 году конфликтные ситуации были. Автомобилисты заявляли: «На каком основании вы трогаете мою машину, убираете тряпочку, это моя собственность». Но законодательство полностью на нашей стороне. Парковки — это не частная территория, это места общего пользования. Правилами пользования парковками запрещено находиться на муниципальной парковке со снятыми или нечитаемыми номерами.

Однако за это не предусмотрены санкции, и этим пробелом нарушители пользуются. Да, запрещено, но наказать за это законодательство не позволяет. Потому что только движение автомобилей без номеров запрещено, за это есть штраф. А стоянка без номеров — вроде как запрещена, но штрафа за это не будет.

С 2018 года инспекторам помимо формы закупают еще и видеорегистраторы. При выходе на работу они включают камеры и все конфликтные ситуации фиксируются. Основные жалобы были на то, что инспекторы якобы неаккуратно снимают предметы с номеров и царапают машины. Но когда автомобилисты видят, что все происходящее снимается, то сразу градус понижают. Одно дело — когда твое слово против слова инспектора, другое дело — когда все записано.

— В 2019 году в сети появился парень, который снимал для социальных сетей ролики, где он переодевался в супергероя и снимал бумажки с номеров. Как вы относитесь к такой активной позиции граждан?

— Мы к такому положительно относимся. Ролик мы видели, даже репостили на своих официальных площадках. Я сам, когда просто хожу и вижу, что какой-то автомобилист снимает номер или заклеивает бумажкой, то подхожу и делаю замечание.

Все начинают говорить, что только что подъехали и им нужно на 10-15 минут. Но понятно, что обманывают, потому что 15 минут даются бесплатно. И зачастую это дорогие машины. Их владельцы оправдываются тем, что транспорт в кредит — это из личного опыта, у меня были такие беседы.

Из-за этого кредита они не могут платить 50 рублей в час за парковку, а в день эта сумма доходит до 400 рублей, а если еще и на месяц… И при этом говорят, что город ничего не делает и просто поставил знаки. Но опять же — не все понимают, что организация платных парковок — это не услуга по предоставлению парковочного места, чтобы было удобно припарковаться и целый день стоять. Это мера по организации дорожного движения, призванная исключить ненужный трафик, ненужную парковку.

Если у автомобилиста нет парковочного места в центральной части города, то не приезжай сюда на автомобиле, приезжай на общественном транспорте или кооперируйся с членами семьи, с соседом, друзьями, коллегами по работе: сегодня один привозит, на одно место встает, завтра другой привозит.

Мы добились того, что у нас в центральной части дворы «заработали». В центре много дворовых территорий и много дворов, которые не использовались, и чаще всего, было так: кто успел — тот и встал вдоль улицы. А дворовая территория перекрыта забором, и никто туда заехать не мог — в лучшем случае директор или хозяин офисного центра, магазина, здания заезжает.

И вот мы добились того, что практически все дворовые территории начали использоваться. Либо для своих сотрудников, либо для клиентов, каждое учреждение само определяет кого пускать. Даже «Дом чая», который стоит на Баумана, у него и парковки нет, и то с Астрономической выделили кусок для своих клиентов, чтобы парковаться. Это один из основных плюсов, что территория города начала использоваться более правильно.

Есть и более жесткие запреты. Там, где стоянка и остановка запрещены, поставлены соответствующие знаки. В таких местах есть угроза безопасности, слишком узко — поэтому там запрет. Про это тоже нам говорили, что раньше в каком-то месте был запрет стоянки, а сейчас платная парковка.

Основной довод, которым мы руководствовались, принимая те или иные решения — это были обращения бизнес-сообщества. В некоторых местах представители ресторанного бизнеса сами оплачивали расходы по организации муниципальных парковок с дальнейшей передачей в казну города. Мы не за то, чтобы задушить бизнес или чтобы никто на машинах не ездил, — везде нужно разумную середину находить.

Здесь нельзя сказать, что город хочет заработать, поэтому повышает цену на парковки, либо, наоборот, жестко закрывается и не хочет, чтобы у нас автомобилисты вообще в центр заезжали. Здесь баланс интересов все-таки выдерживается.

Вдобавок у нас дифференцированная плата за парковку. Это рекомендация Минтранса. Когда мы вводили парковки, нам рекомендовали регулировать спрос ценой. Если вы сделаете 10 рублей за час парковки, все места будут заняты, все готовы будут заплатить, город на этом заработает, но все будет заставлено машинами.

Чтобы всегда было место для парковки, нам рекомендовали следующее: если парковка занята на 80%, значит, она востребована, значит, надо цену повышать. Исходя из этого, мы на ряде наиболее востребованных участках сначала сделали 70 рублей. Потом понимая, что они продолжают быть востребованы и там автомобилисты продолжают оставлять машины, мы сделали там 100 рублей.

После того, как автомобилисты начали снимать номера — уже не совсем корректно было принимать меру по увеличению или снижению цены. Понятно, что машины со снятыми номерами так и будут стоять, сколько цену не поставь.

Но мы не только повышаем цену. Одной из рекомендаций было предложение: если парковка загружена менее 30%, значит, там нет такой потребности и не надо завышать цену, и у нас на ряде участков в центральной части города цена снижена до 30 рублей.

Надо сказать, что эффект от этого тоже был. На тех участках, где мы цену подняли, у нас загруженность уменьшилась. Там появились свободные места. А там, где мы цену снизили, загруженность увеличилась. Автомобилисты сами понимали, что здесь подешевле и проще пешком дойти, чем переплачивать.

Это рыночные отношения. Парковочные места — это ограниченный ресурс. Его на всех автомобилистов никогда не хватит. Либо мы делаем «социальную справедливость» и по лотерее разыгрываем парковку среди автомобилистов. Либо кто пораньше приехал — тот встал, но все равно всем не хватит. Либо же экономический рычаг — кто имеет возможность заплатить цену, тот и платит. От этого опять же выигрывает и город — эти средства направляются в том числе и на улучшение дорожной ситуации, на ремонт дорог, социальные объекты, на общественный транспорт.

Если у горожанина нет автомобиля, он пользуется общественным транспортом. Его как пассажира задерживает автомобиль, который перекрыл выделенную полосу. Чтобы этого не допустить, у автомобилиста всегда должна быть альтернатива. Он должен где-то встать, где разрешено.

Очень много иногородних приезжает и удивляются в хорошем смысле слова, что у нас парковки именно работают. В 2019 году приезжали из других городов, чтобы перенять опыт организации муниципальных парковок.

У нас они были созданы за счет республиканского бюджета, и это позволило нам ввести штрафы. Если нет штрафа — без контроля никто платить не будет. Многие наши коллеги, не имея в бюджете средств на организацию муниципальных парковок, пошли по пути государственно-частного партнерства. Но когда привлекаются частные средства — нет возможности вводить штрафы. Потому что это частная парковка и штраф не может пополнять муниципальный бюджет.

А сейчас нарушители, которые снимают номера и думают, что обманывают город, ГИБДД и власти в целом, в первую очередь обманывают самих себя. Потому что, когда они стоят, добросовестные водители не могут найти место и создают блуждающий трафик. И не найдя место, нарушают — заезжают на тротуар, паркуются вторым рядом, думают, что за 15 минут все дела сделают. А 15 минут стоянки вторым рядом создает пробку, которая затем очень долго рассасывается.

Они обманывает и наказывают не власти, а наказывают сами себя. Потому что в пробках они же сами и стоят.

— В этом году в центре открыли велодорожки и на них сразу начали парковаться — с ними как-то вы боретесь?

— Это относится к компетенции ГИБДД, так как является нарушением правил дорожного движения. И под знаки, запрещающие остановку, тоже. Но в последнее время приходится напоминать — мы помимо того, что парковки контролируем, если видим, что машина стоит под запрещающим знаком, фиксируем и направляем в ГИБДД, чтобы они принимали меры.

Точно такая же проблема с парковкой на местах для инвалидов — это тоже полномочия ГИБДД. И точно такая же ситуации с велодорожками. На Дзержинского таких нарушений нет, потому что автомобилисты приучены, как и на Театральной. На Большой Красной студенты еще не привыкли и еще не сталкивались с такими правилами дорожного движения. Но сейчас таких проблем уже меньше.

— Также есть льготный режим муниципальных парковок, который был продлен?

Суббота–воскресенье бесплатно. С 7.00 до 18.00 платная парковка, с 18.00 до 7.00 бесплатно. Это сделано в том числе в качестве поддержки населения. Еще не до конца мы оправились от 2020 года, и было предложение бизнес-сообщества о введении этих льгот. Но надо понимать, что такой режим не может длиться вечно. Когда-нибудь мы из постпандемийного режима должны будем выйти.

— Если у человека сняты номера, скрыты VIN-номера, то остается только полагаться на пеших инспекторов?

— Да. Либо происходит фиксация наших инспекторов, которые фиксируют такие нарушения, когда водитель привинчивает номер или отвинчивает его. Других пока рычагов у нас нет. Но надеемся, что все-таки пример Москвы позволит нам эвакуировать автомобили.

И нужно понимать, что эвакуация бесплатна для автовладельца. В Москве эвакуация бесплатна, потому что формально это не нарушение правил дорожного движения и нельзя применить штрафные санкции. Но так как будет эвакуироваться с места парковки, то в случае доказательства, что он более 15 минут стоял на этом месте, ему придет штраф за неоплату парковки. Он же сам подтвердит, что поставил машину, что ее эвакуировали в определенное время.

Мы изучали судебную практику — в Москве все решения устоялись. Сейчас ждем решения республиканских властей.