Любовь - это химия, а химия - это музыка

ООН объявила 2011 год Международным годом химии.

Профессор Казанского университета, академик Александр КОНОВАЛОВ недавно прочел лекцию на телеканале «Культура», посвященную супрамолекулярным системам.

- В своем выступлении в телепроекте «Академия» вы сказали, что биосистема (а значит, и человек) с точки зрения химии - это прежде всего «сообщество структурно и функционально дифференцированных супрамолекулярных систем». Позвольте задать «глупый» вопрос: что же такое душа человека?

- Цель моей лекции была показать роль супрамолекулярных систем. Супрамолекулярные системы - это высшая точка предбиологического развития. Дальше все нужно связывать с появлением разума.

- Человечество благодарно химикам за массу жизненно необходимых вещей, в первую очередь за лекарства...

- А материалы? Разве можно представить нашу жизнь без материалов? Посмотрите вокруг себя и вы увидите - все это химия...

- Однако слово «химия» в быту часто употребляется с негативным оттенком. Мы едим «химические» продукты, используем бытовую химию, природа наша страдает из-за выброса вредных химических веществ. Как разрешить этот извечный спор между химиками и экологами?

- Не нужно отрицательные эффекты приписывать только химикам. Общество в целом должно откликаться на то, что химики могут создать, и ставить перед ними и другие задачи. К сожалению, зачастую общество не видит возможных отрицательных последствий. А видеть их - это очень важный момент в деятельности человечества.

- Возможно, просто экономически невыгодно производить такие материалы?

- Правильно, если думать о сиюминутной выгоде. Но надо думать и о будущих последствиях! Сейчас с каждым годом растет потребность человечества в энергии. И приблизительно каждые 27,5 года происходит удвоение производства энергии. Сегодня мы говорим о парниковом эффекте. Но ведь дело не только в нем. Конечно, прогресса не будет, если не будет увеличения производства и потребления энергии. Одна из задач - производить и использовать так называемую чистую энергию: солнечную, ветра, воды. Но в конечном итоге превращать-то мы ее будем опять в тепло! А Землю перегревать нельзя, это может привести к катастрофе. Если человечество не поймет этого (последствия должны осознать и ученые, и политики) и не найдет выход. Я много думал на эту тему. Один из возможных выходов - выносить производства в космическое пространство.

- А почему нет? Это необходимость. Совершенно очевидно увеличение антропогенного вклада в непрерывное повышение температуры атмосферы Земли. Я знаю другие точки зрения, но от антропогенного фактора никуда не уйдешь, он будет только возрастать. Господство пустынь на нашей планете - естественная перспектива ее развития, если человечество своевременно не осознает приближение катастрофы.

Даже небольшое повышение среднегодовой температуры приведет к тому, что резко изменится климат и состояние атмосферы. Усилятся ветры, ураганы, бури, смерчи. Некоторые ученые считают, что мы в кризис уже вошли. И в этих условиях развитие химии - необходимое в настоящее время явление.

- Казанские ученые в области супрамолекулярной химии являются лидерами в России. Поэтому вполне понятно, почему вы координатор соответствующей программы в Российской академии наук. К чему ведет создание супрамолекулярных систем?

- К появлению исследований нового уровня и смыканию химических систем с биологическими. В настоящее время в мире появилась наука, которая называется «синтетическая биология». Те, кто занимается супрамолекулярной химией, понимают, что создание систем, которые смогут конкурировать с биологическими, - это вызов человечеству.

- Речь идет о так называемых биороботах, биосенсорах, биомаркерах?

- В том числе о них. Закономерности, которые работают в биосистемах, имеют физическую или химическую природу, поэтому исследования в этой области чрезвычайно важны. И не только с точки зрения создания систем, моделирующих биологические объекты, но и с точки зрения создания синтетических систем, которые были бы эквивалентны биологическим и даже превосходили бы их. К чему это приведет? Сказать трудно, как всегда, будет и положительное, и отрицательное.

- Ваша внучка Оля продолжила династию химиков и стала недавно победительницей международного конкурса работ молодых ученых в области нанотехнологий. Вы с детства прививали ей любовь к химии или во всем «гены виноваты»?

- Должен признаться, ее победа стала для меня приятной неожиданностью. Оля занимается системами, которые могут быть использованы для создания биомаркеров и биосенсоров. Окончательный выбор в пользу химии внучка сделала только в выпускном классе, как и я.

- Александр Иванович, а как вы стали химиком?

- Моя мама работала у Александра Ерминингельдовича Арбузова лаборантом, и в детстве мне часто приходилось бывать в химических лабораториях в здании, где теперь располагается Музей истории казанской химической школы. А университетский детский сад, в который я ходил, размещался в подвале главного здания. В старших классах я заинтересовался химией. Тем не менее химиком решил стать не сразу. Хотел быть то нефтяником, то математиком... Но в конце концов химия победила. Очевидно, сказалось влияние арбузовской школы.

- Вам довелось общаться с Арбузовым-старшим?

- Когда я был студентом, а затем сотрудником, Александр Ерминингельдович был еще жив. Но разговоры с ним были мимолетными. А что касается Бориса Александровича Арбузова, то он нам читал лекции по органической химии. Когда я окончил университет, Борис Александрович стал научным руководителем моей кандидатской диссертации. И в русле одного из направлений исследований Арбузова-младшего развивалась моя работа, которая потом переросла в докторскую.

- Желающих поступить в химический институт КФУ хоть отбавляй, но так было не всегда. Почему молодежь сегодня охотно идет в химики? Это связано с тем, что химия - одна из самых быстроразвивающихся наук, или тому есть другие причины?

- Тут надо учитывать совокупность нескольких факторов. Во-первых, действительно, химия развивается быстро. Это та наука, которая сама создает предмет своего исследования. Во-вторых, казанская химическая школа существует уже 175 лет. Точка отсчета для нас - Зинин. Далее основные «вехи» - Бутлеров, Марковников, Зайцев, Арбузов-старший, Арбузов-младший, Пудовик... Кстати, в 2011 году исполняется 150 лет бутлеровской теории химического строения органических соединений. В рамках Года химии этому событию будет посвящен международный конгресс, который состоится в Казани.

- Вы известный академик, в 1980-е годы были ректором Казанского университета. По-вашему мнению, реформа высшего образования, перевод его на болонские рельсы - это дорога в так называемое светлое будущее или тупиковый путь развития?

- В российском научно-образовательном сообществе отношение к внедряемой системе образования скорее отрицательное, чем положительное. Идея унификации образования, которая провозглашена в Болонской декларации, в идеале должна позволить студентам более активно выезжать за рубеж, что, конечно, очень важно с точки зрения реализации перетока идей, а отсюда и более эффективной подготовки квалифицированных специалистов. Но в настоящее время и у нас, и за рубежом все чаще раздаются критические голоса в адрес болонской системы.

- Вы считаете, что советская система образования была лучше?

- Разрушение системы образования в нашей стране происходит достаточно давно, это не сиюминутное явление. И идет оно - я придерживаюсь такой точки зрения - не без влияния извне.

- По-вашему уровень студентов в последнее время снизился?

- Конечно снизился. И это единое мнение всех тех, кто на протяжении многих лет причастен к учебному процессу.

- Как можно исправить ситуацию?

- Требуется очень большая системная конструктивная работа, которая затрагивала бы все элементы образовательной системы: и структуру образования, и методы обучения, и программы, и (колоссальной важности вопрос) качество кадров. И все надо начинать со школы. Страна утратила ту культурно-образовательную среду, которая была присуща нашему обществу.

- Александр Иванович, на этой неделе студенты отметили День святого Валентина. Одни говорят, что любовь - это сплошная химия, другие - болезнь. А по-вашему, любовь - что это такое?

- Мы не знаем до конца все ее механизмы. Но известно, что в определенный момент начинается синтез некоторых биологических веществ, которые определяют и поведение человека, и его чувства. С этой точки зрения любовь - это химия. А химия - я цитирую - «это музыка».

Александр Коновалов родился в 1934 г. Доктор химических наук, профессор, академик РАН (1992), академик (1991) и вице-президент АН РТ(1997 - 2006). Декан химфака КГУ (1968 - 1972), завкафедрой органической химии КГУ (1974 - 1999), ректор КГУ (1979 - 1990), директор ИОФХ КазНЦ РАН (1990 - 2001), председатель КазНЦ РАН (1996 - 2008), советник РАН (2008). А.И.Коновалов является: вице-президентом Российского химического общества им. Д.И.Менделеева, председателем научного совета РАН по органической химии, членом редколлегий научных журналов «Вестник РАН», «Доклады РАН», «Успехи химии», «Известия АН. Серия химическая», «Журнал общей химии», «Журнал органической химии». Кроме того, академик Коновалов - председатель диссертационного совета по защите диссертаций на соискание ученых степеней доктора химических наук при КФУ, председатель комиссии по присуждению золотой медали имени А.М.Бутлерова РАН, член совета федеральной программы «Государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки». А.И.Коновалов - лауреат Госпремии СССР и Госпремии РТ в области науки и техники, премии «Триумф» 2005 года в области науки в номинации «Химия и науки о материалах», премии РАН им. Н.Д.Зелинского, а также обладатель золотой медали им. Д.И.Менделеева.

КВ
Лента новостей