Не приемлю слова «чиновник»

Сейчас принято негативно отзываться о советском прошлом. Но правильно ли всю эпоху рисовать в темных тонах? Много было хорошего, доброго.

По окончании строительного техникума я был направлен на работу в трест «Казаньхимстрой». Дали мне, 17-летнему мальчишке, в подчинение 117 человек. Как ими руководить? Это было серьезное испытание.

Мне всю жизнь везло на хороших людей, которые были и жизненными наставниками, и поддерживали в трудную минуту. Расскажу один случай, который покажется обыденным, но из таких мелочей складывается человеческая личность. На одном крупном совещании в присутствии нескольких директоров заводов я стоял чуть в стороне и грыз семечки - рука в кармане. Мой руководитель терпеливо дождался окончания совещания и в корректной форме объяснил мне, как себя нужно вести. Другой бы рявкнул, оскорбил при людях. И какая была бы моя ответная реакция? А так мне был преподан урок на всю жизнь. Постоянно слежу за собой: как я одет, в какой позе нахожусь при разговоре.

Были мы молоды, работали с каким-то особым душевным подъемом. Вставать приходилось ежедневно в пять утра, и это считалось нормальным. По выходным устраивались воскресники - и тоже никто не роптал. Так уж мы воспитаны были: прежде думай о Родине, а потом о себе. Не подумайте, что я противопоставляю наше поколение нынешней молодежи. Молодежь у нас прекрасная, но с ней никто не работает. Прохожу мимо вузов, школ - на крышах снег, дороги никто не чистит... Дайте студентам, старшеклассникам лопаты - что, они откажутся привести в порядок территорию вокруг родного учебного заведения? Не думаю. Получается, их организовать некому. Если мы хотим вырастить нормальных людей, надо быть ближе к молодежи, помогать ей, вникать в проблемы подрастающего поколения.

Я работал в комсомоле, был секретарем райкома партии, заместителем председателя горисполкома. Сейчас часто говорят, что мы жировали, имели привилегии, недоступные рабочим и инженерам. Так вот, работая в партийных органах, я с семьей (пять человек) жил в 9-метровой комнате. Могу назвать адрес: ул. Свердлова, 45, кв. 6. Вода с колонки на улице, общий сортир во дворе, отопление печное. Даже когда занимал должность зампреда горисполкома, моя мама продолжала жить на Свердлова. Попробуй нарушить порядок очереди на квартиру - быстро вызовут в соответствующие органы, и завтра ты уже никто!

А теперь попытаюсь развеять миф о безделье партийных руководителей. Озеро Кабан из-за постоянного стока в него промышленных отходов в буквальном смысле слова умирало. Запах стоял зловоннейший. И это в центре города! Денег на очистку нет. Собрали технику с крупных промышленных предприятий, изыскали необходимые средства - и трест «Татгидромеханизация» два года перекачивал иловые осадки в волжские очистные сооружения. Дважды поменяли воду в Кабане. Сейчас и вода в озере прозрачная, и воздух чистый, и гулять по берегу приятно... Кто знает, чего эта красота нам стоила?! Кто об этом написал?

И таких случаев много можно вспомнить. Это были рядовые будни работника горисполкома. Не приемлю слова «чиновник». Мы были ломовыми лошадьми, рабочими пчелами. Я проработал в этой структуре 27 лет, знаю, о чем говорю. Однажды перед ноябрьскими праздниками случилась авария - перестала работать канализация, пришлось отключать воду в многоквартирных домах... Сунулся в колодец молодой рабочий - и его просто смыло туда! Мы по пояс работали в ледяной воде. Наконец из коллектора достали с десяток бревен... Кто их туда забил? Мне кажется, это была спланированная диверсия - в годы перестройки и не такие случались «подставы». Однако к праздникам аварию ликвидировали, воду мы казанцам подключили. А я тогда сильно простудился, трижды переболел воспалением легких.

Как-то приглашают меня на телевидение по вопросу перепрофилирования магазина «Юность» в магазин «Ткани», где планировалось реализовывать жителям Казани излишки производства Чебоксарского хлопчатобумажного комбината - это было большое подспорье при том дефиците, какой в то время имел место. Поскольку приглашение было прислано в последний момент и я был занят, предложил вместо себя начальника управления торговли. Включаю телевизор и вижу: ведущий, показывая на пустое кресло, говорит, что, мол, Фарахутдинов испугался объяснения перед народом и на передачу не приехал. Пытался объясниться с телекомпанией - она вторично выставила меня в черном цвете на всю республику. Но правда свое взяла, потом передо мной публично извинились, того телевизионщика сняли с работы. А я надолго попал в больницу.

Однако прошлое вспоминаю добром. Мы, прошедшие огонь и воду, и сейчас много делаем для людей, для нашего общества. Не о себе говорю - о своем поколении.

КВ
Лента новостей