Вот моя деревня, а вот мой дом родной: взгляд с высоты полета на кукурузнике

До начала 90-х годов прошлого столетия можно было запросто слетать на самолете не только в Москву, но и Набережные Челны, Бугульму, Тетюши... Причем стоимость полета от Бреста до Владивостока равнялась всего лишь двум студенческим стипендиям.

Вспомним тогдашнее соотношение цены и дохода. При «стипе» в 40 рублей билет до Набережных Челнов стоил десятку, а добавив к студенческому «сороковнику» сэкономленные четыре рубля, можно было и вовсе улететь за три тысячи верст - в столицу Сибири Новосибирск. Если в далекие края летали в основном «тушки», то местные рейсы обслуживали небольшие Як-40 и легендарные бипланы - кукурузники. Своими воспоминаниями о малой авиации делится Лидия Курмышкина.

- В то время до нашей деревни Большое Бисярино в Тетюшском районе автобусы не ходили. Попасть на переполненный «Метеор» до райцентра Тетюш было большой проблемой, иногда даже приходилось плыть на допотопных пароходиках - ну точно таких, как в фильме «Волга-Волга»: по бортам крутятся большие барабаны-лопасти, чапает такая посудина до места назначения неспешно, часов семь! Поэтому кукурузник считался удобным транспортом, как говорят сейчас, час страху - и ты дома. Нет, на самом деле и не страшно было, ведь полет проходил на низкой высоте. Усаживаешься на деревянное сиденье вдоль борта спиной к стенке, перед полетом тебе дают горсточку леденцов в качестве средства от укачки, ну и бумажный пакетик на всякий случай... И вот уже оторвались от земли, глядишь в иллюминатор - красота! Все как на ладони: люди идут, машины едут, далеко-о все видать. Потом и наше Бисярино медленно проплывает внизу, даже обидно - вот бы здесь сейчас сойти! Вон дом родной, огромный огород, засеянный картошкой, сосед идет по зеленому лугу, так и хочется помахать: «Дядя Петя, это я, Лида, приве-ет!»

Однажды в очередной раз полетели мы домой вместе с племянницей Иришкой и, что называется, попали. Как выяснилось позже, за штурвал посадили курсантов летного училища, они на этих безопасных самолетах практику проходили. И мы оказались пассажирами их первого рейса. Еще когда взлетали, почувствовали: что-то не то, больно резво на подъем пошли, ну да ладно. А потом такая болтанка началась, кошмар! Конечно, мы с Иринкой свои пакетики тут же по назначению использовали, как приземлились, и не помню. Дверь сами открыли, да так без выдвижной лесенки спрыгнули на поле. Идем, обнявшись, бледные, тут эти два курсанта нас догоняют, суют какой-то журнал: «Девушки, напишите свои отзывы о полете как пассажиры». Но мы так на них взглянули, что они сразу отстали.

Рассказчица помолчала и, заулыбавшись, добавила:

- Сейчас, конечно, смешно вспоминать. В Тетюши мы больше не летаем, а ездим, да и те курсанты теперь, наверное, командиры больших лайнеров. Вспоминают ли они своих первых пассажирок, двух девчонок с побледневшими лицами? А в их зачетной ведомости надо было тогда нам расписаться... Ведь не каждый мужчина готов оторваться от земной суеты и «встать на крыло».

КВ
Лента новостей