Удмуртское Пугачево спустя год после взрыва
news_header_top_970_100

Удмуртское Пугачево спустя год после взрыва

«Судьбы, унесенные взрывом» - такую оценку прошлогодней трагедии в Удмуртии дала Любовь Горбунова, активистка села Пугачево, которое прославилось на всю Россию взрывами боеприпасов, в беседе с нашим корреспондентом.

Выбитые стекла там поставили, компенсации пострадавшим раздали. Но прежней жизни у пугачевцев уже не будет: судьбы, унесенные взрывом, так просто не вернешь. Любовь Горбунова, первый помощник для пострадавших семей, поведала «КВ» изнанку жизни после взрыва:- В прошлом году, согласитесь, у нас произошел настоящий катаклизм. В такое время всегда видно, кто есть кто. В феврале к нам приезжал теперь уже бывший министр МСЧ Сергей Шойгу. Составили списки тех, кто замерзает, у кого крышу дома снесло. Комиссии пришли, оценили ущерб... Взять меня. Я живу в Ижевске, в Пугачево у меня мама. Теперь я с ней. Изначально заявления на материальную помощь мы не писали: многим односельчанам жить негде, а у нас только окна выбило. Подумали, сами вставим. В итоге те, кто заявление писал, пусть даже на окна, материальную помощь получили. Те же, кто оказался скромнее, не получили ничего. Теперь и выплат добиться тяжело, и от компенсации мало что осталось.- В каком смысле?
- Сорок семь процентов от компенсации вычли у тех, кто получил ее в прошлом году. В этом году доходит до абсурда - говорят, пришло распоряжение экономить. Вот и доказывай теперь, что трещины и неполадки на доме - результат взрывов. У одного моего подопечного проблемы с газопроводом случились: газ утекает. Так комиссия потребовала предъявить квитанции об оплате газа, чтобы это проверить. Мужчина принес их, а в ответ: «Зима была холодная, вот и больше газа израсходовали». В феврале этого года к нам вновь приезжала комиссия. Все осмотрели, сфотографировали повреждения. А потом оказалось, нас в тех списках нет.- Что же в Пугачево восстановили?
- Повреждения школ и больниц ликвидировали, муниципальные учреждения восстановили. А вот с домами жителей сложнее. Месяц назад я стала невольной свидетельницей разговора. Члены комиссии заявили, мол, начинаем экономить, никаких выплат никому не делать. Хотя было объявлено, что всем пострадавшим будет возмещен ущерб.- Что на деле получилось?
- Кому-то начислили 15 тысяч рублей, кому-то 30. 13 семей из 6-го дома остались фактически в одном нижнем белье, им выплатили по 100 тысяч рублей. Но ведь люди все потеряли! У Татьяны Анисимовой взрывами здорово потрясло дом. Сейчас она строится, восстанавливает его. Компенсировать ей затраты отказались. Говорят, дом достался вам в наследство от матери и вы там не прописаны. Прежде чем свои 100 тысяч получить, наследница раз 15 с заявлениями ездила. Получила, но сколько сил и нервов потратила!- Жить в селе стало спокойнее?
- Отстроиться-то можно, но страх все равно останется... Сейчас нам слышны только глухие взрывы. Но они есть: утилизация боеприпасов продолжается. Как только погромче грянет - начинаешь переживать. Моя мама после инсульта. Если хлопки громкие, она охает и ползет к двери, мол, надо спасаться.- А психологическую помощь после взрывов вам оказывали?
- Врать не хочу, я психологов не видела. Так получилось, что психологом сама оказалась. Дочка моя по интернету объявила помощь пострадавшим семьям. И вот на «Газели» приезжают к нам 13 семей, которые остались без всего! Мы их снабдили всем: от памперсов до верхней одежды. Индивидуальные предприниматели горячо на беду откликнулись. - Сейчас жизнь вошла в спокойное русло?
- Конечно, только некоторые «эрэски» - неразорвавшиеся реактивные снаряды, в лесу лежат.- Что с ними делать будут?
- Их собирают и утилизируют. Есть веселые граждане, которые пытаются их сдавать. Мы своим ребятам говорим, что теперь они «дети войны». Где бы еще они увидели на улице бронетранспортер или самолет, три дня кружащий практически над головой?.. Сейчас в Пугачево непросто. Многие жители уехали к детям и родственникам в разные города России. Помните произведение «Унесенные ветром»? Я всем говорю, что у нас «судьбы, унесенные взрывом».