Нет дома - нет проблемы

Альфия ТУТАЕВА, заместитель главы администрации Казани:

- Я часто вспоминаю Казань своего детства - город, залитый солнцем. Это было чувство счастья. Конечно, грустно, что этого уже не вернешь. И наверное, город, каким он был когда-то, сохранить нельзя. Это живой организм, он растет, развивается. Изменения неизбежны, но важно при этом стараться сохранять его самобытность. И сегодняшний разговор очень важен.

Фарид ГУБАЕВ, фотохудожник:

- На прошлой неделе проехал по центру Казани и фотографировал старые дома, тихие улицы. У меня было такое ощущение, что вошел в палату смертельно больных, которым помочь уже невозможно. Единственное, что я могу сделать, - только зафиксировать то, что вижу, чтобы уходящий город остался в истории хотя бы виртуально - на снимках. И знаете, когда снимал старые дома, ко мне подходили прохожие, совершенно незнакомые люди и говорили спасибо. Они благодарили за то, что эти уголки Казани все-таки не исчезнут бесследно.

Фарида ЗАБИРОВА, начальник управления госконтроля охраны и использования памятников истории и культуры:

- Вопрос сохранения исторических архитектурных памятников назрел настолько, что в сентябре состоится сессия Казанского Совета народных депутатов, на которой будет обсуждаться эта проблема.

Сейчас сложилась такая ситуация, что в деле охраны памятников все полномочия у министерства культуры, а у местных властей - ничего. Это очень осложняет действия по охране исторических памятников. К тому же все усугубила грандиозная Программа ликвидации ветхого жилья. С одной стороны - у людей улучшаются условия жизни, и этому можно только радоваться. Но с другой - тысячи коренных казанских семей выехали из исторического центра, а без жителей центр стремительно разрушается. И мы ничего не можем предпринять, потому что не имеем никаких рычагов, чтобы реально влиять на ситуацию. Чаще всего нам приходится только констатировать смерть того или иного здания.

Все происходит просто: опустевшие дома выставляются на залоговые аукционы. Их продают за хорошие деньги. Для предпринимателя, который покупает конкретный дом, главное - прибыль. И естественно, старое одно-двухэтажное деревянное здание никакого интереса для него не представляет. Его сносят и на его месте строят новое. Абсолютно незащищенным дом оказывается в период от покупки до регистрации. Именно в этот момент его сносят или разбирают по камешкам и бревнышкам, или он сгорает. Случайно. И потом хозяева дома в регистрационной палате регистрируют только землю. Они действуют юридически грамотно, и мы ничего не можем сделать.

Морковка для инвестора

Фарида ЗАБИРОВА:

- Мне часто задают вопрос: ну кто виноват в том, что происходит с центром Казани? Персонифицированного врага нет. Здесь работают чисто экономические законы, и эти механизмы можно и нужно  регулировать. Необходимо сделать так, чтобы для инвесторов стала интересна реставрация и содержание памятников. Сейчас им дешевле и проще сломать дом и на пустом месте построить что-то новое. Образно говоря, у государства кроме жестких ограничений всегда должна быть в руке морковка, которой можно поманить, заинтересовать возможного инвестора. Во всем цивилизованном мире собственнику любого исторического памятника архитектуры или искусства дают большие налоговые льготы, освобождают от налога на имущество, помогают в реставрации. Но если собственник не выполнил свои обязательства по сохранению памятника, то к нему применяют жесткие меры и лишают всех льгот.

Светлана КОЛИНА, искусствовед:

- Во Флоренции, например, бережно сохраняют дома XIV века. Не думаю, что флоренцийцы большие патриоты, чем мы. Просто им это экономически выгодно. Хозяин исторического памятника получает льготы, но это еще не все. Исторические достопримечательности влекут к себе людей, и многим странам туристический бизнес приносит огромный доход. Там не надо никого уговаривать сохранить то или иное здание, ведь они знают, что исторические памятники - это их хлеб, материальное благополучие. А мы пока этого почему-то не понимаем. В Казани бывали Державин, Пушкин, Шаляпин, Пугачев, Толстой, Маяковский, Хлебников. Их имена могут привлечь в наш город туристов со всего мира, а значит, и деньги. Надо  только хорошо продумать туристические маршруты по историческим уголкам Казани, связанным с этими людьми, и привести их в порядок. 

«Ломали ворохами, собираем крохами...»

Фарида ЗАБИРОВА:

- Мы изучили зарубежный и российский опыт сохранения архитектурных памятников. В российских городах в лучшем случае делают резервацию отдельных участков улиц. Мы пытаемся сделать что-то подобное в Суконной слободе. Собираем исторические материалы, фотографии, техническую документацию на уже разрушенные дома в надежде, что строители смогут хотя бы восстановить внешний облик тех зданий. По крайней мере хоть таким образом власти пытаются компенсировать большие потери. Как говорится, ломали ворохами, собираем крохами...

В отдельных случаях реальный выход - консервация здания до лучших времен. Появятся деньги - сразу же начнем реставрацию. А пока средств на реставрацию нет, мы просим деньги хотя бы на крышу, чтобы здание от дождя, снега, ветра не разрушилось окончательно. Поставили две хорошие крыши, и представьте себе, их украли на следующий день. Мы же не можем к каждому дому приставить охрану, к тому же нанять охрану - выходит гораздо дороже, чем поставить крышу. Ну как еще можно охранять?!

Сохранение памятников - это гуманитарная безопасность. Надо понимать - разрушая город, мы рушим будущее не свое, а своих детей, внуков.

Юрий БАЛАШОВ, главный редактор журнала «Казань»:

- У меня нет никаких иллюзий, что мы соберемся и сразу решим все проблемы. Я настраивался на конструктивный диалог. Этот вопрос касается каждого казанца. У любого из нас есть личные интересы в этом городе. Кто знает, какие чувства испытывает человек, когда рушится его дом, где он вырос, где жили его родители, друзья? Это сложная психологическая проблема, и она гораздо глубже, чем мы можем представить.

С советом власти вынуждены будут считаться

Любовь АГЕЕВА, главный редактор газеты «Казанские истории»:

- Все усилия, которые принимаются по охране исторических памятников, тщетны. На меценатов надеяться невозможно. Всем ясно, если инвестор и вкладывает свои деньги в реконструкцию и реставрацию памятников, то только потому, что его кто-то заставил это сделать, возможно, Президент. Раньше люди строили храмы, больницы, богоугодные заведения, чтобы замолить свои грехи, оставить о себе добрую память. А современные предприниматели не боятся ни Бога, ни черта.

Фарида ЗАБИРОВА:

- Нужно создать общественный совет, какой есть в Москве, Санкт-Петербурге. И я надеюсь, что сегодняшнее заседание круглого стола станет толчком к созданию такого же в Казани. В совет должны войти уважаемые люди, к мнению которых прислушиваются. Градостроительный кодекс предоставляет подобным советам большие полномочия - это и согласование градостроительных действий, больших проектов, реставрации зданий. Одни мы не в состоянии решить эти проблемы, а вместе нам будет легче влиять на власть и находить оптимальное соотношение между сохранением исторических памятников и развитием города.

Ольга ИВАНЫЧЕВА.