Ровно сто лет назад в семье казанского приказчика Махмута Гафурова родился мальчик Исхак, которому суждено было стать одним из основателей кинофотопроизводства в Казани.

В 1934 году, когда Исхак Махмутович пришел на строящуюся фабрику, в стране производство кинопленки только начинало налаживаться. Чтобы освоить новое для себя производство, Гафуров сначала стажировался на уже работающей фабрике в Переславле-Залесском. Там он сразу показал творческий подход к производству: спроектировал и ввел в эксплуатацию установку рекуперации растворителей, до 80 процентов которых терялись до этого при испарении. Его изобретение ввели на всех трех работавших в стране фабриках кинопленки, получив огромную экономию.

Проектирование, строительство и пуско-наладочные работы на фабрике "Кинопленка ?8" шли поначалу тяжело. С 1934 по 1937 год сменилось пять директоров, а двоих даже расстреляли - за саботаж. Попал под следствие и А.Д.Федорина, директор, принимавший Гафурова на работу. И хотя отношения у главного инженера с директором не были безоблачными, Гафуров как свидетель на допросах отстаивал подследственного, доказывая его невиновность. В то время для такого поведения требовалось мужество - заступник рисковал не должностью, а головой. Федорину реабилитировали, и он снова работал на фабрике.

В 1941 году Гафуров был мобилизован и воевал на Волховском фронте. Но уже через год по требованию Государственного комитета кинематографии как уникальный специалист по производству кинопленки был отозван из действующей армии.

Фабрики кинопленки в Шостке и в Переславле оказались в оккупированной и прифронтовой зонах. Армия могла рассчитывать только на казанское производство. За короткое время здесь был освоен и налажен выпуск незапотевающей пленки для противогазов, а также производство пленочных футляров для минометных снарядов, увеличивающих их дальнобойность и мощность. За один месяц освоили производство мелкозернистой кинофотопленки для разведочных аэрофотосъемок, которую называли "глаза армии". В эти же годы было налажено копировальное производство художественных фильмов и боевых киносборников. Работники фабрики были на казарменном положении. При освоении новой продукции производство не останавливалось.

Производство пленки на нитрооснове было взрыво- и пожароопасным, к тому же технологический процесс проходил в полной темноте, а работали в основном дети и женщины. Но ни разу за годы войны не возникло чрезвычайной ситуации - пожара или взрыва. А качество продукции удовлетворяло даже строгих военпредов.

В 1960 году при непосредственном участии Гафурова фабрика перешла на производство пленки на невзрывоопасной триацетатной основе.

Надо было осваивать мировые достижения, налаживать выпуск цветных кинофотоматериалов, новых пленок для медицины, техники, голографии, полиграфии.

Исхак Махмутович знал всех специалистов завода по именам, следил за их техническим ростом, заботился о бытовых условиях их жизни. Особенно внимателен был к женщинам, полагая, что точное и тонкое производство кинофотоматериалов более подвластно чутким женским рукам. Был он эстет, любитель красоты во всех ее проявлениях, в том числе и женской. И если специалисты-мужчины боялись заходить к нему в кабинет, не будучи уверены в знании производственных вопросов, то молодые красивые женщины опасались любезных ухаживаний главного. Впрочем, до назойливости дело никогда не доходило.

Исхак Махмутович прекрасно знал татарский и русский языки, изучал историю татарского языка, вел переписку с зарубежными общинами, оставил после себя большую картотеку по истории татар.

Он мог бы стать ученым-химиком, получить докторскую степень, за глубокое знание производства кинопленки его уважали ученые различных НИИ, но посвятил свою жизнь насущным требованиям страны, производству.

На "Тасме" всегда вспоминают о нем с теплотой и уважением.

Роза КОСТРУЛИНА.