Из серии романов "Я - вор в законе".

(Продолжение. Начало в ?114, 115, 120, 121, 124, 126, 127, 130, 131, 136, 137, 140, 142, 143, 146, 148, 149, 152, 154, 155, 158, 160, 163, 165.

Его голос прозвучал настолько отчетливо и громко, как будто бы он находился не в Магадане, а кричал на расстоянии вытянутой руки. Такой страстный темперамент был не в его характере. Значит, действительно случилось что-то серьезное.

Ростовский слегка отставил трубку в сторону и спросил как можно более безмятежно:

- В чем дело? Мне что, нельзя отдохнуть несколько дней?!

- Ничего себе несколько дней! - возмущенно кричал Полозов. - Ты пропал на целую неделю, я никак не мог до тебя дозвониться. Зачем ты выключил телефон?

Понемногу Ростовский начал терять терпение:

- В чем дело, спрашиваю?

И тут же почувствовал, как тоненькие пальчики Лады слегка сжали ему локоть - девушка просила не нервничать. Илья улыбнулся.

- А дело в том, что тебя все ищут! Из милиции приходили в офис и хотели переговорить с тобой. Но тебя не было! Что я им должен был сказать?!

- Что-нибудь серьезное?

- И ты еще спрашиваешь? Интересовались тобой и теми отморозками.

- Ты же знаешь, что это была самооборона.

- А ты попробуй объясни это милиции!

- Послушай, Герасим, - в голосе Ростовского появились стальные нотки - как ты думаешь, для чего я тебя оставил? Если ты не можешь уладить такие дела, тогда зачем мне нужен такой заместитель?!

В трубке послышалось смущенное покашливание, чувствовалось, что Герасим испытывает нечто вроде неловкости, к такому повороту он не был готов.

- Ну... Собственно, я все уладил... Я так и объяснил в милиции. Ну, сам понимаешь, кое с кем пришлось переговорить. В милиции тоже люди, кушать хотят...

- Короче, что нужно от меня?

- Тебе уже больше ничего не грозит, но нужно все равно появиться... В общем, уладить кое-какие формальности... Люди благодарности ждут.

Герасим, конечно, был простоват, и, как в обыкновенном школьнике, в нем жил идеалист и романтик, но на роль заместителя он подходил идеально. В случае возможного промаха мог всегда подстраховать. И был надежен. В настоящее время подобная черта редкость.

- Ты знаешь, где я сейчас нахожусь? - спросил Ростовский.

- Откуда? Ну, наверное, моешься в бане с какой-нибудь красивой девушкой. Угадал?

- Почти, - бодро отвечал Илья. - Сейчас я нахожусь в пражском аэропорту, и наш самолет должен через пятнадцать минут взмыть в воздух!

- Ничего себе! - в голосе Герасима прозвучала откровенная зависть. Дальше юга Якутии он не выезжал и очень надеялся увидеть когда-нибудь, как растут финики.

- Так вот, я сразу вылетаю в Магадан, жди меня.

- Понял! - отвечал Герасим.

- Что-нибудь не так? - взволнованно спросила Лада.

Ни с одной из женщин Ростовскому не было так хорошо, как с Ладой. В ее присутствии он ощущал себя значительно сильнее, эдаким Ильей Муромцем, только что шагнувшим с теплой печи. Что удивительно, Лада понимала его необыкновенно тонко, подмечая малейшие нюансы его настроения. А ее умелые пальчики при необходимости могли вытянуть из него любую нежную ноту. Вот только сейчас ему хотелось зарычать. Предчувствия оправдались сполна.

Улыбка получилась вымученной:

- Все в порядке, малышка. Просто у меня в Магадане имеются кое-какие дела. Нужно их быстро уладить. И я твой!

- Чего же ты тогда расстраиваешься? Ты же скоро вернешься? Правда?

- Да... Просто я хотел побыть с тобой в Москве еще недельку. А может, поедем со мной? Навсегда! - неожиданно для самого себя выпалил Ростовский.

Лада растерянно захлопала ресницами. Настоящая ожившая кукла, которую хотелось взять на руки, покачать.

Объявили посадку. Раздались вздохи облегчения. Ростовский посмотрел на часы. Ох ты, самолет, оказывается, задержали почти на полтора часа. Странно, что он не заметил этого за разговором. Прежде подобной рассеянности он за собой не замечал.

Пассажиры повставали с кресел и неторопливо, выстраиваясь гуськом, направились к дверям, где милые, улыбчивые стюардессы забирали талоны на посадку.

Разместились в VIP-зоне. Собственно, разница с остальными местами не столь существенная. Единственное преимущество - шума поменьше.

Вновь дал знать о себе сотовый телефон.

- Да, - проговорил в трубку Ростовский.

- Чуть не забыл, тебе звонил еще из Москвы некто Шурков. Хотел увидеться. Намекал, что ты ему чего-то должен.

Илья невольно чертыхнулся. "Мало ему двухсот тысяч евро, что получил в качестве вознаграждения? Еще захотел! На что он, собственно, рассчитывает? Или думает, что я печатаю эти деньги?! Я всего лишь добываю золото!"

- Хорошо, разберусь, как приеду - пообещал Ростовский. - У тебя еще что-нибудь?

- Как будто бы все... Тут еще вот что, - Герасим замялся, - Анна передает тебе привет.

- Ах вот как! Не могу ответить тем же. Ты вот что, Герасим, займись ею плотнее. Мне кажется, что из вас получится прекрасная пара.

- А ты не обидишься? - радостно выдохнул он в трубку.

- Как можно? Еще спасибо скажу. А потом, для друга ничего не жалко.

- Спасибо!

Ростовский не ответил, выключил мобильник. Взревели турбины.

- Так что ты мне скажешь? - повернулся к девушке Ростовский.

- О чем ты? - спросила Лада.

- Перестань, ты прекрасно помнишь, о чем я тебя просил... Ты поедешь со мной?

Самолет медленно и очень грациозно стал разворачиваться, вой турбин понемногу усиливался.

- Я не могу... В Москве у меня остались кое-какие вещи.

Ростовский улыбнулся:

- Ты меня смешишь. Как только мы прилетим в Магадан, я тебе куплю целый универмаг! Пожалуйста, владей!

Самолет, набирая скорость, устремился по взлетной полосе. В эти секунды он набирает скорость до четырехсот километров в час. Ростовский почувствовал, как впечатался в кресло. То же самое произошло и с Ладой, очень хотелось заглянуть в ее лицо, но не давали это чертово ускорение и ремни безопасности.

- Но у меня в Москве осталась квартира, я ее купила с Лилей, одну на двоих. Ты даже не представляешь, чего мне это стоило! - услышал Илья через гул турбин.

- Брось! У меня ты будешь жить в большом доме...

- Илья, но что я буду у тебя делать?! - в отчаянии выкрикнула Лада.

Самолет мягко оторвался от взлетной полосы.

Ростовский пожал плечами:

- Глупенькая, то, что делает всякая женщина: любить мужа, рожать детей.

Лада отрицательно покачала головой:

- Я не могу к тебе приехать.

- Почему?! - воскликнул Ростовский.

Самолет, набрав нужную высоту, подобрал в себя шасси. Лайнер слегка тряхнуло.

- Я не хочу уезжать из Москвы.

- Ах вот оно что... Даже из-за любви?

- Илья, пойми меня правильно, я привыкла здесь жить, мне здесь хорошо.

Ростовский закрыл глаза, решение принималось с трудом.

- Хорошо... Тогда мне придется переехать к тебе. Навсегда!

- Ты оставишь свои прииски? - удивилась Лада.

- Даже все золото мира не стоит тебя.

Ростовский отстегнул ремень, посмотрел вниз. Одни белые кучевые облака. Эти нагромождения очень напоминали сибирские сугробы. Скорее всего, в этом году снегом придется любоваться в Москве. На улицах он не такой белоснежный, как в тундре.

- Спасибо, мне приятно это слышать, - прочитал по губам Ростовский. - Мне никто не говорил таких слов.

Некоторое время самолет летел в облаках, будто бы продирался через нагромождения из ваты. Ростовский вспомнил Магадан, где облака, отяжелев, ложились на сопки, будто бы передохнуть, и поднимались только с полуденным солнцем. Когда находишься на склонах, то создается впечатление, будто бы топаешь прямиком по тучам...

(Продолжение следует.)