Один день с волонтерами

Почему руководитель организации «Душа России. Волонтеры» Юлия Хакимова не отказывает в помощи семьям, где есть дети, даже если их родители - люди пьющие, не может не посодействовать тем, кто попал в трудную жизненную ситуацию? Об этом репортаж корреспондента «Казанских ведомостей», которая провела один день с волонтерами.

Кодировка от пьянства

Первым в списке дел на этот день был визит в наркодиспансер. Надо было отвезти многодетную маму на кодировку от алкоголизма. Ситуация в семье, по словам Юлии, очень сложная. Мама не может понять детей, те не хотят простить ей агрессию, грубость, выпивки. Одного ребенка из семьи уже забрали в приют, и органы опеки готовы через суд лишить мать родительских прав. Кодировка от алкоголизма может стать тем плюсиком, который смягчит судью, и детей оставят маме.

Мария (имя изменено) добровольно пошла на этот шаг, но нас смущало одно - всю дорогу до наркодиспансера женщина ругала всех: неблагодарных, по ее мнению, детей, инспекторов ПДН, отдел опеки и прочее, прочее. Только одна она пострадавшая сторона, которую никто не понимает.

Уже в кабинете у специалиста на вопрос, почему решила кодироваться, Мария с некоторой агрессией в голосе ответила: «Ради детей, но я ведь не алкашка запойная. Так, изредка». Опытного нарколога не устроил ответ. В первую очередь человек признает свою зависимость и избавляется от нее ради себя, чтобы жить трезвой жизнью. А отсюда вытекает все остальное - спокойствие и любовь в семье.

Неожиданно нарколог отказывается проводить процедуру, заявив, что женщина не готова. Та, не на шутку испугавшись, принялась уверять, что все сделает ради детей.

- А что же ты тогда их мучаешь сейчас? - строго спросила Марию врач. - Почему довела до того, что тебя собираются лишать родительских прав?

Нам было ясно, что женщина боится потерять не детей, а пособия, на которые сейчас они живут. Сама не работает, нет возможности. И если детей заберут, придется идти на биржу труда. После капитальной промывки мозгов, которую устроила своей подопечной Юлия, нарколог соглашается на кодировку с условием, что Мария каждый месяц будет приходить отмечаться.

Пока ждем окончания процедуры, спрашиваю Юлию: «Зачем тебе это нужно? Ее же не исправить». «Ради детей, - устало махнула она рукой. - Ни один благополучный приют не заменит им родную маму. Может, нам удастся изменить ее мышление и отношение к семье».

Отвозим Марию домой и отправляемся к очередному подопечному волонтеров - воспитаннику кадетской школы.

Берцы для кадета

Эта история началась давно. Волонтеры узнали о бедствующей семье с русскими корнями, приехавшей больше трех лет назад из Узбекистана: мама и трое детей. У них были проблемы с гражданством, жильем, питанием. Волонтеры смогли помочь, насколько позволяли их возможности, в первую очередь, поступить сыну в кадетскую школу. Сейчас парень учится в старших классах.

Но семья продолжает нуждаться и до сих пор не может оформить гражданство: не хватает денег, сумма требуется для семьи большая. Тем не менее стараются справиться сами. И вот стало известно, что у Ивана (имя ученика кадетской школы изменено) проблемы с обувью: старые берцы износились, на новые нет средств. Конечно же, волонтеры откликнулись, и вот мы уже едем на встречу с ним.

Перед нами возмужавший подтянутый парень. На вопрос Юлии, как учеба, кадет ответил кратко: «Как и обещал - вас не подвел, учусь хорошо и уже давно старшина». В магазине военного обмундирования Иван переживал, что обувь слишком дорого обойдется его добровольным помощникам.

Пока он переобувался, Юля, отойдя в сторонку, позвонила его маме и спросила, что еще нужно сыну. Одет он был не по погоде - тонкая осенняя куртка и без шапки. Мама подтвердила, что теплой зимней одежды у Ивана нет. Тут же купили шапку, а после и куртку. Загрузились пакетами с продуктами и отправились назад. По пути Иван поделился планами на будущее - хочет поступить в летное училище.

И уже когда за парнем закрылась дверь подъезда, Юлия тяжело вздохнула.

- Чтобы планы Вани сбылись, нужно российское гражданство. Процедура оформления не из дешевых, на всю семью понадобится более 50 тысяч рублей, - говорит волонтер. - Для семьи, где единственный добытчик мама, это неподъемная сумма. Конечно, мы не оставим их без помощи, но одним трудно справиться. Надеемся на наших благотворителей. Я уверена, придет время и все мы будем гордиться парнем.

Дом престарелых для Ахтяма абый

Тем временем часы показывают три пополудни. Уже прошло время обеда, но волонтеры, похоже, даже не думают о еде. Наш путь лежит в 6-ю городскую больницу, где нас ждет бездомный пенсионер Ахтям абый. Решено увезти его в частный пансионат для престарелых. Захватив по пути соцработника (она обязана сопровождать в таких случаях пенсионера), едем в медучреждение.

- Ахтям абый 6 лет жил в приюте для животных, - рассказывает Юля историю дедушки. - Дети у него есть, но каждый живет сам по себе. Так получилось, что Ахтям абый провел несколько лет в заключении. Вышел на свободу, но детям оказался не нужен. В принципе, быт в приюте у него был налажен: в жилом вагончике тепло, холодильник, плитка, водопровод на территории. Ахтям абый ухаживал за собаками, оставленными на передержке, кормил их, чистил вольеры. Но примерно четыре месяца назад резко и серьезно заболел. Волонтеры-зоозащитники обратились за помощью к нам, мы смогли определить его в больницу, где врачи поставили неутешительный диагноз - больные почки, подлечили. Спасибо руководству больницы, которое пошло навстречу, разрешило полежать нашему подопечному три месяца. Но дольше уже было нельзя. Стали искать соцучреждение, куда можно дедушку пристроить, но никто не брал, мотивируя отказ разными уважительными причинами. Отказали нам и в хосписе, несмотря на то что у Ахтяма абый определили рак на последней стадии. Тем не менее один частный пансионат согласился взять старика. Вот туда его и везем.

Болезненно-бледный, худой настолько, что куртка висит как на вешалке, Ахтям абый, придерживая пакет мочеприемника, с трудом залез в кабину. Но настроение у старика приподнятое, хотя и немного тревожное. Признался волонтерам, что волнуется. Не верится ему, что опять будет жить в комфортных условиях, в тепле и сытости. Все три месяца волонтеры собачьего приюта не оставляли старика в больнице без внимания. Приносили угощения, стирали белье, просто навещали, чтобы человек не чувствовал себя брошенным.

И вот мы у ворот пансионата. Входим в дом большой делегацией: волонтеры, директор приюта, где работал Ахтям абый, соцработник. Все волнуются, переживают: а вдруг откажут старику? И куда его потом везти?

Встретили приветливо, расспросили, а потом повели в комнату, которую приготовили для Ахтяма абый. Женская часть делегации придирчиво оценивала обстановку, Юлия тем временем вела переговоры с директором по поводу содержания и оплаты. Всю финансовую часть она взяла на свою организацию, оговорив только, что оплата будет производиться частями. Как-никак 42 тысячи в месяц - сумма немалая, собираться она будет из пенсии мужчины и благотворительных пожертвований.

Наконец после всех обязательных процедур прощаемся с Ахтямом абый. Он лежал на теперь уже своей кровати, немного растерянный, взволнованный и, улыбаясь, махал рукой: пока-пока, до встречи!

В машине, возвращаясь в офис, заново переживаем ситуацию, обсуждаем ее. «Главное, он в тепле и сытости!» - заключает Юля.

На этом мой день с волонтерами закончился, а они поехали дальше. Им надо было еще завезти своим подопечным подгузники, пеленки и продукты.

P. S. Пока материал готовился к публикации, в жизни его героев произошли разные события. У Марии состоялся суд. Судья учла желание женщины самой воспитывать детей, оценила ее кодировку от алкоголизма и вынесла решение не лишать родительских прав. Сейчас все в руках Марии - семья будет жить хорошо, если она изменит свое поведение и начнет понимать детей.

Ахтям абый обжился в пансионате. Первое время его мучили сильные боли, приходилось вызывать паллиативную бригаду, покупать обезболивающие лекарства (волонтеры перечислили необходимую сумму). Потом мужчина успокоился, подружился с постояльцами, смотрел по вечерам телевизор. У волонтеров было одно пожелание - пусть Ахтям абый как можно дольше поживет в человеческих условиях. 13 февраля он покинул этот мир. Незадолго до этого с помощью волонтеров повидал своих живущих в другой республике детей, ощутил тепло их рук.

КВ
Лента новостей