Сегодня в речной порт прибывает теплоход "Казань", на котором проходил третий этап Международной научно-практической конференции "Великий Волжский путь", следовавший по маршруту Астрахань - Махачкала - Дербент - Баку - Энзели - Тегеран - Исфахан - Актау. О ходе работы экспедиции наш специальный корреспондент присылал ежедневные отчеты с места событий, а теперь он хотел бы поделиться своими путевыми заметками.

Я никогда до этого не бывал за границей, и даже в странах ближнего зарубежья дважды случалось быть еще в советские времена. Поэтому мне не с чем сравнивать.

Об Иране - главной цели нашего путешествия - не знал, к своему стыду, практически ничего. А то, что знал, давно забыл.

Вместо справочной литературы и путеводителей взял с собой сборник классической персидской поэзии. Но читать оказалось некогда, а Омар Хайям и Саади с их неторопливой мудростью показались не созвучными нашему темпу перемещений - что ни день, то новый город, новая страна...

За границу мы попали раньше, чем предполагали. Теплоход "Казань", когда он вывернул из-за острова к причалу речного порта, всех с первого взгляда разочаровал. Какая-то длинная белая баржа - без судовых надстроек и даже капитанской рубки, на открытой прогулочной палубе два желтых навеса и пара десятков белых кресел. По бокам две оранжевые спасательные шлюпки. Трап откинулся, как в самолете, сходни к нему спустили краном...

А внутри нас ждал настоящий рай! Круглый холл с фонтаном, уютная кают-компания с баром, ресторан и гостиная с красным роялем. Вниз на два этажа можно спуститься по лестнице с мраморными перилами или лифтом. Каюты просторные, двухместные, как в хорошей гостинице.

Теплоход построен в Италии в 1999 году, то есть по Волге сегодня вряд ли встретишь судно более современное. Оно предназначалось для прогулок по Средиземному морю и Адриатике, возило туристов из Генуи в Венецию. Прежний хозяин, говорят, назвал прогулочный корабль в честь своей дочери Cezanne. Нынешний владелец переименовал почти в рифму.

Это мы, казанцы, знаем, что в Астрахани дешевые арбузы и полным-полно браконьерской икры. Астраханцы про нас вообще ничего не знают.

На наш корабль они смотрели с набережной как на ошибку природы. Зато когда представители татарской диаспоры с тальянкой и песнями вошли внутрь...

Впрочем, астраханские татары обижаются, когда их называют диаспорой: мы здесь коренные, говорят, пусть русские себе создают свои национально-культурные общества.

В центре Астрахани больше сохранилось купеческих и мещанских домов позапрошлого века, чем в Казани. Все выглядит более обветшалым. Отреставрирована лишь одна улица, ведущая к кремлю. Та самая, где Леонид Гайдай снимал "Не может быть!" с Олегом Далем.

Кремль меньше казанского, но очень впечатляет. Особенно громадный Успенский собор, где похоронены грузинские князья (по поводу их праха теперь возникают трения с Грузией). Но если глядеть лишь на стены и сторожевые башни - полное дежа вю возникает, будто и не уезжали из Казани!

В море выходили долго, пробираясь по узким протокам безлюдной дельты. Знаменитых лотосов не видели, потому что быстро стемнело. Берега по сторонам растворились как-то незаметно, и мы оказались между далекими звездами и бескрайней водой - больше ничего не было видно.

Сразу поднялся ветер, стало покачивать. Хоть и считается Каспий всего лишь самым большим в мире озером. На палубе матросы подняли мачту, осветили борта прожекторами, чтобы нас было далеко видать. И сразу "Казань" стала смотреться по-другому - настоящий речной лайнер в открытом море!

Дагестанцы встречали "Казань" кавказскими танцами и зычными песнями. Город мы увидели лишь из автобуса - нашу группу повезли в Дербент. По дороге проезжали Каспийск, где сопровождающие показали нам тот дом, возле которого чеченские террористы взорвали грузовик со взрывчаткой. Призрак грозной республики-соседки здесь до сих пор витает даже днем. Блокпостов не проезжали, но бэтээры и автоматчики кое-где попадались.

Все указатели и надписи в Дагестане на русском - языке межнационального общения, поскольку в небольшой горной республике проживают люди более шестидесяти национальностей. Больше всего здесь аварцев, даргинцев и кумыков, живут они дружно - кошмар пятилетней давности до сих пор вспоминают, когда из Чечни пришли "освободители". Кстати, большинство боевиков были дагестанцами, перешедшими по горам к Хаттабу с Басаевым.

Дербент - настоящий восточный город с узкими кривыми улочками и плоскими черепичными крышами. А его неприступная древняя крепость, нависшая над городом и морем, всего лишь месяц назад была включена в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Вечером повезли в ресторан "Оазис" под открытым небом, прямо у нашего столика бился морской прибой. Знающие соседи уверяли, что точно такие же ресторанчики в Эмиратах и на Карибах. Возможно, дербентцы хотели показать, мол, смотрите, и мы умеем красиво жить!

смотрится фантастически красиво! Столица Азербайджана вдвое старше Казани и вдвое больше, расположена амфитеатром по склонам гор вокруг морской бухты. Баку - город ветров, что отразилось в его названии. А если бы не ветер, то чем спасаться от сорокаградусной жары?

В Баку все надписи уже на латинице, однако если сначала я не понимал, причем тут наш лагерь "Артек", то "Razval i balansirovka" переводятся без словаря.

Дворец ширваншахов с древней крепостью и Девичьей башней в Список ЮНЕСКО включены несколько раньше, чем Казанский кремль. С башней связаны десятки легенд, чем-то напоминающих народные преданья о нашей башне Сююмбике (которая с нее никогда не прыгала). Раньше в башне был храм огнепоклонников-зороастрийцев, лишь потом она стала сторожевой, а заодно и маяком. А в старой крепости все тот же Гайдай снимал "заграничные" сцены культовой комедии "Бриллиантовая рука". Помните, "Руссо туристо, облико морале, "Михаил Светлов" - ту-ту!.."

Ту-ту! Окликнули нас катера-пограничники, и к нам на борт поднялась иранская таможня. В Энзели нет пассажирских причалов, это грузовой порт, поэтому теплоход "Казань" пришвартовался прямо возле портовых кранов и складированных под открытым небом грузов. Но встречали нас на самом высоком уровне, подогнали прямо к трапу двух-этажные автобусы "Вольво". Повезли сначала в приморскую гостиницу, всем напомнившую почему-то пионерлагеря из совкового детства, а потом в международный торговый комплекс Сетаре Шомаль - архитектурное чудо XXI века, где обещают иностранным инвесторам невиданные льготы.

Иранцы хотят дружить и торговать, однако россий-ских фирм в строящемся бизнес-центре пока не видно, хотя китайцы и корейцы уже открыли свои офисы.

До Тегерана 360 километров мы ехали по горным шоссе с длинными тоннелями и причудливыми ущельями, только к ночи выскочив на ровное пространство, залитое нескончаемыми огнями. Пригороды и промышленные зоны тянутся до столицы Ирана чуть ли не два часа!

В самом центре столицы стоит высокая гора. На нее мы взбирались по узкому серпантину, рискуя на каждом повороте свалиться с обрыва. К тому же оказалось, что наш водитель, как и мы, впервые в Тегеране. В общем, пока мы добрались до вершины, где расположен отель, страху натерпелись.

Зато наутро были вознаграждены чудесной панорамой огромного города, расположившегося между горными вершинами. Никто нам так и не смог достоверно сказать, сколько же сейчас проживает в Тегеране - по справочнику 1987 года население его составляло 4 миллиона, в 2000 году уже было шесть, а сейчас, иранцы говорят, уже все девять. Они это называют нашествием провинции.

Провинциалы работают на стройках, кое-кто даже ночует под мостом, но работы, чувствуется, хватает всем. Тегеран строится так бурно, что к 2010 году иранский мегаполис перешагнет 20-миллионный рубеж!

Иранцы - очень красивые и общительные люди. Женщины ходят в черном, как наши монахини. Чаще всего их можно видеть за рулем дорогих автомобилей.

В Иранском центре международных конференций состоялось принятие Тегеранской декларации городов Великого Волжского пути. Это событие, ради которого, собственно, мы и ехали, по важности своей не умещается в короткие путевые заметки. Об этом мы еще напишем.

Мы летели над горами и безжизненными пустынями 500 километров. И попали в древний город, где сейчас проживает два миллиона жителей. Вполне современный, но сохранивший средневековый колорит. Если Казань стремится стать европейским городом с неповторимыми чертами старины, то Исфахан вполне годится как пример для подражания. Сюда туристов едет больше, чем в столицу, правда, в основном из мусульманских стран (в отличие от ОАЭ в Иране нигде не продают спиртного, а пьяных сразу сажают в зиндан!).

Исфахан и сам в прошлом не раз был столицей, о чем свидетельствуют величественные дворцы и мечети, особенно Майдан Имам, памятники древней цивилизации.

В полдень посреди реки, что протекает через центр Исфахана, мы заметили стоявших по пояс в воде... косарей. Они срезали косами водоросли и пускали вниз по течению, где другие работники местного "горводзеленхоза" собирали их и вытаскивали на берег. А на набережной тысячи горожан валялись прямо на травке, закусывали, постелив ковры в тени деревьев - с часу до трех здесь закрываются все лавочки и супермаркеты, чтобы переждать полуденный зной.

А мы уже покидали эту сказку "Тысячи и одной ночи", чтобы вернуться на родину.

* * *

...Россия сегодня слишком заглядывается на Запад, ориентируется на американский образ жизни. И в то же время мы совсем ничего не знаем о том, как живут наши ближайшие южные соседи, на том берегу Каспия. А между прочим, Иран через пять-семь лет собирается войти в пятерку самых развитых стран мира. И судя по темпам экономического развития, он действительно сможет сделать это. Если ему не принесут на штыках заокеанскую "демократию", как это сделали в соседнем Ираке.

Но это уже другая тема. Не для путевых заметок. Дайте сначала прийти в себя...

Александр ВОРОНИН,

Казань - Астрахань - Махачкала - Дербент - Баку - Энзели - Тегеран - Исфахан - Актау - Астрахань - Казань.