Едва увидев выражение лица родителей, Антон понял, что ничего хорошего от сегодняшнего вечера ждать не придется.
- Сынок, нам нужно серьезно поговорить, - фраза мамы подтвердила опасения парня.
- Да чего ты с ним цацкаешься? - взорвался отец. - Он косячить будет, а мы ему в попу дуть, да? Вырастили охламона.

Антон молчал. Если чему-то его жизнь и научила, так это не отвечать, когда отец злится.
- Говори, на что деньги тратил! - грозным басом вопрошал отец.
- Какие деньги? - прикинулся дураком Антон, прекрасно понимающий, откуда дует ветер.
- Сынок, нам звонила Светочка, - как можно мягче сказала мама.

Светочкой звали девушку-студентку, которая была репетитором Антона по математике.
- Слушай, сынок, не морочь нам голову, - более сдержанно продолжил отец. - Мы знаем, что ты пропускал дополнительные занятия. У тебя случились какие-то неприятности? Тебе деньги нужны?

И тут из Антона выплеснулось все, что копилось последние месяцы.
- Да ты у меня случился! Ты! Задолбал уже! Терпеть я не могу эту математику! И поступать хочу в Москву, на сценарное!

Отец Антона придерживался мнения, что все науки делятся на естественные и противоестественные, то есть все, что не было связано с физикой или, на худой конец, инженерией, лежало где-то в области беллетристики.
- Книжки хорошие читать - это не профессия, - заявил он сыну, когда тот в девятом классе высказал предположение о поступлении на филфак.

Антон с детства с трудом находил общий язык с отцом. Пока отец пытался увлечь мальчика рыбалкой, тот заинтересовался рисованием. Не привлекло Антона и авиамоделирование, ему он предпочел хор. Все бы ничего, но отец считал себя обязанным устроить жизнь сына.
- Главное - получить хорошую профессию, без этого в жизни никуда, - говорил он.

Вот Антон и готовился получить эту самую профессию.
- А может, отец тебе неродной? - пошутил как-то друг парня Семен. - Ну, там в роддоме перепутали или еще чего...
Антон тогда отшутился, но со временем эта мысль стала казаться ему все менее бредовой. Ведь и вправду сложно было представить себе двух менее похожих людей, даже внешне: Антон был высоким блондином, отец - коренастым брюнетом.

Тогда-то парень и решил скопить денег и втайне сделать ДНК-экспертизу. А что? Сейчас по телевизору целые передачи посвящены установлению отцовства.
Деньги Антон откладывал с репетиторства, которое стал пропускать время от времени. Вначале парень соблюдал осторожность, поэтому удавалось сохранить это в тайне от родителей. Но потом ему стали окончательно в тягость занятия по математике.
Атмосфера дома повисла нездоровая. Антон дулся на отца, тот тоже не желал разговаривать с сыном, а мама безуспешно пыталась помирить их. В тот момент Антону и пришла в голову самая логичная мысль с точки зрения подростка - покинуть отчий дом.

Очень не хотелось считать, что он сбегает.
- Я уже достаточно взрослый, чтобы жить самостоятельно, - говорил он самому себе.

В голове быстро созрел далеко идущий план: протянуть как-нибудь до конца учебного года, а потом добраться до Москвы, поступить, поселиться в общежитии, начать подрабатывать...
Проблема была в том, что отец никак не допустил бы подобного. Значит, нельзя допустить, чтобы его нашли. На словах это было просто. А где жить молодому парню? У Антона оставались деньги, отложенные с репетиторства. Сейчас, когда он был так зол на отца, тема кровного родства между ними не казалась столь существенной, так что ДНК-тест мог подождать. Впрочем, денег было немного - около десяти тысяч.

Первым делом нужно было определиться с жильем. Малодушную мысль о том, чтобы остановиться у бабушки с дедушкой, Антон сразу отмел. Они все  расскажут отцу. По той же причине нельзя было останавливаться у друзей, где родители станут искать парня в первую очередь. Подумав, Антон позвонил Семену.

- Слушай, лучшее, что я могу тебе предложить, - это ключи от дачи, - признался тот. - Только там еще света нет, но в кладовке есть буржуйка и керосинка.
На дворе стояло начало апреля. Антон решил, что не замерзнет, поэтому поехал за ключами. Как же он наивно заблуждался!
До дачи парень добрался без особых проблем, если не считать преодоление сугробов. И даже обещанные Семеном буржуйку и керосинку нашел. Победа над темнотой приободрила парня, но дальше все пошло не так. Маленькая печка пожирала дрова в огромном количестве, но никак не могла прогреть промерзший и отсыревший за зиму домик, а к тому же моментально остывала. За всю ночь Антон поспал от силы час. К утру он отчетливо понял, что жизнь здесь закончится воспалением легких.

Антон уже готов был признать поражение, когда вспомнил о прадеде Василии Петровиче, жившем в Лаишевском районе. Уж он-то не выдаст! Предупредив его по телефону, Антон направился к автовокзалу.
- Чего какой хмурый? - спросил у парня при встрече дед Василий. - Иди-ка в баню, попарься.

Антон не стал спорить. Пар действительно подействовал расслабляюще.
- Родители звонили? - спросил Антон, когда они с прадедом пили чай.
- А раз знаешь, чего спрашиваешь? - с хитрецой ответил Василий Петрович. - Не боись, не выдам. Папка твой, помню, тоже ко мне приехал, когда от отца сбежал.

Антон едва не поперхнулся.
- Дед, а может, он мне неродной, а? - вдруг спросил Антон. - Совсем он меня не понимает.
- А так ли это важно? Понимать друг друга учиться надо, тут и родная кровь не всегда помогает. Я вот неродной вам, а люблю же вас всех.
Антон не сразу понял смысл слов деда Василия.
- В смысле неродной?
- А тебе родители не говорили? Я с прадедом твоим, Виталием Андреевичем, воевал вместе. Прикрывали друг друга как могли, да не сберег я его. Как демобилизовали, приехал в Татарстан, родне его вещи личные вернуть. Там прабабка твоя, супружница моя будущая, а у нее на руках двое детей... Вот я и остался...

Дед Василий задумался на минуту.
- Папка твой тебя очень любит, ты это поймешь со временем.
Чай они допивали молча. Антон украдкой включил телефон, который держал выключенным, чтобы его не нашли родители. Не прошло и пяти минут, как раздался звонок от отца.
- Ну что, всем все доказал? - холодно спросил отец. 

Впрочем, после его голос дрогнул. 
- Приезжай домой, поговорим. Если я так сильно на тебя давил, тебе давно следовало об этом сказать. Извини меня.
- И ты меня извини, - нехотя ответил Антон. - Я утром приеду, с дедом посижу. А дома мы обо всем поговорим.