Казанский микробиолог: В России нет эффективных лекарств от COVID-19 с противовирусным действием

«Почему нам еще повезло с этим вирусом?» - так называлось интервью, опубликованное в «КВ» полгода назад, когда новый коронавирус только начинал свое шествие по миру (№46 от 2 апреля).

Тогда «КВ» беседовали на эту тему с кандидатом биологических наук, доцентом кафедры микробиологии института фундаментальной медицины и биологии К(П)ФУ Павлом Зеленихиным. Когда появится вакцина от коронавируса и что мы точно знаем о нем - об этом наше сегодняшнее интервью с Павлом Валерьевичем.

- Весной этого года практически все СМИ публиковали прогнозы относительно того, что скоро мы победим пандемию, вызванную новым коронавирусом SARS-CoV-2. Оправдались ли эти прогнозы?

- Ни один из этих прогнозов не оправдался. Надо понять: новый коронавирус уже не уйдет навсегда. Это будет сезонная болезнь - ОРВИ. Ее научатся лечить, она будет под контролем, но сам вирус никуда не денется и станет пятым по счету коронавирусом человека. Заболеваемость им значительно снизится тогда, когда будет создан популяционный иммунитет. Это произойдет, если переболеет 60% населения. Это естественным образом снизит репродуктивное число вируса (то, сколько людей заражает один заболевший) до значения единицы и меньше. При отсутствии мер сдерживания это число примерно равно 2,5, то есть один больной заражает 2 - 3 здоровых. Чем больше в популяции людей с иммунитетом, тем это число меньше. 

- Но иммунитет можно сформировать и искусственно с помощью вакцинации...

- И это лучше, чем ждать естественного разрешения ситуации, когда переболеет полмира. Ведь по самым оптимистичным оценкам, если не вакцинироваться, ситуация сама собой разрешится минимум за два года, при этом с большими человеческими потерями. Но вакцина не может быть создана быстро - она должна пройти четко регламентированные периоды испытаний, которые невозможно сократить, иначе применение вакцины небезопасно. Только после испытаний можно переходить к всенародной вакцинации. По самым благоприятным прогнозам, испытания «Спутника» закончатся в мае и массовая вакцинация может начаться к лету следующего года. Но сначала, безусловно, привьют тех, кто находится в зоне риска - врачей, учителей... Сейчас проводятся обширные испытания на добровольцах самых разных возрастных категорий. 

- Кстати, молодое поколение родителей все чаще отказывается от прививок и себе, и своим детям, считая, что они не нужны.

- Медики по всему миру понимают ценность вакцинации. Чтобы взять под контроль новый коронавирус, должно быть привито 50 - 60% населения. А те, кто не вакцинируются от серьезных инфекций, надеясь на авось или по каким-то религиозным убеждениям, фактически паразитируют на остальном обществе. Понятно, что какую-то долю вакцинных «паразитов» популяция может перенести, и заболеваемость будет ниже значения эпидпорога. Скептикам напомню: победить такое очень заразное заболевание, как оспа, в мире стало возможно только благодаря вакцинации. А такое опасное заболевание, как корь, сейчас находится в шаге от выхода из-под контроля как раз из-за отмены массовой вакцинации в некоторых государствах и отказов от вакцинации добровольной. Здравомыслящий человек не видит никаких оснований не прививаться, если ему можно это сделать, потому что это обезопасит не только его самого, но и защитит его близких, которым, возможно, нельзя вакцинироваться по медицинским показаниям. 

- Вакцинироваться нужно, даже если у человека, по его мнению, хороший иммунитет? 

- Иммунитет состоит из двух больших частей: может быть неспецифическим или специфическим. И если на системы неспецифического иммунитета мы еще можем хоть немного повлиять с помощью умеренной двигательной активности, полноценного питания, соблюдения режима сна, то специфический вырабатывается только в результате попадания антигенов возбудителей инфекций в организм при болезни или вакцинации. Но каков защитный титр для новой коронавирусной инфекции пока, к сожалению, неизвестно - исследования этого вопроса пока не завершены. Все это выяснится в результате испытаний, которые сейчас идут.

- Что вы можете сказать о диагностике SARS-CoV-2? Насколько можно доверять тесту?

- Метод ПЦР, применяемый для определения наличия вируса, достаточно чувствителен и надежен. Это «золотой стандарт» в современной биологии. Ошибки метода возможны, но их доля очень мала. При получении ложных результатов значительно выше вероятность того, что ошибку допустил тот, кто это исследование выполнял.

- А если, несмотря на характерные для заболевания симптомы, неоднократные тесты показывают отрицательные результаты?

- Пробы могли быть отобраны некорректно. Надо учесть, что место размножения вируса находится достаточно глубоко в легких. Поэтому его частицы могут и не попасть на зонд, вводимый в слизистую зева и носа. В инструкциях по забору проб написано, что зонд нужно ввести достаточно глубоко, пока пациент не испытает боль. Важно и то, как и сколько проба хранилась. Проба содержит множество микроорганизмов, бактерий, которые есть на всех слизистых, и если долго ее хранить, то микробы могут спокойно вирус «скушать». 

- Как долго у переболевшего ковидом сохраняются антитела?

- Согласно последним данным, повторное заражение становится возможным через пять и более месяцев - именно через такое время во всем мире стали обнаруживаться повторные заболевания. Сейчас есть данные о более чем 10 достоверных повторных случаях, но это, скорее, исключительные случаи. Пока рано говорить о массовых повторных заражениях.

Кстати, вакцины дают более мощный иммунный ответ: титр антител после вакцинации в среднем вдвое выше, чем после болезни. Поэтому есть надежда, что и падение титра будет более долгим. Но действительно ли это так - покажет время.

- Говорят, в казанских аптеках появилось лекарство от нового коронавируса?

- Ни одного эффективного при COVID-19 средства с противовирусным действием в России нет! Тем более для амбулаторного применения. В стационарах проводят противосимптоматическое лечение, облегчающее тяжесть заболевания. Несомненно, проводится оно под наблюдением врача, потому что течение болезни может быть стремительным. 

Сейчас проходят испытания огромного количества препаратов. У многих исследований стоит статус «завершено», но данные еще не опубликованы. Так что надежда на открытие эффективных средств существует. 

- Что вы думаете о народных средствах в борьбе с ковидом? Кто-то пьет чесночную воду, дышит над луком после посещения людных мест...

- Все это носит отвлекающий характер. С одной стороны, ничего плохого в этом нет: человек сидит дома, заваривает травки, но и вылечиться этим невозможно. 

- Самые распространенные, на ваш взгляд, мифы о COVID-19. 

- Самый популярный - коронавируса нет вообще. Я бы таким людям дал совет: станьте волонтером! Идите туда, где люди ежедневно сталкиваются с инфекцией. Помощь нужна больницам, системе социальной работы. И тогда вы убедитесь в обратном.

Другой миф: вирус есть, но он безвредный. Да, у большинства людей он проходит как ОРВИ, но у новой коронавирусной инфекции множество неприятных осложнений с долговременным поражением систем организма, после которых нужна длительная реабилитация. 

- Насколько эффективны маски в борьбе с напастью? 

- Маски защищают здоровых людей, когда они находятся на больных. Но если учесть, что среди нас есть и множество бессимптомных носителей, мы сами не знаем, здоровы мы или нет.

Самая главная мера в борьбе с вирусом - разрыв цепочек контактов. Единственная 100-процентная мера защиты от коронавируса - это полное исключение контактов. Но есть и другие - соблюдение социальной дистанции, гигиена, проветривание помещений... Каждая из мер не является панацеей сама по себе, но формирует собственный, может быть, незначительный, фильтр. Комплекс одновременно и правильно применяемых мер ставит распространению вируса уже серьезный барьер.

Конечно, когда человек гуляет один в парке, можно маску и не надевать. Другое дело, когда он попадает в толпу - ношение маски снизит вероятность заразить других. Больной человек выдыхает аэрозоль, содержащий вирусные частицы, а здоровый вдыхает. Заражение происходит при определенном количестве вирусных частиц, попавших в легкие.

- Это и есть основной путь передачи вируса?

- Сейчас точно известно, что аэрозольный путь - основной. Через поверхности вирус передается значительно реже. 

- Вы согласны с тем, что вирус слабеет, но ему на смену придет новый?

- С этим вирусом нам еще повезло... И безусловно, он слабеет. Вирус сейчас стал менее вредным, чем был вначале, это вполне естественный процесс. А мы теперь и знаем о нем больше, и подобрали схемы лечения... Но люди все чаще проникают в такие места в природе, где раньше они никогда не были. А это значит, что человечество и дальше будет встречаться с новыми вирусами. 

КВ
Лента новостей