Моя малая родина: поселок Васильево

Мы живем на огромной планете Земля, но все же человеку хорошо там, где его малая родина. Стартовав оттуда в большую жизнь, каждый из нас бережет воспоминания о своем детстве, юности в отчем краю. Ведь наша душа, характер, натура сформировались там, где мы сделали свои первые шаги. Каждый рассказ о своем детстве, юности, малой родине - это своеобразная энциклопедия нашей жизни. Хочется рассказать об этом без цензуры, без глянца устами тех, кто помнит и любит родную землю. На днях в гостях у редакции газеты «Казанские ведомости» побывал почетный консул Франции в Казани, доктор социологических наук, профессор Казанского (Приволжского) федерального университета Андрей Николаевич Ершов с воспоминаниями о своей малой родине - поселке Васильево Зеленодольского района Республики Татарстан.

Из родословной. Ершистые Ершовы

Наше семейство поселилось в поселке Васильево в 1929 году. Ершовы и Чуркины - одна большая семья - уехали от коллективизации из села Войкино Алексеевского района Татарии. Деда Василия Павловича и бабушку Анастасию Ивановну поселок под Казанью привлек тем, что можно было держать огород, всякую живность - времена-то были несытые. Проживали в микрорайоне «Жилкооперация» на улице Лагерной, дом 10, потом дом 5. Моему отцу Николаю Ершову в 1929 году было 6 лет. Все его детство и школьные годы прошли в Васильево. С одной стороны, по воспоминаниям отца, он был активным комсомольцем. Занимался в клубе юных моряков. Побеждал на соревнованиях по лыжам. Был инструктором по стрельбе. С другой стороны, он не был пай-мальчиком и дружил не только с хорошими ребятами. Об этом красноречивее всего говорили наколки на его теле. То была дань поселковой моде тех лет в молодежной среде, где надо было уметь постоять за себя. Комсомолец в наколках? В поздние советские времена это был какой-то нонсенс! Став взрослым, отец всегда надевал рубашки с длинными рукавами, чтобы скрыть татуировки. В такой среде у Николая Ершова характер сформировался ершистый. Всегда и везде он был готов дать отпор. Как, впрочем, и те, с кем вырос. Приезжая из Казани на каникулы в Васильево, я на себе ощущал эту разницу. Городские ребята - смирные, а поселковые - бойкие, в обиду ни себя, ни товарищей не дадут. Отец вспоминал такой курьезный случай. Как-то они играли в футбол на территории санатория «Васильевский». Играли с чужаками, и в конце сама собой завязалась драка. Одному игроку неожиданно выбили челюсть. Не успел он опомниться, как другим сногсшибательным ударом ее вернули на место! (Сегодня вместо футбольного поля озеро карстового происхождения. Не случайно в Васильево так много речек и озер.)

Как только началась Великая Отечественная война, Николай Ершов и его отец Василий написали заявления с просьбой отправить их на фронт. Оба ушли на войну в 1941 году. Мой дед Василий погиб в 1944 году. А отец был дважды ранен. Воевал под Москвой, в Сталинграде, освобождал Польшу. Был награжден орденом Красной Звезды, высшим польским орденом «Знак Грюнвальда», многими боевыми медалями. Отец вернулся в родное Васильево только в 1947 году. Он не раз с гордостью говорил мне: «Из нашего класса десять полковников вышло!». До конца жизни он дружил с одним из них - полковником Кимом Савиным, жившим после войны в Москве. Из васильевских юношей тех лет получались настоящие офицеры. Это были крепкие ребята, готовые постоять не только за себя, но и за свою Родину.

А меня до конца жизни отец удивлял тем, что, если мы с ним заходили пострелять в тир, он из 10 мишеней сражал все 10. Настоящий ворошиловский стрелок!

Как сложилась судьба Николая Ершова после войны? В райкоме ему предложили возглавить комсомольскую организацию Юдинского железнодорожного училища (на войне он был комсоргом). Тогда в комсомоле работало несколько секретарей с фамилией Ершов. Отец рассказывал, звонит он в обком: «Это Ершов». А ему в ответ: «Который - казанский, зеленодольский, юдинский?». Уже в 1949 году Николая Ершова избирают делегатом XI Всесоюзного съезда комсомола. Он начинает писать в газету «Комсомолец Татарии». Его приглашают в штат молодежной газеты. Спустя какое-то время рекомендуют на учебу в Центральную комсомольскую школу при ЦК ВЛКСМ в Москве на отделение журналистики. После окончания учебы работает в «Комсомольской правде». Затем - собкор «Комсомолки» в Оренбурге. В 1954 году Николая Ершова пригласили на работу в Казань. В апреле он женился на своей московской сокурснице Анне Леонтьевой (до учебы в Москве она была первым секретарем Новошешминского райкома комсомола, а в 1950-е - завотделом школьной молодежи Татарского обкома комсомола). Скромную свадьбу сыграли в Васильево.

Многие годы отец работал журналистом - собкором союзной газеты «Социалистическая индустрия», завотделом газеты «Советская Татария». В 1960-е годы его не раз признавали лучшим очеркистом республики. А еще он был организатором, первым директором музея казанского предприятия «Электроприбор». Но свою малую родину никогда не забывал. Всю жизнь отец любил бывать по выходным в Васильево. Общение с родней, рыбалка, походы в лес - он очень дорожил всем этим. При первой же возможности навещал родные места.

Главный герой - рабочий

Меня привезли в Васильево из Казани к бабушке в возрасте двух лет. Много времени в детстве и юности я провел в этом живописном поселке около соснового леса. Что запомнилось? В нашем микрорайоне «Жилкооперация» жили в основном приезжие. Это были люди самых разных национальностей: русские, татары, мордва, чуваши - кого только не было! Предприятий в поселке было много, а васильевскую продукцию знали далеко за пределами республики. Наши соседи работали кто на железной дороге, кто на стеклозаводе, кто на лесокомбинате... В детстве эти названия предприятий звучали для меня загадочно. Особенно завораживали взгляд лабораторные колбы, которые использовались вместо графинов только в нашем Васильево. А когда их ставили на огонь, чтобы вскипятить воду, это было настоящим волшебством. Тонкое огнеупорное стекло выдерживало огромные температуры.

Среди населения поселка преобладал рабочий класс.

Помню такой забавный эпизод. Мы с отцом идем по лесу, навстречу нам его знакомый:

- Привет, Николай! Где работаешь?

- Журналистом в редакции.

- А! Статейки пишешь! Разве это работа? Вот мы, рабочий класс, - мы пашем.

Довольный собой рабочий удалился. А мне, обескураженному таким разговором, отец пояснил:

- Он не понимает, что все работают. Только у каждого свой участок.

В Советском Союзе рабочий класс и в самом деле был на виду и в почете. Героями лучших советских фильмов нередко были рабочие. Вспомните культовые фильмы тех лет: «Весна на Заречной улице», «Девчата», «Высота», «Неподдающиеся»... Летом мы их смотрели в одноэтажном деревянном доме за речкой Карасихой, приспособленном под кинотеатр. Про этот дом говорили, что в 1937 году его хозяина увез «черный воронок». Примечательно, что фильмы тех лет не сходят с телеэкрана, потому что пользуются любовью зрителей.

Из нравов. Двери не запирали

В Васильево ездили на поезде. Был свой вагон №4 - «васильевский», в который садились жители поселка, чтобы при случае поддержать друг друга. Летом любимым занятием было стоять у открытого окна, обдуваясь ветром и любуясь живописными пейзажами. Загадочно звучали названия станций: Юдино, Аракчино, Займище, Обсерватория. Выходя из поезда, всегда испытывал чувство умиротворения, вдыхая целебный сосновый воздух, так отличавшийся от городского.

Какими мне запомнились жители поселка? Было много фронтовиков, которые вели себя с большим достоинством. Некоторые ходили в полувоенной форме. Это были активные мужчины и смелые. Кто-то остался в поселке после излечения от ран в Васильевском военном госпитале, женившись на местной девушке. Госпиталь находился на территории современного санатория «Васильевский».

Отношения между людьми были простые. Двери жилищ всегда были открыты, замков и в помине не было. На ночь изнутри дверь закрывали перекладиной. Часто ходили друг к другу в гости. Нашими соседями были Каравашкины, Солдатовы, Токрановы, Видяевы, Юдаевы. Несмотря на атеистические времена, справляли Пасху. С особым чувством вспоминаю Насыровых. Ильдар Ибрагимович Насыров стал известным спортсменом - чемпионом по плаванию. Потом работал завотделом обкома комсомола, первым замом председателя Госкомспорта ТАССР.

Серьезных конфликтов не помню. Правда, на весь поселок прогремел такой случай. Вышел из тюрьмы один уголовник. 15 лет отсидел за тяжкое преступление. И вот на второй день после освобождения сидит на лавке, смотрит: идет его знакомый. Слово за слово, и бывший зэк хватается за нож и вонзает его бедолаге в легкие. Когда преступника задержали, выяснилось, что его разыскивает милиция за правонарушение, которое он совершил накануне на Казанском вокзале, как только вышел из заключения. Так он снова отправился в тюрьму.

Из быта. Все удобства во дворе

Каким был быт тех лет? В основном в поселке были частные дома и двухэтажные бараки. Условия проживания в бараках были весьма стесненные, а семьи большие. К примеру, на 12 кв. м жила одна семья из 8 человек. Спали кто где - дети на полу, а летом в сарае. Канализации не было. Все удобства во дворе. Воду для бытовых нужд брали из колодца. Народ жил просто. Малыми детьми мы с братом Сашей и соседом Владиком Владимировым целый день возились в пыли или траве. Домой придешь, бабушка из ковшика сполоснет - и ладно. У всех были огороды, где выращивали картошку. При домах и бараках были сады и палисадники - росли вишня, смородина, яблони. Сажали помидоры, огурцы, лук и морковь. Держали кур. И благодаря моей бабушке Анастасии Ивановне все это было на нашем столе круглый год - вареная картошка, соленые огурцы и помидоры, варенье вишневое, земляничное и конечно лепешки и пирожки. Летом обязательно окрошка, по праздникам пельмени. В двухэтажных бараках кухня была общая - на две квартиры. Там стояла русская печь, а жилые комнаты обогревались печами-голландками. На кухне только готовили, а ели в комнатах, как правило, за одним большим столом, где летом собирались внуки, в том числе приехавшие из Тюмени и Челябинской области. У бабушки Анастасии Ивановны в доме был подпол и погреб в сарае, где она хранила свои запасы, заготовки для многочисленной семьи. Всю жизнь с 4.15 утра была на ногах. И хотя долгие годы не получала пенсию, стол всегда был уставлен разносолами. Вот такая была замечательная и добрая бабушка и хозяйка Анастасия Ивановна Ершова!

Деньги и игры

Родители давали деньги один раз в неделю на карманные расходы. Этого нам не хватало. С 8 - 9 лет мы научились сами зарабатывать. Собирали бутылки и сдавали их приемщику посуды по 12 - 15 копеек. Тогда на 10 копеек можно было сходить в кино, купить мороженое или газированную воду. Самое дешевое фруктовое стоило 6 копеек, молочное - 9, сливочное - 13, с наполнителем - 15, пломбир - 19, эскимо - 22. На эскимо денег не хватало. А подростками мы с братом сумели заработать 25 рублей, чтобы купить породистого щенка. Приходилось помогать бабушке по хозяйству: ходить к колодцу за водой, колоть и носить дрова, сажать картошку, собирать вишню.

В какие игры мы тогда играли? Чаще всего в догонялки, прятки, жмурки, города, ножички на земле и дереве, чику, карты, домино, реже в футбол. В Васильево своего мяча не было: это была роскошь по тем временам. Играли в футбол с пионерами на поле около соседних пионерских лагерей - имени поэта-героя Мусы Джалиля и космонавта Алексея Леонова. Когда мы с братом Александром отдыхали в пионерлагере, приходилось играть и за лагерную команду против поселковских. Мог ли я тогда себе представить, что с космонавтом Алексеем Архиповичем Леоновым я познакомлюсь на XX съезде комсомола?!

Еще любили ходить в лес за грибами, ягодами, цветами, что-то вырезать из коры деревьев. Да и просто гулять в лесу. Любили купаться в речках Карасихе и Сумке. Прыгать с высокого железнодорожного моста в воду. Там же ловили карасей и окуней на самодельные удочки и морды. Делали из камышей плоты. С шумом забирались на них и плавали часами. А зимой с братом Александром и другом Мишей Подоговым бегали на лыжах по сосновому лесу и скатывались с горы Чуваха. В поселке многие его жители любили лыжи. С моим дядей Витей Сотовым, бывшим военным летчиком, и его сыном Сережей, моим двоюродным братом, запускали бумажного змея. На том месте с конца 1960-х годов началась массовая застройка дачами. Там же, в сторону горы, находились поля зерновых и совхозный сад, где выращивались крыжовник, смородина, малина. Старик-охранник с ружьем гонял нас, мальчишек, желавших полакомиться ягодами. При входе в «Жилкооперацию» слева была конюшня. Конюх дядя Алексей рядом выгуливал лошадей. Иногда удавалось прокатиться на телеге или верхом на лошади, что было большой радостью. Одно из ярких воспоминаний - как в 1965 году ходили в гости к художнику Валерьяну Родионову и ели вишню с куста...

Цыгане

В мое время к цыганам относились настороженно. Уж очень они, вольнолюбивый народ, не вписывались в социалистический быт. Откуда цыгане взялись в поселке? В 1950-е годы рядом с нынешним санаторием «Сосновый бор» им выделяли участки под строительство домов, видно, хотели приучить к оседлому образу жизни. Сначала они жили в палатках. Когда дома построили, то начали их продавать, чтобы переехать в Горьковскую область за своим вожаком, где им опять выделили землю. Но неожиданно цыганский барон погиб, и табор рассеялся по стране. По тем временам построить дом можно было за 2 тысячи рублей. А продавали цыгане новый дом уже за 5 тысяч. Предприимчивые люди, одним словом. Помню трагический случай. Один поселковый парень не поделил девушку с молодым цыганом и в драке бревном по голове убил его.

В то время у меня был друг - цыган Сашка, душевный, добрый мальчишка. Семья Сашки жила в бараке, бедно, и моя бабушка иногда подкармливала его. Сашкина мама - тетя Зоя, всегда задумчивая, ездила на заработки в Казань, где гадала прохожим. Увы, мой друг детства пошел по кривой дорожке и уже к 30 годам был трижды судим...

Библиотека на чердаке

Летом я любил отдыхать в сарае, который больше напоминал летний домик. В нем было небольшое окно, чердак, на котором мы с братом нашли книги, увлекшие меня: «Капитан Сорви-голова» Луи Буссенара, «Вокруг света за 80 дней» Жюля Верна, «Урфин Джюс и его деревянные солдаты» Александра Волкова и другие. Книги достались нам от старших двоюродных сестер - Галины и Валентины Ершовых, ставших позднее педагогами. Читал с интересом, лежа на железной кровати. Вечером зажигал керосиновую лампу. У бабушки, как и у многих, было несколько сараев. Один, например, для дров. В него мы - мальчишки, в промежутках между играми забегали в жаркий летний день попить из огромной бутыли ее фирменный хлебный квас. Жестяная кружка для кваса шла по рукам. Вкус детства незабываем...

«Это юность моя...»

В 16 лет мы с друзьями Михаилом Дукнатовым, Славой Игнатьевым и Сашей Халимовым освоили полуостров за «горелым техникумом». Там были базы отдыха многих казанских предприятий. Ездили туда каждое лето. Даже в самую жаркую погоду там было комфортно. Плавали на лодке, подолгу купались, играли в настольный теннис, пели песни под гитару, любовались на проплывавшие по Волге величественные теплоходы и быстроходные «Ракеты». Знакомились с девушками и назначали свидания. А по вечерам смотрели по телевизору любимые фильмы: «Последние каникулы», «Переступи порог», «Друг мой Колька».

Известные и знаменитые

Из поселка Васильево вышло немало известных людей. В первую очередь художников. Школьный товарищ отца Николай Дмитриевич Кузнецов стал именитым художником, заслуженным деятелем искусств РСФСР. Он был мастером индустриального пейзажа. Одна из его картин, на которой был изображен поезд, долгие годы украшала зал местного железнодорожного вокзала. Замечательная была работа! Ее украли и следов не нашли. В Васильево жил и работал художник Валериан Александрович Родионов - мастер батального жанра и пейзажа. На всю страну прославился своими работами на былинно-мифологические темы художник Константин Васильев. И знаете ли вы, что знаменитый художник Николай Иванович Фешин до своего отъезда в США в 1923 году несколько лет жил и работал на своей даче в Васильево? У него даже прописка была васильевская. Иногда у него на шкурах ночевал юный Валериан Родионов. Недалеко от станции на улице Кирова жил актер казанского театра им. В.И.Качалова, а с 1966 года - Народного белорусского театра в Минске, киноактер, народный артист Белоруссии Павел Васильевич Кормунин. Всю жизнь прожил в Васильево известный казанский краевед, доцент КГАСУ Борис Григорьевич Ерунов.

Помнят и о моих родственниках в Васильево. В честь моего брата, профессора Александра Александровича Чуркина, который раннее детство провел в Васильево, названа одна из улиц поселка. Многие годы он работал в Институте имени Сербского в Москве и был главным психиатром Минздрава СССР. Его родной старший брат, профессор Евгений Александрович Чуркин, тоже оставил заметный след в медицине - был главным наркологом Москвы.

Для меня Васильево остается самым родным местом, куда хочется всегда возвращаться.

Автор: Венера Якупова

Справка «КВ»

Андрей Николаевич Ершов родился 8 февраля 1955 года в Казани. Окончил Казанский государственный университет, Казанский финансово-экономический институт. Работал помощником секретаря ЦК ВЛКСМ (Москва), вторым секретарем Татарского обкома комсомола, инспектором Татарского обкома КПСС, главным референтом Аппарата Президента Республики Татарстан. С 2001 года - ректор Института государственной службы при Президенте Республики Татарстан (в 2007 году переименован в Академию государственного и муниципального управления при Президенте Республики Татарстан) и одновременно заведующий кафедрой государственного управления социально-экономическими процессами академии.

Награжден орденом Дружбы (Россия) в 2007 году, орденом «Академические пальмы» (Франция), орденом Русской православной церкви святителя Иннокентия Московского III степени, 15 медалями Российской Федерации, медалью Международного института государственной службы (Париж).

Автор 28 книг по социологии, политологии, экономике и государственному и муниципальному управлению.

КВ
Лента новостей