«Мне все время хотелось есть»

Жительница Казани Анна Васильевна Симонова 1935 года рождения всю жизнь проработала на трикотажной фабрике. По программе переселения из ветхого жилья получила на свою большую дружную семью пятикомнатную квартиру. Ее сейчас населяют представители четырех поколений: дети Анны Васильевны, внуки и правнуки. Редкое для наших дней явление...
- Военное детство научило ценить мирную жизнь и переживать трудности, - поясняет ветеран.  Война застала семью Анны Васильевны в селе Рождествено Лаишевского района.
- Помню, все время хотелось есть, - вспоминает она. - Лепешки из мерзлой картошки, которую мы, дети, сами собирали весной на поле, перепаханном под новый урожай, были для нас самой вкусной едой. Мама намоет грязные скользкие клубни, намнет толкушкой, добавит немного муки, а если еще и молока, то ничего вкуснее нет.Однажды приготовленные для нас с сестрой и только что вынутые из печки лепешки пропали. Мама больно оттаскала меня за волосы, а я плакала и говорила, что их не ела. Позже все раскрылось. Я вспомнила, что меня окликнула соседская девочка. Сказала, что мама зовет. Пока я ходила на погребицу, она, видно, и утащила вынутые из печи горячие лепешки. А соседки подтвердили маме, что девочка эта не раз так делала и они тоже пострадали от воровства продуктов. Мама тогда подошла ко мне со словами: «Прости, дочка, я тебе не поверила».Такие случаи бывали в селе нередко. Дети не выдерживали постоянно мучающего их чувства голода. Инстинкт самосохранения подсказывал, как действовать, переступив через стыд. Был у нас в деревне мальчишка, Мишка Калина его звали, только не помню, фамилия это или прозвище. Он запросто мог украсть у соседей еду. «Я есть хочу!» - заявлял Мишка, когда его ловили. Интересно, что из этих ребят потом выросли хорошие честные люди. Детские грехи из-за голода простительны, в пять-десять лет ребенку трудно понять, почему у него дома нечего есть. А ведь тогда, в войну, каждой деревенской семье нужно было сдавать государству мясо, яйца, масло, молоко, шерсть. Законы военного времени суровы. За несдачу могли привлечь к уголовной ответственности. Если у тебя нет мяса - купи, но норму свою сдай. Также было и с шерстью, и с молоком. Но где колхозникам купить, если до города далеко, да и денег у них нет - трудодни оплачивались продуктами. Мама возила продавать в город картошку, за что выручала немного денег. Потом договаривалась с соседями: если они режут барана или теленка, то мы покупаем у них мясо и сдаем его для фронта. Спасала взаимовыручка....Вот такими грустными воспоминаниями поделилась наша героиня. В 12 лет Анна ушла из села в Казань, жила в няньках у двоюродной сестры, которая обосновалась в городе раньше. «Учиться не пришлось - война помешала...» - до сих пор сожалеет Анна Васильевна.

КВ
Лента новостей