72 года с осколком в груди

В истории Великой Отечественной войны Курская битва по масштабу, значимости и накалу сражений стоит наравне с битвами под Москвой и Сталинградом. Участник тех боев - коренной казанец Юрий Николаевич Шастин - до сих пор носит в своем теле памятку тех далеких жарких дней - осколок от вражеской мины.
Июнь 1943 года, Курская дуга. Царица полей пехота уже месяц вгрызается в землю, копает траншеи. - Я был пулеметчиком в составе 27-й армии Степного фронта, - вспоминает Юрий Николаевич. - Что больше всего запомнилось при подготовке перед боями на Курской дуге, так это жара. Донимала она нас неимоверно, температура стояла под 40 градусов. Ни ветерочка, ни тенечка, острая нехватка воды. А ты все копаешь и копаешь, пыль забивается в глаза, рот. Но все это оказалось цветочками по сравнению с тем, что нас ждало впереди.5 июля фашисты пошли в наступление. Юра Шастин вместе со своим пулеметным расчетом был во втором эшелоне. Молодых, еще не обстрелянных старались хоть как-то сберечь. В первом эшелоне находились опытные взрослые бойцы.- Слышим - взрывы, бой идет сильный, - говорит Юрий Николаевич. - Не страшно, но какой-то мандраж. Вдруг в траншею сваливаются наши солдаты из первого эшелона. Началось отступление. Позже и нам пришлось сменить позиции. Отступали и вновь шли вперед. Наступая, видели много трупов солдат. Зрелище тяжелое, но атакующим не до мертвых. Они шли вперед, а трупы позже собирали похоронные команды.Оборона шла весь июль. На Курской дуге командир пулеметного расчета Юрий Шастин впервые увидел немецких «Тигров» из танкового дивизиона «Мертвая голова». - Перед отправкой на фронт нас учили армейским премудростям. В том числе и тому, как нырять под танк, проезжающий над траншеями, чтобы потом подбить его, - говорит Юрий Николаевич. - У многих ребят получался этот трюк, но с «Тиграми» он не проходил. Тяжелая машина, наезжая на окоп или траншею, буквально раздавливала своей махиной все живое, что там было. А если еще танкист делал разворот, то шансов остаться в живых не было.Курская битва продолжалась, шел уже второй месяц сражений. Бои шли на ахтырском направлении, они стали частью завершающего этапа Курской битвы. Обороне Ахтырки, небольшой железнодорожной станции под Харьковом, фашисты придавали большое значение. Это объяснялось тем, что она оставалась единственным опорным пунктом, откуда гитлеровцы могли оказать содействие харьковской группировке своих войск. Бойцы 27-й армии Степного фронта вместе с другими шли в наступление.- Мы двигались на Ахтырку, если это можно было так назвать, - говорит Юрий Николаевич. - Фашист так стрелял, что головы не поднять. Именно здесь наш пулеметный расчет из трех человек друг за другом выбыл из строя. Вначале ранили наводчика, затем пулеметчика, а после мина разорвалась рядом со мной. Ранение было тяжелое, но, как видите, остался жив. Правда, осколок в районе левого плеча так и остался. Военный хирург не рискнул его трогать тогда, а после я и сам не захотел. Так и прожили мы с ним 72 года, не мешая друг другу. Четыре месяца госпиталя, после - запасной полк. Снова на фронт Юрий Николаевич попадает только в январе 1945-го. Еще полгода боев - и долгожданная Победа, которую наш герой встретил в Восточной Германии. Сейчас Юрию Николаевичу 90 лет. Он еще бодрый, активный, самостоятельно и легко передвигается по городу, встречается со школьниками, рассказывает о войне, чтобы те знали о ней правду и помнили погибших. К сожалению, нет уже в живых его супруги, многие товарищи тоже в мире ином. Но есть дочь, внуки и правнучка, которые радуют ветерана. С Днем Победы вас, Юрий Николаевич!

КВ
Лента новостей