- Мидхат Мазгутович, какие функции выполняет ваше министерство? Не пересекаются ли они с полномочиями Управления исполнения наказаний, федеральных территориальных органов?

- У министерства юстиции следующие функции: оно осуществляет содействие в подготовке принятия нормативно-правовых актов Республики Татарстан - законов, указов Президента республики, постановлений Кабинета министров РТ. Кабмин ведет единый банк данных решений, принимаемых местными органами власти. А Минюст осуществляет контроль при принятии министерствами и ведомствами распоряжений, приказов, инструкций, затрагивающих права и свободы человека; согласует назначения начальников юридических отделов администраций городов и районов. Также министерство осуществляет правовую пропаганду, руководит деятельностью Регистрационной палаты Республики Татарстан. Участвует в деятельности нотариатов республики. Иными словами, полномочия федерального территориального органа юстиции и полномочия министерства юстиции не пересекаются.

Главная наша задача - следить за принятием качественных нормативно-правовых актов, которые бы соответствовали федеральному законодательству, международному праву.

- Как вы себя ощущаете на новой должности после вашего предшественника, работавшего здесь семнадцать лет?

- Мне, конечно, трудно. Я ведь таким ведомством пока не руководил. Когда работал в Государственном Совете РТ, вся полнота ответственности лежала на его Председателе Фариде Мухаметшине. И стоявшая тогда задача несопоставима с тем, что предстоит сделать сегодня мне. Но надеюсь использовать тот опыт работы, который был накоплен Альбертом Салабаевым.

- Каким вы видите министерство в будущем и какие приоритетные направления в вашей работе бы выделили?

- Несмотря на реорганизацию органов управления Российской Федерации, министерство юстиции существует, существовало и будет продолжать свою деятельность. На сегодняшний день нашим приоритетом остается законопроектная работа.

- Что вы предполагаете делать в ближайшее время?

- Я ознакомился с работой отделов министерства, их функциями. Начинаем усиленно работать над тем, чтобы все наши нормативно-правовые акты были безупречными со всех сторон. Невзирая на то что кому-нибудь иногда хочется протолкнуть через Кабинет министров РТ, Госсовет РТ проекты законов и постановлений, которые могут затрагивать права человека. И следим, чтобы эти права не были ущемлены.

- Изменится ли что-либо в структуре работы министерства?

- Мы должны вплотную работать с Госсоветом и Кабмином. Но не так, чтобы рассматривать окончательно принятый закон, когда ничего не остается, как сказать только «да» или «нет». Мы должны влиять на его принятие. При правильном направлении деятельности - а в министерстве работают грамотные сотрудники, и сделать это будет несложно - добьемся приемлемых результатов и для Кабинета министров, и для Госсовета, и для аппарата Президента, и для министерства юстиции.

- Какие у министерства отношения с прокуратурой и Верховным судом республики?

- С прокуратурой мы намерены сотрудничать, там работают высококвалифицированные кадры. Надеюсь, точки соприкосновения найдем. Мне кажется очень правильным, что прокурор тоже не ожидает принятия нормативно-правового акта, чтобы в случае упущений его опротестовывать. Он участвует в процессе его принятия. Таким образом он в самом начале пресекает возможность несоответствия закона федеральному законодательству или предмету ведения субъекта Российской Федерации. Что касается Верховного суда, то здесь мы должны участвовать в судах по ряду направлений.

- Предполагаете ли вы продолжать научную деятельность: будете работать над докторской диссертацией?

- В 2003 и 2004 году у меня вышла в журналах двадцать одна научная статья, я участвовал в семнадцати конференциях. И докторскую намерен защитить.

- Как вы отнеслись к своему назначению?

- Вначале, конечно, сомнения в том, справлюсь ли с работой, были. Но за эти несколько дней, проведенных в ранге министра юстиции, понял: предстоящая работа мне знакома.

Зуфар ДАВЛЕТШИН.