Как фильм о мальчике с диагнозом «рак» повлиял на судьбы людей

Короткометражный фильм «Дима» («Дорогой Бох!») недавно появился в сети, успев стать лауреатом международного фестиваля по правам человека «Сталкер» и участником кинофестиваля в Лос-Анджелесе Catalina film festival. Зрители признаются, что картина заставила их задуматься и что-то изменить в своей жизни. Недавно фильм был презентован и в Казани на нескольких социальных мероприятиях и в ДРКБ.

В основе — история о 12-летнем мальчике, живущем в больнице, потому что у него рак. Последний шанс после многочисленных попыток врачей — срочная поездка в Израиль. За три дня до нее он мысленно как бы проживает свою судьбу до самой старости. Знакомится с девочкой Соней и хочет заботиться о ней. Обо всех своих переживаниях и открытиях он ежедневно пишет письма Богу. Прототип главного героя — подросток Дима Рогачев, чьим именем назван Национальный научно-практический центр детской гематологии в Москве, где, собственно, и проходили съемки. Одну из ролей совершенно безвозмездно сыграл актер Виктор Сухоруков.

Мало кто знает, что фильм с философским смыслом — дипломная работа выпускницы ВГИКа Светланы Ибатуллиной. Родилась она в Екатеринбурге, училась в Уральском госуниверситете и работала журналистом. А переехав в Москву, окончила режиссерское отделение Всероссийского института культуры. Сейчас живет в Москве.

Интервью у дебютирующего режиссера журналист «КВ» брал в Казани, где на турнире «Что? Где? Когда?» для ребят с особенностями здоровья состоялся показ киноленты. Света, легкая в разговоре, с открытым взглядом, рассказывает о съемках фильма, своих сомнениях и переживаниях.

— У всех в жизни бывают тяжелые времена. Иногда это даже финал жизни. И даже когда остается три дня, как у нашего героя, можно прожить их счастливо, — погружает она в основную идею. — Мы изучили историю мальчика Димы, его не стало в 2007 году, связались с Диминой мамой Наташей Рогачевой. Она рассказала о жизни сына. Беседовали с врачами, которые сейчас работают в ФНКЦ им. Димы Рогачева. Для многих он стал примером того, как нужно жить. Мальчика нет уже больше 10 лет, но в центре, который носит его имя, все по-прежнему его помнят. Нам захотелось открыть историю для всех. Задача стояла простая: чтобы человек, переживающий казалось бы непростые времена, посмотрел фильм, выдохнул и хотя бы пять минут в своей жизни провел в радости, чтобы ему захотелось жить и что-то делать.

Оглядываясь назад, Света вспоминает, как они с бывшим мужем, сценаристом картины, начинали работу над фильмом. «Мне кажется, мы даже состарились за эти два года, — говорит она, — потому что возмужали, ведь подобного рода истории так просто не даются». Для окончания ВГИКа требовалось снять дипломный фильм. Но где бы еще взять средства? Тогда Света вместе с командой фильма объявила сбор на краудфандинговой платформе, а спустя год на постпродакшне, когда собранные средства закончились, — в одной из социальных сетей.

Несмотря на сложности, Свете везло на людей. На сбор средств в соцсети откликнулись сотни неравнодушных людей, среди которых оказались и пиар-агентства, и семьи, столкнувшиеся с раком, и певец Никита Малинин, и телеведущая Дана Марковская, и папа Леша (Алексей Сорокин), чья дочь лечилась вместе с Димой и осталась жива. Вызвался помочь и Игорь Дубинников, известный бизнес-тренер, предприниматель и инвестор. Роль Димы в 50 лет согласился бесплатно сыграть актер Виктор Сухоруков. Да и большая часть съемочной команды работала безвозмездно.

Кроме того, продюсеру и режиссеру фильма удалось договориться с одним из ресторанов, чтобы оттуда безвозмездно привозили еду на съемочную площадку, привлечь службу такси (ее руководитель лично на своем автомобиле помогал с доставкой съемочного оборудования на локации). Также ребята получили поддержку молодежного отделения Союза кино в виде оборудования. Всякий раз, когда руки опускались, появлялся тот, кто был готов помочь.

— Вообще, у нас там много случалось неожиданностей, — вспоминает Света. — Началось все с того, что мы хотели снимать по мотивам произведений Шмитта «Оскар и Розовая Дама» и Дымова «Дети пишут Богу». Их объединяет общая идея — детские послания ко Всевышнему. Однако буквально за 7 дней до начала съемок с режиссером связался агент Шмитта и сообщил, что ни при каких обстоятельствах без определенной оплаты экранизация невозможна. На тот момент желание участвовать в проекте высказала съемочная группа с опытом, но как только они узнали об отказе Шмитта, покинули проект. «И вот 7 дней до первой смены — разрешение на съемку в храме на территории онкоцентра получено, массовка из 20 человек готова, Виктор Иванович (Сухоруков. — Прим. ред.) также подтвердил свою готовность сниматься, а у нас нет ни сценария, ни съемочной группы (за исключением сценариста и продюсера), ни оборудования. Я тут же слегла с температурой под 40. Но сценарист не сдался и взялся создавать новый сценарий. С подачи одного из врачей мы наконец увидели бесценную историю Димы Рогачева, которая все это время была рядом. Связались с мамой Димы, получили разрешение и поддержку. Продюсер активно включился в работу и за неделю сделал невозможное — собрал съемочную группу, горевшую идеей и желанием снимать. Видя, как они трудятся, я не смогла лежать, успокоилась, встала и начала готовиться к съемкам.

В первый съемочный день Светлану мучил страх. А еще не было денег, и все участники группы сложились кто сколько мог, покупали еду, реквизит. И потихоньку все наладилось. Работу над фильмом завершили в 2018 году. Пока картина участвовала в фестивалях, ее, по правилам, нельзя было выкладывать в открытый доступ. Но долгожданный момент настал — декабрь 2019-го.

— Даже теперь, когда волнения позади и можно говорить о пережитом, мне сложно сказать, почему я тогда взяла такую сложную тему, — пожимает плечами режиссер. — Одержимость какая-то во что бы то ни стало сделать. Ну и мама у меня болела раком, дедушка, много родственников, ушедших с этим диагнозом. Хотелось им какой-то светлый посыл сделать… Потом как-то получилось неожиданно: когда фильм был готов и информация о нем появилась в интернете, мне стали писать люди, дети которых или сами они болеют онкологией. Как врачи мы, конечно, помочь были не в силах. Спрашивали, что можем сделать для них. Были такие потрясающие истории. Одна, кажется, всю мою жизнь изменила, даже больше, чем фильм. Написал 37-летний мужчина, Женя. Папа-одиночка из Чебоксар сам воспитывал дочку после ухода жены. И вот ему поставили диагноз: «рак 4-й стадии». Он приехал в Москву бороться за жизнь. Я стала спрашивать, чем как человек могу помочь. Он в ответ: «Сто лет не был на рыбалке!» Кинули клич в соцсетях, отозвались рыбаки, готовые все устроить. «За день до выезда звонят: лед еще не встал, не можем поехать. Я им: какой лед, человек болен, давайте что-нибудь придумаем! Потом мы эту историю вспоминали со смехом»…

Когда у Жени начались сильные боли, Света связалась с врачом из ФНКЦ, где проходили съемки «Димы», а врач посоветовала обратиться в фонд «Вера». И буквально через день к Жене домой приехала бригада врачей, его поместили в хоспис. Поначалу прогнозы были неутешительные, но с тех пор прошло уже 1,5 года, Женя живет в хосписе в Москве.

— Мы столько пережили за это время, — не скрывает восторга Света, — ездили в Чебоксары на день рождения к дочке Жени Лере, которая проживает там в детском доме. Поездку организовал фонд «Вера». Были на рыбалке, в театре (Женя до этого ни разу там не был), ездили в парки, кафе, один раз даже ходили в кино, на концерт, где Жене удалось пообщаться с Сашей Цоем (сыном Виктора Цоя).

Получается, фильм за два съемочных года сдружил много людей, изменил их взгляды, характер, заставил задуматься над вопросами жизни и смерти…

КВ
Лента новостей