Чем больше «тумана» в законе - тем вернее взятка в кармане

Необходимо срочно повысить уровень юридического образования кадров местного самоуправления республики. Это поможет избежать размытости и неопределенности в принятии решений на уровне районных администраций, а значит, поставить заслон чиновнику в толковании документа исключительно в свою пользу.
К этому призвал в своем выступлении на встрече с журналистами первый замминистра юстиции РТ Рустем Загидуллин. Пресс-конференция состоялась в Республиканском агентстве по массовым коммуникациям «Татмедиа», темой брифинга стало подведение итогов работы по реализации республиканской антикоррупционной программы в 2014 году.В пресс-конференции приняли участие заворготделом Управления Президента РТ по вопросам антикоррупционной политики Алексей Панкратов, замминистра по делам молодежи и спорту РТ Рустам Гарифуллин, президент РОО «Академия творческой молодежи РТ» Валентин Шихобалов, исполнительный директор АНО «Ресурсный центр молодежи» Марат Исмагилов.Наиболее распространенным коррупциогенным фактором из практики Министерства юстиции РТ в последнее время стала, по словам Загидуллина, юридико-лингвистическая неопределенность. В переводе с юридического языка это означает чрезмерную широту полномочий чиновника. Безграничность полномочий дает возможность создать неопределенность в сроках и условиях принятия решения таким недобросовестным государевым мужам, отметил в своем выступлении Рустем Загидуллин. Такую лазейку сотрудники министерства обнаружили в том числе, например, в проекте конкурса на повышенную стипендию студентам. В представленном на правовую экспертизу проекте указывалось, что такая стипендия будет назначаться студентам «за выдающиеся успехи». А какими же именно должны быть эти успехи? По каким критериям будут их оценивать? И главное, кто? В проекте никаких четких пояснений по этому поводу не содержалось. Вот он, повод для злоупотреблений: кому дать, кому не дать. Разумеется, проект был отклонен минюстом для доработки, пояснил Загидуллин. Такая же благодатная почва для злоупотреблений часто встречается в проектах об утверждении мер поддержки предпринимателей и обычных граждан, предоставлении грантов на конкурсной основе.
Замминистра юстиции РТ сообщил, что за 9 месяцев 2014 года Министерство юстиции РТ провело антикоррупционную экспертизу в отношении 1624 проектов, из них в 29 выявлены коррупциогенные факторы. Для сравнения: за весь 2013 год антикоррупционную экспертизу прошла 1642 проекта, коррупционные факторы выявлены в 9 проектах.Кстати, Рустем Загидуллин привел и такую настораживающую статистику. Если проверку местных правовых документов проводят и местные чиновники, то показатели возврата документа на доработку резко снижаются. Так, за отчетный период из 9801 проекта органами местного самоуправления на доработку было возвращено около 30. Это говорит о том, что либо уровень проверяющих весьма слаб, либо разработанный документ и так вполне устраивает местную администрацию. Добавим, что все экспертизы проводятся в рамках реализации республиканской антикоррупционной программы. При этом подавляющее большинство коррупциогенных факторов выявлены в проектах, разрабатываемых отраслевыми министерствами и ведомствами.Как отметил Рустем Загидуллин, антикоррупционная экспертиза является мерой профилактики коррупции. Такая экспертиза позволяет исключить принятие нормативно-правовых актов, содержащих коррупциогенные факторы. Кроме того, подобные факторы гораздо легче выявить на стадии создания акта, чем после вступления его в силу.

КВ
Лента новостей