Роковая встреча
news_header_top_970_100

Роковая встреча

Юра уже свернул в переулок к своему дому, как вдруг его взору открылась картина, увидев которую, он невольно остановился. Двое довольно крепких молодых людей пытались втолкнуть в стоящую рядом машину девушку. Третий держал дверцу и страшно ругался.

Юра, еще не обдумав своих действий, крикнул:
- Эй, вы что, офонарели?
Все, включая девушку, дружно повернулись в его сторону. После минутного замешательства все продолжилось. Юрий уже двинулся к ним, убыстряя шаг. Не успел он протянуть руку, как один из ребят развернулся и точным ударом въехал ему в переносицу. Второй девушку не только не отпустил, но и стал держать еще крепче. А вот третий, бросив держать дверцу, подлетел к Юрию и нанес ему удар куда-то в область живота так, что у парня потемнело в глазах. Он, помня, что в таких ситуациях главное - не оказаться на земле, попытался прийти в себя и отражать удары, которые наносились уже непрерывно. И ему это уже стало удаваться, он даже начал переходить в нападение, как был сбит с ног. На него обрушился град сильнейших пинков. Как мог уворачивался, но глаза видели плохо. То ли кровь лилась по его лицу, то ли подбитый глаз уже заплыл... Извернувшись, он сумел не глядя нанести ногами несколько болевых ударов нападавшим. Уже нащупав точку опоры, был готов вскочить и перейти к активной атаке. И тут раздался крик девушки:
- Не надо! Я поеду, не трогайте его! 
Тут только он заметил, что сзади него стоял, замахнувшись монтировкой, тот, который все это время держал девушку. На мгновение молодые люди замерли, после чего дружно двинулись в сторону машины. Вскоре они вместе с девушкой уехали, а Юрий остался лежать на асфальте. Он поднялся, и только после этого ощутив боль во всем теле, двинулся в сторону дома.
С неделю он проходил, вернее сказать, прохромал на работу с синяками и ссадинами на лице, а также на всем теле. В пятницу зашел за продуктами в магазин возле дома. 
Корзинка была уже полная, а он не купил еще и половины нужного. Вернуться за тележкой или докупить потом? 
- Живой, бэтмен? – услышал он позади себя женский голос.
Он обернулся. Перед ним стояла та самая, за которую он вступился и так бездарно не отстоял ее.
- Частично, - ответил он. - А вы как?
- Я? – она будто даже удивилась. – А мне-то что будет, я же в драке не участвовала.
- Ну вас же... - начал было Юрий, но она перебила.
- Да ничего такого. Нет-нет, ты все равно совершил поступок – заступился за беззащитную девушку.
Она засмеялась, а ему захотелось уйти. Неожиданно девушка перестала смеяться и вполне серьезно сказала:
- Все, что ты сделал, достойно всякого уважения и было не напрасно. Я серьезно. Только я совсем не беззащитная, понимаешь...
Неожиданно она, заглянув в его корзину, сменила тему: 
- Ты все купил? Нет? Тогда я возьму еще одну корзину. 
Вдвоем они быстро купили все необходимое, а потом, расплатившись, вместе вышли на улицу.
- Ты живешь где-то рядом? – спросила она, не позволяя ему взять у нее пакеты и крепко держа его под руку. – Как тебя зовут?
Юрий ответил. Девушка назвалась Машей. Он хромал, а она легкой бабочкой порхала рядом, не убирая руки. И все говорила, говорила...
- Это все мои одноклассники. Они, как это говорят, вступили на скользкий путь... Сначала связались со шпаной, потом, насколько я понимаю, пошли дела посерьезней. И вот они подстроили мое знакомство с каким-то их боссом. Ничего серьезного, но он на меня запал. Ничего у меня с ним не было и быть не могло, но в тот день ему приспичило, чтобы я поехала с ним на какой-то тусняк. Я отказалась, дальше ты видел. 
Юра хотел что-то спросить, но она кивнула головой, будто в знак согласия, и продолжила:
- Тебя интересует, что было дальше? Ни-че-го! Ничего не было. Мы приехали, я ему как могла все объяснила, в том смысле, что у меня с ним ничего не может быть, сказала, что только что его головорезы избили моего жениха.
Юрий остановился и посмотрел на Машу. Та, не дав ему опомниться, потянула его за собой и продолжила: 
- Ты не переживай. Считай, что это мое предложение, от которого ты волен отказаться. Так вот, этот бандит не только поверил мне, но извинился и отпустил на все четыре стороны. А насчет беззащитности... У меня, между прочим, пояс по карате. И своих одноклассников я, бывало, метелила по-серьезному. Все на путь истинный пыталась направить. Вот, вкратце так. В гости-то пригласишь?
Они уже стояли возле дома Юрия, и он думал, как зазвать ее к себе, поэтому вместо ответа часто-часто закивал головой.
Маша органично вписалась в его квартиру. Сама нашла тапочки, которые можно было надеть, помогла снять куртку и переобуться Юрию, который от неожиданности засмущался. Пройдя на кухню, разобрала пакеты, оставив некоторые продукты на столе.
- Я что-нибудь приготовлю? Ты не против?
Юрий только пожал плечами.
- Ты после моего монолога дал обет молчания? – улыбалась Маша.
- Да нет, - только сейчас он понял, что действительно за все это время не сказал ни слова. – Я даже рад.
- В тот роковой вечер ты был намного храбрей, - она засмеялась, потом враз стала серьезной. – Если я в тягость или раздражаю – скажи, тут же уйду. Ты только не думай, я не навязываюсь к тебе в...
Она замолчала, кажется, боясь слова, которое у нее чуть не вырвалось. 
- Скажи, - уже тихо, почти прошептала она.
- Ты мне не тягость и не раздражаешь. Даже... Я ведь пытался разыскать тебя. Нашел даже хозяина машины, но мне это не помогло.
- Забудь ты эту машину, этих идиотов, тот вечер. А вот я не забуду. Ведь ты тогда вступился за мою честь. Ты - рыцарь. Мой рыцарь, если не против. Впрочем, если против, ты все равно останешься рыцарем. 
«Это сон», - подумал Юрий и погрузился в него с реалистичной страстью. Он помогал Маше как мог, что-то мыл, чистил, нарезал. Варить кофе он ей не доверил, выразив свою категоричность лаконичным «это сделаю я». Он стал весь каким-то решительным, уверенным в себе. В то же время галантным и внимательным. Рыцарство обязывало! А еще он стал говорливым. Поначалу болтал о пустяках, а потом вдруг пересказал Маше всю свою жизнь. Со всеми красотами и даже неприятными эпизодами, о которых хотелось никогда не вспоминать. 
Маша продолжала колдовать у плиты. Со стороны казалось, что она не слушает его. Но временами девушка то вскидывала руки в удивлении, то в восхищении поднимала брови, то хмурилась, то заходилась от хохота. Потом они вместе плакали. Лук попался слишком едким. А потом был сказочный вечер, начавшийся ужином. Сказка продолжалась весь вечер, ночь, и им верилось, что продолжение затянется на долгие годы.