В деле рядового Хабирова правозащитники оказались лишними, при этом деятельность военных далека от законности

Ситуация вокруг дела рядового Радика Хабирова продолжает накаляться. Как уже писали Казанские ведомости, в Тоцк должны были выехать группа представителей Общественной палаты РТ и Игорь Шолохов - заместитель председателя совета Правозащитного центра Казани (того самого, что оказывал правовую поддержку отцу Хабирова, а затем пригласил для участия в расследовании адвоката Рамиля Ахметгалиева).

"ПОСТОРОННИХ НЕ БЕРЕМ"

Однако оказалось, что Шолохов из списков был вычеркнут. "Списки согласованы, посторонних не берем", - объяснили ему.

Почему правозащитники оказались в этом деле "посторонними", возможно, исчерпывающе объясняют слова начальника отделения морально-психологической и информационной работы военного комиссариата РТ Дмитрия Литвинова, сказанные им в разговоре с Игорем Шолоховым: "К правозащитникам у нас в армии настороженно относятся, не всегда нравится то, что вы делаете..."

А ведь министр обороны Сергей Иванов в своем выступлении на втором всеармейском совещании офицеров младшего звена призывал офицеров не закрывать глаза на очевидные проблемы армии, которая должна быть максимально открыта обществу; более того, "нужны надежные механизмы общественного контроля над вооруженными силами", сказал он.

Тем не менее из Казани в Тоцк уехали только представители Общественной палаты Татарстана и военного комиссариата республики - именно на этом настояло руководство воинской части.

ОБЪЕКТИВНОСТЬ ВОЕННЫХ ВРАЧЕЙ под СОМНЕНИЕМ

Между тем действия самих экспертов со стороны военных вызывают возражения с казанской стороны. К примеру, адвокат Рамиль Ахметгалиев потребовал отстранить ряд медицинских экспертов, которые в настоящее время проводят психолого-психиатрическую и судебно-медицинскую экспертизы в Самаре. Свое ходатайство по этому поводу он объясняет следующим казусом. В комиссию, которая сейчас проводит экспертизы по делу Хабирова, входят специалисты 22-й военно-врачебной комиссии Приволжско-Уральского военного округа. Это та самая комиссия, которая 18 мая сего года сделала вывод о негодности Хабирова к военной службе. Теперь те же самые специалисты должны дать оценку законности и обоснованности действий самих же себя. Такая ситуация прямо противоречит закону - в соответствии со статьями 61, 62 и 70 УПК России, в которых перечислены обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу, эксперт не может участвовать в производстве экспертизы, в предмет исследования которой входят вопросы о действиях и решениях самого эксперта.

Рамиль Ахметгалиев предлагает свой вариант решения этой ситуации путем перекрестной экспертизы:

- Предлагаем следствию для объективности поручить проверку законности действий гражданских врачей призывной комиссии военным медикам, а экспертизу действий военных врачей назначить в гражданское экспертное учреждение. Оно не должно находиться в Татарстане, Самарской, Саратовской и Оренбургской областях, где Хабиров проходил лечение.

Кроме того, существует мнение, что военные врачи вообще не должны быть экспертами по делам об армейском произволе и дедовщине.

- Армия - это корпорация, - считает председатель Межрегиональной ассоциации правозащитных организаций "АГОРА", кандидат юридических наук Павел Чиков. - Дознаватели, командиры частей, военнослужащие и врачи финансируются из бюджета министерства обороны. Они все находятся в служебной зависимости друг от друга, что снижает гарантии объективности их выводов. К тому же, на наш взгляд, военные врачи как эксперты полностью себя дискредитировали по делу Сычева.

ВОЕННЫЕ ПЫТАЛИСЬ ИЗЪЯТЬ ПИСЬМА РАДИКА

Впрочем, и это еще не все. В историю Радика Хабирова вплелся уже почти детективный сюжет. На прошлой неделе к его отцу Саитгараю Мингареевичу явился военнослужащий той же войсковой части, в которой служил Радик, чтобы изъять личную переписку Радика Хабирова для проведения почерковедческой экспертизы.

Адвокат, который тут же приехал к Хабировым, усомнился в законности полномочий посланника из Тоцка. Кроме того, тот не предъявил обязательное в таких случаях судебное решение.

- И главное, - пояснил потом Рамиль Ахметгалиев, - мы сомневаемся в объективности экспертных исследований, которые проводят по этому делу учреждения, относящиеся к минобороны. Отсутствует гарантия независимости экспертов. Нам нужна независимая почерковедческая экспертиза.

Письма отец и адвокат Хабирова военному из Тоцкого гарнизона не отдали. Кстати, у них самих вызывает сомнение подлинность последнего письма Радика, отправленного в день попытки суицида 22 января этого года. Саитгарай Мингареевич еще тогда обратил внимание, что письмо какое-то странное. Во-первых, начиналось оно необычно: "Здравствуйте, мои дорогие татарстанцы!" - этот высокопарный стиль сразу насторожил отца. Обычно Радик писал проще: "Привет всем от Радика!", "Привет всем из Саратова!" и снабжал свои письма забавными рисунками. Например, сообщая, что скоро начнется обед, рисовал часы, на которых было указано, сколько времени осталось до обеда, и т.д. Часть содержания письма не соответствовала содержанию двух предыдущих писем, как будто их писали два разных человека, хотя описывалась одна и та же ситуация. И самое странное: между последней строчкой письма и подписью осталась почти целая страница без текста.

В настоящее время ассоциация "АГОРА" решает вопрос о проведении независимого почерковедческого исследования. Следователь военной прокуратуры Тоцкого гарнизона Александр Пырков заявил, что он будет рассмотрен им совместно с руководством военной прокуратуры этого гарнизона. Кстати, он принес Рамилю Ахметгалиеву свои извинения по поводу того, что не уведомил его о приезде дознавателя из Тоцка, и сообщил, что в дальнейшем уголовное дело будет передано другому следователю.

КВ
Лента новостей