Мы обсудили тему с Гульнарой Мавлиевой, казанским врачом-неврологом, рефлексотерапевтом, специалистом в области спортивной медицины и реабилитологии, членом ряда медицинских сообществ, в том числе Ассоциации междисциплинарной медицины, автором научных публикаций.

- Какое определение интегративной медицине вы бы дали?
- Интегративная медицина - это целостный взгляд на организм человека с точки зрения биохимических и физиологических процессов. Она дает врачам возможность не просто корректировать состояние пациента, но и достичь пожизненной ремиссии.

Человек наконец выходит из замкнутого круга обострений. Я бы назвала интегративную медицину восстанавливающей. Мне нравится комплексный взгляд на проблему пациента. Мы, к примеру, можем локально лечить сустав и с регулярностью наблюдать обострения, а можем найти причину боли. Если у пациента, к примеру, удален желчный пузырь, есть риск развития артроза суставов. Потому восстановление функции желудочно-кишечного тракта и локальное влияние на суставы будут способствовать выздоровлению и стабилизации быстрее, чем любое внешнее воздействие. Микроэлементы, витамины, кислоты участвуют в жизнедеятельности сустава, и это нельзя игнорировать. Сегодня не каждый гастроэнтеролог поймет связь между желудком и коленями. И не каждый врач-невролог станет искать причину за пределами сустава. Но мне бы хотелось, чтобы круг специалистов, понимающих взаимосвязь процессов, расширялся.

- Кто ставит диагноз в таком случае: невролог, гастроэнтеролог или врач восстановительной медицины?
- Точный - только профильный врач. Я могу лишь предположить, что за болями в пояснице стоит проблема в мочеполовой системе, и направить пациента к гинекологу. После чего, получив точный диагноз, продолжать работу. Быть может, вместе с профильным доктором, это зависит от случая. Например, приходит пациент, жалуется на боль в пояснице, но я на МРТ не вижу проблем - неврологической симптоматики нет. Но при этом болит сильно и, что примечательно, в определенные моменты. Я понимаю, это либо психосоматика, либо гинекология, либо нарушение минеральной плотности кости. Лет 10 назад я бы лечила его поясницу. И вероятнее всего, через какое-то время он вернулся бы ко мне с теми же симптомами. Сейчас я его обследую во всех направлениях, ищу причину, направляя к соответствующим специалистам.

По опыту могу сказать, что в 90 процентах случаев проблемы со спиной связаны с психосоматикой. Поясница, к примеру, говорит о том, что человек ощущает финансовую неустойчивость. Грудной отдел свидетельствует о том, что слишком много на себя берет. Психотерапевты с этим работают постоянно. Есть целая своя таблица соответствий. Были примеры, когда за головной болью не обнаруживалось никакой «органики», для невролога работы не было. Просто сильная метеозависимость, а значит, у человека повышенный уровень гомоцистеина. Это корректируется с помощью нутрициологии.

- Почему ваши симпатии как специалиста на стороне интегративной медицины?
- Эти методы не навредят. Передозировка практически невозможна. Они физиологичны и встраиваются в процесс. Врач, понимая, на какую кнопку нажать, может пациента восстановить очень быстро. И он не будет ходить на прием годами. Это освобождает врача от длительной рутинной работы с пациентами, которые регулярно попадают в состояние кризиса. Человек к нам приходит, чтобы не болеть. Например, в своей клинике мы не настроены как можно дольше его недолечивать, чтобы он тратил деньги снова и снова.

- Можно ли сказать, что интегративная медицина берет начало на Востоке и черпает вдохновение из восточных методик?
- Противостояние западной и восточной медицины осталось в прошлом. Сейчас мы наблюдаем полную синергию всех методик, переплетение. Теперь опора не на базу - Восток или Запад, а на самого пациента и его потребности. А он в свою очередь не первый год стоит на том, чтобы использовать максимально натуральные препараты. Интегративная медицина созвучна этому движению и предлагает и препараты, и методы, направленные на восстановление резервов собственного организма, без интенсивного химического вмешательства: здоровый образ жизни, здоровая еда, здоровый сон, движение, регенеративные технологии.

- А что сейчас на острие науки?
- Первое - это генетическое тестирование, которое показывает врожденную предрасположенность: какие условия имеем в организме и какие заболевания в этих условиях могут развиться. Второе - препараты, удлиняющие жизнь человека. Третье - появляются более точные приборы, анализы. Они позволяют до мельчайших подробностей рассмотреть пациента.

- С чего начался ваш интерес к интегративной медицине?
- Около пяти лет назад я начала смотреть доступные публичные лекции разных специалистов. Моя специализация в неврологии - реабилитация позвоночника и суставов. Мне были интересны выступления коллег-неврологов из других сфер. На их примерах видела, что причина не всегда в «органике», а в смежных областях. В то же время стали доступнее такие методы, как карбокситерапия, озонотерапия, плазмолифтинг, тейпирование, кинезиология и другие. Сейчас по тому, как человек заходит в кабинет, я уже могу понять, в чем проблема. За 5 - 6 лет этот «фундамент» выстроился. Одно из важных знакомств в этой сфере, которое во многом изменило мои подходы к лечению, - с доктором Ларисой Гладских. Мы провели ряд совместных экспериментов по коррекции работы желудочно-кишечного тракта. Результаты впечатлили. Когда увлеклась нутрициологией, пришлось заново открывать учебники биохимии, физиологии. Пришло новое понимание известных процессов. Последнее обучение, которое я проходила, - «Квартет здоровья». Для врача образование - процесс длиною в жизнь. Потому конференции, семинары, вебинары - часть моего графика. Встречи с коллегами ценны и повышением уровня компетентности, и общением. Это вдохновляет.