«Пока люди разговаривают, женщин избивают»: почему России нужен закон о домашнем насилии
news_header_top_970_100

«Пока люди разговаривают, женщин избивают»: почему России нужен закон о домашнем насилии

От рук мужа погибли почти 70% убитых женщин, а в государстве нет официальной статистики и закона, отмечают эксперты. 

Консорциум женских неправительственных организаций в 2021 году провел расследование. По его результатам, самое опасное место для российской женщины – собственный дом. Каждый год в России 66% убитых женщин были жертвами домашних побоев. 

В последние годы о  проблеме активно говорят правозащитники. «Бьет, значит сядет»; «Терпи и умирай, или сядешь за самооборону»; «Семью разрушают побои, а не возможность получить защиту» — с этими лозунгами активисты выходят на одиночные пикеты и митинги за принятие закона о домашнем насилии.

Сегодня отмечается международный день борьбы с домашним насилием в отношении женщин. Корреспондент «КВ» попыталась ответить на вопрос – есть ли в стране реальные механизмы защиты женщин от домашнего насилия. 

pixabay.com

 

Фото: © pixabay.com


«Он был настоящим мужиком, поэтому следы побоев на теле мамы не проходили очень долго»

Она просит нас называть ее в материале Ясмина Ильгизовна. Она работает менеджером по продажам в крупной компании. У нее есть квартира, машина, уважение и два кота. И она почти не доверяет людям. На этой планете всего пара человек знает, что происходило в детстве этой женщины. 

Ясмина была невысокой семилетней первоклассницей. «Любила рисовать серых зайцев и просила маму вплетать в косички розовые ленточки. Днем ходила в школу, а вечером, как взрослая, сама шла до кружка танцев. До семи лет у меня не было друзей. Отец запрещал нам, детям, ходить в детский сад и играть с чужими детьми», – гвспоминает девушка. В его правилах, рассказывает Ясмина, воспитывать девочку должна была только мать — наверное, поэтому отец не принимал участия в жизни дочки. 

Ясмина признается – в дестве не любила приходить домой. Иногда она фантазировала, что у нее нет дома, а спит она на улице. Девочка любила семью — маму и брата Шамиля. Но кроме них дома еще был отец. «Именно отец, а не папа», — вспоминает девушка. 

Отец всегда был злым. «В детстве я играла в сказки. Наш дом был королевством, я — принцессой, мама — главным героем, а папа — драконом», — говорит Ясмина. Дракон часто нападал на главного героя. Сказка про принцесс превратилась в боевик: прямо на глазах детей отец поднимал руку на маму. 

«Он бил нечасто — может быть, раз в месяц. Отец был сильным, „настоящим мужиком«, поэтому каждый удар оставался на теле мамы и не заживал очень долго», — вспоминает Ясмина.

Обычно он делал это тогда, когда собирался выпить в компании, а мама задавала «лишние» вопросы. «Это он называл их лишними. А я считаю, что жена имеет право спросить, куда муж уходит на три дня», — уточняет Ясмина.

Отец делал скандалы из ничего, по словам девушки, часто пытался найти причину, чтобы уйти из дома. «Он часто пил, а мама говорила, что у него есть еще одна семья. Я была неглупым ребенком: всегда понимала, что мама не виновата. Она — мой герой с первых дней жизни до сих пор. Бесконечно ее люблю», — говорит Ясмина.

Несмотря на все это, Ясмина не считает отца плохим человеком. Он просто попал под влияние друзей, слушал их. «Если бы жил своей головой, то все было бы по-другому — но для него было важнее мнение „своих пацанов«, чем здоровье семьи», — признает девушка.

 

Фото: © pixabay.com


«Я не знаю, почему отец был главой семейства»

Девочка никогда не слышала, чтобы отец извинялся и говорил «спасибо». Она никогда не видела, чтобы он сам готовил себе еду или гладил одежду. Отец ни разу не дарил подарков своим детям. «В детстве я не понимала, почему он был главой семейства. Я знала, что его уважали в мужских компаниях, но его дети, жена и мать только боялись», — делится Ясмина.

Она считает, что женщине не должно быть страшно дать отпор. «Можно один раз дать сдачи, возможно тогда он поймет, какого это и перестанет», — уверена девушка. 

Так и случилось в их семье. Мама не выдержала и спустя несколько лет избиений дала отпор. С тех пор отец ее не бил, но они все равно развелись. В последние месяцы перед разводом она не могла смотреть на мужа. Не могла с ним говорить, находиться в одной комнате. «Мама говорила мне, что не хочет, чтобы ее дочь росла в такой семье, и считала, что это нормально. Еще съедала злость за прошлое, и она ушла, хотя вся семья отговаривала», — вспоминает Ясмина. 

Она уверена, что многие жены остаются в браке и терпят побои ради детей. «Потому что женщина не знает другой жизни, она так привыкла. Ее так воспитали. Они не понимают, что можно жить по-другому. А если даже понимают, то боятся осуждения родственников, знакомых, друзей», – считает Ясмина. 

«Особенно те девушки, которых выдали замуж очень рано. Мне кажется это просто издевательство над человеко – заставить насильно жить с нелюбимым мужем. Когда он сильно старше жены, муж начинает чувствовать власть, бьет и остается безнаказанным», — Ясмина говорит аккуратно, перебирая слова. 

«Бояться не нужно. Особенно мнения людей: пока они разговаривают, женщину избивают до полусмерти. Нужно верить в свои силы, женщины не слабые, как многие считают».

pixabay.com

 

Фото: © pixabay.com

Больше половины уголовных дел прекращаются

Многие жертвы домашнего насилия не знают, как правильно написать заявление в полицию, по какой статье выдвинуть обвинение и как «снять» побои. Из-за этого преступления плохо раскрываются, рассказала «КВ» кандидат юридических наук Светлана Кормильцева.

В прошлом году в России суд рассмотрел 3393 уголовных дел за побои, говорит она. Осудили только 48%. Почти две тысячи «домашних тиранов» остались без наказания — суд прекратил их дела. 

Еще 61% дел прекращены за легкое причинение вреда здоровью — это практически три тысячи обвиняемых, которые не получили наказания, но и не были оправданы. 

Наш законодатель решает проблему так, как написано в законе, отмечает Кормильцева, а не так, как лучше на практике.

«Многих проблемных вопросов нет в тексте закона, в том числе о домашнем насилии. Получается так: проблема есть, ее нужно решить, жертва написала заявление — но решить мы ее не можем, потому что в законе про это ничего не написано. 

Домашнее насилие сложно доказать, нет сформированного рабочего механизма. Поэтому государство дополняет уже существующие законы: «Чтобы улучшить положение, в 2021 году Пленум Верховного суда России принял новые поправки в уголовно-процессуальный кодекс. Теперь дело о домашних побоях не прекращается, даже если стороны помирятся или если жертва заберет заявление», — отмечает Светлана.

«Хорошо, что день борьбы с домашним насилием отмечается на международном уровне. Потому что проблема стоит остро не только в республике Татарстан», – считает Сабурская Сария, уполномоченный по правам человека РТ. Как сообщает Сабурская, команда омбудсмена заключила соглашение с МВД о передаче звонков по номеру 112. Именно по этой линии звонят люди, которых нужно срочно спасать от насилия в семье. Не только женщины: и мужчины, и пожилые люди. 

«Мы взаимодействуем с общественными организациями и приютами, в которых женщина и дети могут скрываться от насильника. Мы понимаем, что иногда это необходимо, – говорит Сария Сабурская. – Да, есть закон, который должен жестко наказывать агрессора. Но вы знаете, сегодня не сразу можно применять серьезные меры уголовного наказания – закон изменился несколько лет назад, сначала идут предупредительные меры. На мой взгляд, ужесточение должно быть». 

«Разница между статистикой МВД и исследованиями независимых организаций очень большая. Не думаю, что Министерство внутренних дел заинтересовано скрывать эту ситуацию. Когда я посещаю исправительные учреждения, часто встречаю тех, кто совершал насилие в семье и находится под заключением. Нет смысла скрывать эти цифры, ведь насильники могут совершить преступление и в отношении обычных людей, не только семьи», – говорит Сабурская. 

Омбудсмен считает, что нужно прояснять объективность независимых исследований, садиться вместе за стол переговоров и приходить к общим цифрам.

Если вас коснулась проблема домашнего насилия, вы можете обратиться в женский кризисный центр «Фатима». Центр помогает психологически и юридически, составляет план безопасности в критических ситуациях. У «Фатимы» есть горячая линия: +7 843 246 44 01 (работает по будням с 9:00 до 17:00)