Дневник заключенного лагеря смерти

Есть категория участников Великой Отечественной войны, о которых мы говорим до обидного мало, - это узники фашистских концлагерей. О судьбе одного из них «КВ» узнали благодаря звонку читательницы Юлии Тагировны Зариповой, сохранившей дневник своего отца – бывшего заключенного страшных концлагерей смерти Дахау, Мерцик, Болхин.

Тагир Ишмурин, работавший до войны конструктором в издательстве на Баумана, в марте 1940 года был призван на военные сборы в Литву. Там он попал в плен с первых дней Второй мировой. Домой вернулся в августе 1945 года. А в 1950-м умер от туберкулеза. Основная ценность дневника – ежедневные записи, которые рассказывают о быте заключенных концлагерей, и адреса соотечественников Тагира Ишмурина.

17 марта 1945 года родные получили долгожданную весточку от мужа и отца. На небольшом клочке бумаги торопливым почерком Тагир написал, что освобожден, находится в лазарете 78 во французском городке Безансон департамента Дубс и надеется на скорую встречу. Просил писать ему на адрес: Москва, Управление уполномоченного Совнаркома СССР по делам репатриации советских граждан.

- Папа не знал, ждут ли его дома, - говорит Юлия Тагировна. – За эти годы многое могло измениться. Но мама очень любила отца и верно ждала его. К сожалению, они радовались семейной жизни недолго. После войны папа прожил всего пять лет. Его задушил туберкулез, заработанный в концлагерях.

Дневник

Автору этих строк не раз приходилось слышать мнение о том, что в немецких концлагерях советским военнопленным жилось очень даже неплохо. Мол, где уж и было жестокое обращение с пленными, так это в наших лагерях. Дневник напрочь опровергает это. Читая бытовые описания мрачных лагерных будней, чувствуешь жуткую безысходность и отчаяние людей, которые там оказались.

Американский психоаналитик Бруно Беттельхейм - бывший заключенный концлагеря Дахау в 1930-х годах, в своей книге «Люди в концлагере» рассказывает о продуманной системе унижения, не только физического, но и психологического уничтожения людей эсэсовской администрацией концлагеря Дахау: «Бессмысленные задания, почти полное отсутствие личного времени, невозможность что-либо планировать из-за постоянных и непредсказуемых перемен в лагерных порядках - все это действовало глубоко разлагающе…

...СС перемежало жестокие репрессии с некоторыми послаблениями: истязание заключенных изредка заменялось наказанием особо бесчеловечной охраны; неожиданно проявлялось уважение и даже вручалась награда кому-то из тех заключенных, кто отстаивал свое достоинство; внезапно объявлялся день отдыха и т.д.».

Выжить и сохранить человеческое достоинство в таких условиях было неимоверно трудно. Возможно, поэтому герой нашего рассказа и вел дневник. Маленькая записная книжка серого цвета сохранилась на удивление хорошо.

- Папа всегда был аккуратистом, - с гордостью замечает Юлия Тагировна.

На обложке - фамилия владельца. На пожелтевших страницах убористым почерком на татарском языке мрачная летопись – аккуратно день за днем. Год не указан. Предположительно это 1943-й или 1944-й. Только числа и месяцы. Запись есть, даже если в этот день ничего не случилось. Автор, видимо, делал это, чтобы сохранить ясность ума и память. Поэтому чаще всего Тагир писал о самых обыденных вещах - еде, погоде, ожидании новостей с фронта. И конечно, о побоях, издевательствах, смертях.

Записи

«26 сентября. С утра льет дождь. Одежда промокла до нитки. На работе одного (узника. – Р.М.) убили, другому разбили голову. Сегодня день рождения моей дочери. Нас еще не кормили…»

«28 сентября. Отдельных новостей нет. Продолжаются скотские избиения. Кормежка по-прежнему плохая. Наши (советские. – Р.М.) самолеты летают над лагерем, только зачем-то не бомбят».

«19 октября. Пятый день нескончаемый дождь. Нет никаких новостей с фронта. Не знаю, когда освободимся из рук этих проклятых!»

«20 октября. Сегодня хороший солнечный день. Я смог прокипятить рубаху, штаны. Может, получится от вшей избавиться».

«5 ноября. Сегодня воскресенье. У нас на родине народ, наверно, к празднику готовится. Мы же до сих пор не можем выбраться из-за этой проклятой колючей проволоки. Как сумасшедшие согласны на все. Не знаю, когда наступит время оборвать эту проволоку. Остаться в живых, вернуться к семье, прожить с ними в радости хоть немного. А потом и умереть не жалко. Кормежка вконец испортилась. Суп – вода, разведенная водой!»

«Не могу писать из-за волнения и тоски по дому, любимым моим. Часы на храме бьют 5 раз. А когда мы ели вечерний суп, они пробили два раза. Здоровье плохое. Когда кашляю, идет кровь, болит грудь. Поэтому надежда на то, что смогу вернуться домой, с каждым днем потихоньку гаснет. Смогу ли увидеть дорогую свою дочку Юлию с любимой моей женой?!»

«7 ноября. Да, сегодня Октябрьский праздник! Я уже четвертый год не могу его отпраздновать дома… Сегодня довелось прочитать газету татарских легионеров «Идел, Урал и Ватаным»… Написано против Советов».

«22 ноября. Сегодня 41 месяц, как началась война. Вчера довелось отдохнуть. Снова артиллерия начала шуметь».

И так день за днем, месяц за месяцем описывается тяжелая лагерная жизнь. Читать эти строки очень тяжело. А каково пережившим? Но вот наконец и светлые нотки. Тагир Ишмурин попал в лазарет. Это спасло его от людоедства. Позже он рассказывал жене, что заключенные... съедали тех, кто уже не мог передвигаться. Март 1945 года. То, что освобождение близко, чувствуется в следующих дневниковых записях:

«5 марта. 7 утра. Англо-американские солдаты совсем близко от нашего лазарета. Пленные, кто может передвигаться на ногах, вышли навстречу союзникам. Среди них и я. Мои друзья Семен, Мифтах, узбек Ишматов Дусмарат лежим в подвале жителя города Штиренген».

«18 июля 1945 года. 6 утра. Мы не спали с часа ночи. Сегодня день прощания с Безансоном».

А вот последняя дневниковая запись, сделанная уже дома:

«8 октября 1945 года. Все хорошо. Жить у себя дома, с семьей, детьми радостно и прекрасно!»

КСТАТИ. Маленький городок Дахау, примыкающий к Мюнхену, после Второй мировой войны стал печально известен миру как место одного из самых страшных концентрационных лагерей. С 1933 по 1945 год здесь погибли и были замучены 200 тыс. заключенных 34 национальностей.

Откликнитесь!

На страницах дневника Тагир Ишмурин записал 27 адресов тех, с кем он пережил то страшное время. Рядом с некоторыми сделал приписки: «очень помог в лагере» или «умер». Есть опасения, что названия некоторых населенных пунктов неправильно переписаны - почерк не совсем понятен. Но мы очень надеемся, что кто-то из близких этих людей откликнется.

Казань, ул. Колхозная, 39, Галим.

Тетюшский район, дер. Бизяевка, Рябинов Иван.

Арск, дер. М. Турнале, Заляутдинов Гайфи (лагерь Болхин).

Казань, Кзыл-Юлдузский район, дер. Козяково-Челны, Иванов Сергей Тихонович.

Казань, ул. Кирова, д. 36, кв. 18, 1.2 ГПКУ, Ерофеев Петр Павлович.

Апастовский район, дер. Янале, Губайдуллин Фарук.

Казань, В. Услон, мельница №1, Соколов Иван Яковлевич (умер 8.09.1944 года).

Рязанская область, станция Лебедянь, Турбиченский район, Б. Избищенский с/совет, д. Кривко, Козлов Егор Логинович.

Мордовская АССР, Торбеевский район, село Сургад, Мусеев Загидулла.

Баш. АССР, станция Раевка (или Фаевка? – Р.М.), Альшаевский район, п/о Трунгаешле, д. Сороева, Кагарманов Заки Х.

Крым. АССР, станция Семиколодизей Яснинского района, Харджибадский с/совет, дер. Купчак, Донаббаров Борали.

Орджоникидзевский край, город Кизляр, хутор Выше-Таловка, Янгуразов Карим (июнь, июль, август находился в лагере Болхен).

Кукморский район, Байлангарский с/совет, дер. Байлангар, Усманов Касим.

Теньковский район, дер. Касс. Каратая, Каримов Бадри.

Баш. АССР, Чалмагушевский район, Аблаевский с/совет, колхоз «Донбасс», Сайфуллин Тимерьян.

Узб. ССР, Ташкентская область, Аккурганский район, хлопк. совхоз №16 им. Сталина зингауз, Шагабутдинов Нагим.

Узб. ССР, Ферганская обл., Кувинский район, станция Фетченко, артель «Первомайская заря», Бикинеев Ахмет (вместе были в январе, феврале 1944 года).

Уд. АССР, г. Ижевск, ул. Зинамо, д. 62, Ясавеев Муллы.

Тат. АССР, Таканышский район, станция Кокмар, п/о Шайге, дер. Ямашева, Хазеев Абдулхак (были вместе в Болхене и Мерцике, Германия, окоп).

Акташский район, дер. Бухарай, Михеев С.

Казань, ул. Ухтомского, д. №24, кв. 19, Усачева Клавдия Н.

Казань, ул. Нагорная, дом №1, кв. 9, Романов Михаил Я. (Болхен и Черный).

Астрахань, Наримонский район, село Тат. Башшакова, ул. Пушкина, д. 196, Усманов Абдулла.

Астрахань, ул. Пролетарская, д. 9, Мустафаев Габрахман (Мерцик, Германия, рыли окопы. Умер днем 6.01.1945 г.).

Балтасинский район, дер. Тюнтер Гафарны. Лазарет изтеринга, 1945 год.

Казань, Ягодная слобода, ул. Дамба, дом №20, Денисов Иван Порфирьевич, Дитулин Петр Е.

Тула, поселок мясного (...), 9-й проезд, дом №8, Иванов Николай.

КВ
Лента новостей