В 1892 году в Казанскую думу пришли профессионалы

В 1892 году деятельность дум и управ подверглась регламентированию - это явилось следствием попытки устранения некоторых недостатков Городового положения 1870 года.

Новое Городовое положение ввело общественные органы в общий строй государственных учреждений (правда, это произошло путем максимальной подчиненности их бюрократическому аппарату). Отныне городские головы и члены управ стали состоять на государственной службе и получили таким образом возможность для карьерного роста в структуре городского самоуправления.

Это обстоятельство имело немало положительных моментов. Например, появились стимулы для работы профессиональных чиновников, а не любителей от купечества или дворянства; был сделан большой шаг вперед в плане технического улучшения отдельных сторон устройства городского самоуправления.

Между тем расширились полномочия коронной администрации и министерства внутренних дел по надзору за городскими учреждениями. Местным органом надзора являлось губернское по земским и городским делам присутствие под председательством губернатора. В состав нового присутствия вошли губернатор (председатель), губернский предводитель дворянства, вице-губернатор, управляющий казенной палатой, прокурор окружного суда, председатель губернской земской управы, городской голова и (по делам городским взамен члена от земского собрания) член по выбору городской думы того же губернского города, который утверждался в должности министром внутренних дел.

В целом дума, управа и надзорные органы работали мирно и слаженно, хотя без разногласий дело не обходилось. Некоторые постановления Казанской думы губернское присутствие отменяло, но, как показал анализ архивных документов, пререкания касались главным образом хозяйственных аспектов и вопросов проведения городских выборов и были связаны только с действительными нарушениями закона 1892 года. С другой стороны, губернское присутствие не вмешивалось в городскую финансовую отчетность и счетоводство, несмотря на то что у органов городского самоуправления не было достаточного опыта и компетенции в деле заведования собственными финансами. Подобное попустительство довольно негативно отражалось на развитии городского хозяйства, и в Казани эта проблема стояла довольно остро. Не случайно среди пяти губернаторов, считавших, что необходимым условием нормального функционирования городского самоуправления является право ревизий со стороны коронной администрации отчетности, делопроизводства городских управ и проверок расходования городских сумм, был и сам губернатор Казани П.А.Полторацкий.

Присутствие непременно утверждало некоторые постановления думы (например, по смете доходов и расходов), рассматривало протесты губернатора, жалобы частных лиц на думские постановления и разбирала дела о должностных лицах самоуправления.

Как уже упоминалось, в губернское по городским делам присутствие обязательно входил юридический элемент в лице прокурора или председателя окружного суда. И это понятно: орган надзора за соблюдением законности в деятельности городского самоуправления должен был стать стражем законности. Присутствие стало одним из лучших нововведений Городового положения 1870 г., так как управление на чисто коллегиальных началах могло не только послужить оплотом против единоличных решений губернаторов, но даже приучить их к большей подчиненности голосу коллегии. Дела, подлежащие ведению губернского присутствия, были ограничены законом.

Несмотря на различные методы, приемы и теоретические основы в разработке городских реформ 1870 и 1892 гг., их многое объединяло. Организация городского самоуправления в лице городских дум и управ, выборность органов самоуправления, разделение властей на распорядительную и исполнительную, а также объединение в лице городского головы функций председателя думы и управы по обоим законам было одинаковым. Закон 1892 года сохранил весь комплекс вопросов, которыми занимались органы городского самоуправления. Остались прежними их обязанности и права, в том числе право самофинансирования. Деятельность муниципалитетов была во многом самостоятельна, открыта для критики, подчинялась лишь закону и зависела от местного населения.

 

 

Светлана ГОРДЕЕВА

(Материал подготовлен при содействии замдиректора Института истории имени Ш.Марджани АН РТ Рамиля Хайрутдинова и замдиректора АНО «Институт культурного наследия» Радика Салихова.)

КВ
Лента новостей