Я давно хотел написать об именах, их значении для человека, их происхождении и собственной, очень интересной жизни. Полученное мною письмо заставило понять, что в проблеме имени содержится не только познавательный, но и социальный смысл. Вот отрывок из этого письма: «И каково же было наше возмущение, когда мы в вашем «Вещем Олеге» столкнулись с целым букетом нарочно подобранных автором (думаем, тоже евреем, о чем говорят его имя и отчество - Борис Львович) еврейских имен вместо исконно русских Иван или Петр, Василий или Елизавета...»

Но в предложенном этими русофилами списке «исконно русских имен» не оказалось ни одного русского! Судите сами: Иван - древнееврейское («Бог милует»); Петр - греческое («Камень»); Василий - греческое («Царственный»); Елизавета - древнееврейское («Бог мой»).

Это означает, что мы в подавляющем большинстве не знаем, как и почему нас зовут именно так, а не иначе. Имена превратились в клички, которые дают родители, их вписывают в метрики, а потом и во все документы. При этом родители, как правило, не знают, не помнят или не берут во внимание то обстоятельство, что наше полное имя трехчленно в отличие от многих иных языков. Нас официально именуют по собственному имени, по имени отца и по имени рода, или, как минимум, семьи.

В каком-то смысле мы единственные в мире. Впрочем, арабское «ибн» означает «сын», скандинавское окончание фамилии - тоже («Свенсен» значит «сын Свена»), наше полное имя длиннее, и означает оно не столько личное прозвание, сколько принадлежность к роду. А к роду когда-то принадлежали только князья, бояре да дворяне, и трехсложное имя надо было еще завоевать. Не мечом, так талантом, как сделал, например, Ломоносов.

Едва научившись произносить членораздельные звуки, наши далекие предки стали называть своих соплеменников по их наиболее ярко выраженным признакам (Хромой, Косой, Быстрый, Сильный и т. д.). Позднее эти прозвища усложнились, и у Купера, например, мы уже встречаем и Великого Змея, и Кожаного Чулка, и Белую Лилию. По всей вероятности, эти наименования сначала давались племенем, затем - вождем или шаманом, а впоследствии закрепились за семьей, которая называла ребенка с пожеланием стать соответствующим данному прозвищу. Это были имена-пожелания, имена-заклинания, имена-надежды родителей, что их ребенку повезет больше, чем им.

Не миновали этого этапа и наши предки-славяне, но только несколько древних имен уцелело до нашего времени. Это Владимир (по-славянски «Володимерь»), то есть «володей мерью», позднее переосмысленное как «владей миром»; Борис (сокращенное от Борислав, или, возможно, отглагольное «борись». В моем детстве, например, это имя всегда произносилось со смягченным «с»: Бориська); Вадим - от славянского «водити»: предводительствовать. Добавим сюда имя Людмила, которое ввел в широкий оборот Пушкин, да многочисленные мужские имена, которые оканчиваются на «-слав»: Вячеслав, Ростислав, Станислав и т. п. Вот и все древнеславянские имена, уцелевшие до нашего времени. Имя Глеб не является славянским, поскольку образовано из древнегерманского имени Гудлиф. «Княжеские» имена тоже не являются славянскими. Это древнегерманские имена, которые принесли в Киев русы во времена порабощения славянских земель. Олег - Хельгу - «Святой» по древнегермански, Ольга - его женский вариант, а Игорь - Ингварр - защитник богини Инги.

Конечно же, глупо требовать от нынешних русских родителей, чтобы они выбирали имя наследнику из полутора-двух десятков традиционных имен. В огромной России племена давно перемешались, и детей называли и ныне называют именами друзей, побратимов, иноплеменных родственников, любимых литературных героев. Всякий популярный фильм рождает целую волну Генрихов, Роальдов, Джульетт и Жанн. Не говорю уж о колоссальном влиянии Библии - сколько москвичей или казанцев носят пророческие или апостольские имена! И кого, кроме самых оголтелых «патриотов», возмущало, что в России миллионы девочек носили и носят в честь Богоматери еврейское имя Мария?