Горькая осень жизни

«Старый, что малый. Только малыши людей умиляют своей беспомощностью и непосредственностью. Пожилые, напротив, раздражают», - подобное признание я услышала от соседки тети Кати.

ПРИЗНАНИЕ. Временами я забегаю к тете Кате то за солью, то еще за какой-нибудь мелочью. Старушка, бездетная вдова, радуется моим нечаянным визитам и старается задержать на полчасика, чтобы излить одинокую душу. На этот раз она заговорила о житье-бытье стариков в семьях родственников.

- То ли всегда так было, то ли времена изменились, только не нужны мы сейчас своим детям и родным! - заявила тетя Катя. – Молодых тяготит совместное проживание с престарелыми родителями, бабушками и дедушками. А вот когда я была молодой, мы старшим перечить не смели. Сейчас маленький внучок покрикивает на бабулю. А повзрослевший отпрыск создает невыносимую жизнь. Или вовсе выгоняет деда с бабкой из собственного жилья на улицу. Зачем они ему? После того как оформят дарственную на квартиру, нужды в стариках нет. Некоторые мои подружки уже поплатились за свою доброту. Живут, правда, не на улице, но хуже дворовой собаки. Родные и не скрывают, что ждут не дождутся, когда старики уйдут в мир иной. В такие минуты они готовы бежать от своих близких хоть на край света. Согласны даже в дом для престарелых. А ведь там не сахар.

НОСТАЛЬГИЯ ПО ЗАПАДНОЙ СТАРОСТИ. Разговор имел продолжение. В редакцию пришло письмо, в котором автор сетовала на безрадостную старость и черствость детей. «Почему бы в России не создать пансионы для престарелых, как в западных странах? - спрашивала она. – Там старики живут в свое удовольствие, отдыхают, путешествуют. А главное, не мешают близким и не раздражают их. Российские интернаты, скорее всего, смахивают на места лишения свободы».

Арский дом-интернат для престарелых и инвалидов открыт сравнительно недавно. В новое здание со всеми удобствами 50 жильцов въехали в 2002 году.

В доме просторные коридоры, комнаты на два-три человека. Комфорт без изысков: кровати, тумбочки, платяные шкафы. Всюду комнатные цветы, чистота. Перед крыльцом интерната тонкие деревца, клумбы. Постояльцы по своему усмотрению проводят здесь свободное время: гуляют по территории (за забор выходить нельзя!), отдыхают на скамеечках. А кто-то целыми днями спит у себя в комнате. Жизнь размеренная, сытая, режим дня однообразный: от завтрака до обеда, от полдника до ужина. Из развлечений - художественная самодеятельность местных школьников да выступления заезжих артистов.

- Хорошо тут, беззаботно, да только не свое, - вздыхает Талия апа (имена изменены). – Коль знала бы, как тоскливо здесь, ни ногой сюда! Домик у меня в деревне остался. Сейчас заколоченный стоит. Испугалась, что одна зиму не переживу, замерзну, дров не запасусь, вот и бросила его. А летом-то у меня хорошо, огородик под боком. Возишься по хозяйству, не заметишь, как день пролетит. В интернате же время тянется долго. Без дела ведь маемся.

- Скучно, - подтверждает слова соседки Андрей Иванович. - Каждый как может убивает время. Куда-либо сходить не разрешается. За эти годы я каждый камушек перед домом выучил. Только прогулкой и спасаюсь. Хочется быть кому-то полезным, чем-то заниматься, выйти в город прогуляться, на рыбалку сходить да просто на людей посмотреть.

«Сил нет, но и в стариковский приют маму не отдам!» - заявила моя приятельница. Ее мама прикована к постели три года. Родных в городе нет. Она единственная дочь, которой 40 с хвостиком. Парализованную мать оставлять не с кем, платить сиделке нет денег. Подрабатывает мытьем полов в подъездах. Основной источник дохода – мамина пенсия.

- Денежные трудности как-нибудь бы пережила, - вытирает слезы Лариса. – Хроническая усталость одолела. Не отдохнешь, толком не поспишь. Невыносимо натыкаться на глаза родного человека, полные боли и страдания, которые ты бессильна облегчить.

Заикаюсь об интернате для инвалидов.

- Да ты что! – возмущается женщина. – У нас не то государство, где созданы все условия для пожилых людей! Да и совесть не позволит. Как я потом смогу жить?

Сдать престарелого родителя в приют нам не позволяют национальные традиции, воспитание. А как с этим за рубежом?

ИНФОРМАЦИЯ ИЗ ИНТЕРНЕТА. При наступлении возраста 60 - 70 лет жители западных стран стремятся переехать на отдельное место жительство. В США половина людей пенсионного возраста проживает в домах престарелых. В Европе процент пониже, но тенденция все равно налицо. В Швеции пожилые добровольно переселяются в пансионаты для престарелых. Только 3 процента шведов проживают вместе со стариками. А уход за лежачими больными берет на себя государство.

КОММЕНТАРИЙ. В Татарстане, утверждает замминистра труда, занятости и соцзащиты РТ Наталья Бутаева, дела с домами-интернатами обстоят чуть иначе, чем в западных странах, но ничуть не хуже.

- По роду своей деятельности мне приходилось бывать в зарубежных пансионатах для пожилых людей, - говорит она. – Поверьте, не все они одинаково хороши. Есть получше, есть и похуже. В нашей республике европейским требованиям отвечает Чистопольский дом-интернат для престарелых на 120 человек. Совсем скоро откроется такое же учреждение в Елабуге на 140 мест. Соответственно дома с малой комплектацией будут закрываться. Не нужно заблуждаться по поводу европейского качества обслуживания. Месяц реабилитации в социальном учреждении для престарелых в Германии стоит 3 тысячи евро. У нас такого же уровня это будет стоить 300 евро. Как говорится, почувствуйте разницу.

На Западе есть и частные пансионы. Есть они и в России, в основном в Москве и Санкт-Петербурге. Стоимость проживания в них намного дороже, чем в государственных, – 30 тысяч рублей в месяц (в госучреждениях – 7 тысяч). В Татарстане и Казани частных домов для престарелых не зарегистрировано. К счастью, наши сограждане воспитаны иначе в этом вопросе, нежели европейцы. Они отдают родителей в интернаты, только когда нужда заставит.

ЕСТЬ ЛИ ВАКАНСИИ?
Всего в Татарстане 32 дома-интерната для престарелых и инвалидов. На сегодня очереди на получение в них путевки практически нет. Напротив, 90 мест свободны.

ЧТО НУЖНО? Для получения путевки в дом-интернат для престарелых и инвалидов:
1. Заявитель должен обратиться в территориальный орган Министерства соцзащиты по месту жительства, где ему разъяснят условия помещения в учреждение и он узнает перечень необходимых документов.
2. Следующий этап – заключение клинико-экспертной комиссии, которая на основании результатов обследования материально-бытовых условий и социально-экономических факторов проживания заявителя должна оценить степень индивидуальной нуждаемости.
3. После сбора комплекта документов заявление о выделении путевки с сопроводительным письмом территориального органа направляется в Минтруда, занятости и соцзащиты РТ, которое выдает путевку на имеющееся в наличии свободное место в один из домов-интернатов республики.
4. Критерии нуждаемости в стационарном социальном обслуживании: нуждаемость в постоянной или временной посторонней помощи вследствие частичной или полной утраты возможности самостоятельно удовлетворять свои основные жизненные потребности при наличии ограничений способности к самообслуживанию и (или) самостоятельному передвижению 2 или 3-й степени.
5. Если гражданин одинокий, не имеет совершеннолетних трудоспособных близких родственников, обязанных по закону осуществлять помощь и уход, он принимается на обслуживание на условиях оплаты в размере 75% от его пенсии (при расчете не учитываются ежемесячная денежная выплата и соцпакет, получаемый в денежном выражении).
6. При наличии близких родственников прием на обслуживание осуществляется при условии долевого участия в оплате за предоставляемые услуги. Сам гражданин вносит оплату в размере 75% от пенсии, оставшуюся сумму до утвержденного норматива финансовых затрат ежемесячно доплачивают родственники. Сегодня сумма доплаты может составить до 7000 рублей в зависимости от расположенности дома-интерната (в городе или на селе). А  также размера пенсии самого престарелого гражданина и соответственно доли, которую он внесет сам.

КВ
Лента новостей