В отличие от женщин у мужчин принятие на себя новой роли отца - дело, так сказать, «добровольное». При желании отцу проще уклониться от своих новых обязанностей. У него есть куда сбежать - работа, друзья, увлечения прошлой жизни. Для него мир не перевернулся, как для женщины.

Одно это неравенство в принятии на себя родительской роли уже может служить поводом для серьезных конфликтов внутри пары. Но самый главный камень преткновения и самая частая причина ссор, как показывает практика, заключается в различиях в отношении матери и отца к своему ребенку.

Влюбленная женщина, уверенная в своем чувстве и ответном чувстве партнера, как правило, ожидает, что его поведение по отношению к новорожденному малышу будет таким же, как и ее собственное. То есть восторженным и умиляющим до слез. Если ребенок желанный, он для мамы само совершенство. Подобного же преклонения перед малышом она ждет и от его отца. Мужчина же может вести себя совсем по-другому. Когда женщина видит, что он не испытывает тех же чувств по отношению к ребенку, это, как правило, полностью сбивает ее с толку.

Часто мужчина, даже сильно желавший ребенка от любимой, после его рождения ведет себя по отношению к нему довольно сдержанно, прохладно. Например, придя после работы, может отказаться брать ребенка на руки, объясняя это страхом уронить или что-нибудь у него сломать. Или будет обращаться с малышом как с механизмом, не проявляя к нему никаких эмоций.

Получается поразительная для женщины вещь - ребенок, вызывающий у нее бурю самых разных эмоций, оставляет равнодушным (во всяком случае, так кажется со стороны) не кого-нибудь, а своего собственного отца!

А разгадка заключена в различиях между устройством мужской и женской психики. Общение матери и новорожденного происходит в основном на уровне эмоционального взаимодействия. А мужчин с детства приучают скрывать свои эмоции, не давать волю чувствам. Поэтому они действительно не знают, с какого бока подойти к малышу. Ведь общаться с ним привычным для них образом не получается. К тому же гордость от переживания своего отцовства часто смешивается у них со страхом перед новой ответственностью.