Кто с чемоданом, кто с небольшой сумкой. Одни куда-то спешат, другие неторопливо прогуливаются. Кто-то в ожидании поезда устраивается на скамейках в привокзальном сквере, вот и я усаживаюсь там же. 

На соседней скамейке расположилась большая компания из двух мам и трех детей. Из разговора женщин становится понятно, что добрались они до Казани разными поездами, одна приехала на день раньше и уже успела вместе с сыном познакомиться с городом. Мамы хотели взять в аренду легковой автомобиль, чтобы с детьми свободно передвигаться по Казани, и живо обсуждали эту перспективу. Судя по всему, поиски были не очень успешными. Извинившись, вклиниваюсь в процесс, и вместе мы находим подходящую фирму. Слово за слово, знакомимся с молодыми мамами. Оказалось, это две подруги. Алиса с сыном Андреем из Москвы, Гульнара с дочками Элиной и Аделей из Санкт-Петербурга. Обе уроженки Арска, бывшие одноклассницы. Судьба разбросала их по двум столицам, и этим летом подруги решили вместе провести отпуск на родине.

- Скучаем по дому, скучаем по Казани, - признается Алиса. - Так получилось, что почти сразу же после института мы с Гульнарой оказались в разных городах, обзавелись семьями, растили деток. Это наш первый приезд сюда за последние пять лет.

- Ну и как Казань?

- Великолепна! Я все еще в культурном шоке, - продолжает женщина. - Вчера побывали на авиагонках. В жизни такого не видела! Даже в Москве, хотя там есть свой авиапраздник. Город сильно изменился. Родственники рассказывали, но одно дело - услышать, другое - своими глазами увидеть. Казань очень похорошела. Да и люди как-то подобрели. Не встретила ни одного человека, который бы отмахнулся. Каждый старается подсказать, помочь. 

- Это они просто еще от туристов не устали, - смеется Гульнара. - В Петербурге местное население старается не заходить в туристические районы, настолько утомили их приезжие. Я пока Казань видела только из окон поезда, но и этого хватило, чтобы понять: город действительно стал другим, европейским, благоустроенным. Вот думаю: может, уговорить мужа переехать из Питера в Казань? А то там вечно слякотно и холодно, а у нас в Татарстане солнечно. Лето хоть на лето похоже, детям позагорать можно.

Еще немного побеседовав, женщины отправились договариваться об аренде автомобиля. А я пересела на другую скамейку, где сидела супружеская пара. Разговор с ней завязался быстро и просто, начавшись с обсуждения погоды. Как ни странно, мужчине наш пасмурный июль пришелся по душе. 

- В Туапсе, откуда мы приехали, сейчас жара выше 30 градусов, - говорит собеседник, представившийся Варданом. - Мы с женой у вас немного охладились. 
Вардан - туапсинский таксист. В Казань приехал впервые вместе с женой Лизой на свадьбу ее родственников. О нашем городе у него сложилось неоднозначное мнение.

- Водители у вас недисциплинированные, - считает Вардан. - Поворотники не включают, подрезают, грубые. С автобусами рядом лучше вообще не ездить, страшно, особенно когда водители в догонялки начинают играть. На наших серпантинах так не погоняешь. Странно, вроде бы инспекторы ГИБДД у вас строгие, а порядка на дорогах как-то маловато.

- Хватит ворчать, лучше расскажи, понравился ли тебе город, - прерывает его супруга. - Я в Казани последний раз была 10 лет назад. Как вышла из здания вокзала, ничего узнать не смогла. Все так изменилось, стало лучше!

- Действительно, Казань хороша, - подключается Вардан. - Очень красивая, современная, с Туапсе не сравнить, хотя я свой город люблю. Но люди у вас работают на износ. Я за лето зарабатываю столько, что потом могу всю зиму только по полдня работать. При этом у меня суббота и воскресенье - законные выходные. Родственник жены говорит, что работает 6 дней в неделю по 12 часов и получает всего 36 тысяч рублей в месяц. Это разве деньги?! Да еще за такие гроши он семью почти не видит. И, по его словам, многие казанцы так работают. 

После этих слов мне становится как-то грустно, возразить гостю нечего. Действительно, многие горожане, особенно те, кто работает на частного предпринимателя, пашут по 12 часов и всего один день отдыхают. Большая часть таких трудяг - женщины.

Пока налаживала связи с приезжими, не заметила, как сама стала объектом наблюдения. После того как пересела на третью скамейку, ко мне подошел человек в черной униформе - охранник ЧОП.

- Гражданочка, позвольте узнать, почему вы к людям пристаете.

Пришлось раскрываться, показывать служебное удостоверение и, пользуясь случаем, самой задавать вопросы.

- Что-то не видно на площади бездомных и попрошаек, а раньше их тут было немало. Вы их специально куда-то дели перед Кубком конфедераций?

- У нас нет таких полномочий. Только полиция может их собрать и вывезти за территорию площади, - солидно ответил мой собеседник и, выдержав значительную паузу, с охотой стал рассказывать о жизни местных маргинальных элементов. - Бомжей у вокзала всегда было много, правда, в этом году их действительно поменьше. Не знаю, с чем это связано. Что интересно, у половины этого народа есть жилье, даже пенсию получают - кто по инвалидности, кто по старости. Но менять уличную жизнь на нормальную они не хотят. Вместе пьют, вместе дерутся, вместе с умирающего товарища одежду снимают. Буквально три дня назад ночью была разборка между бомжами. «Фанфурик» между собой не поделили, и один другого ножом ткнул. Кстати, вот вы, журналист, наверное, знаете, почему бомжам и алкоголикам в аптеках до сих пор продают настойку боярышника и прочие спиртовые жидкости. Нормальному гражданину на растирку не купить, а им в некоторых аптеках дадут без проблем. А бомжи никуда не делись, они днем по щелям разбегаются. Вы сюда ночью приходите, сами все увидите. И драки здесь, и банно-прачечные процедуры. Утром дворникам работы хватает, вся площадь в мусоре.
Солидарно повозмущавшись вместе с охранником, отправляюсь на территорию таксистов. Некоторые водители просто разговаривают друг с другом, другие играют в нарды на деньги, кто-то отдыхает в машине. Но таксисты только кажутся такими спокойными. Замечаю, что все они зорко наблюдают за происходящим на площади, при этом безошибочно цепляя взглядом потенциального клиента. 

Надо сказать, это не те бомбилы, которые работали тут 5 лет назад. Помнится, в те годы они почти полностью оккупировали привокзальную территорию и буквально нахрапом брали приезжающих. Сейчас картина иная, вполне цивилизованная. К гостям столицы не пристают, услуги не навязывают. Почти у каждого на машине шашечки, можно предположить, что работают законно. Но, понаблюдав за таксистами, понимаешь, что в этой среде есть свои правила, строго соблюдается очередность за клиентами, чужаков сюда не допускают. Мои попытки завязать разговор и узнать подробности вокзального извоза решительно пресекались. «Гражданочка, не на исповеди! - жестко оборвал меня один из водителей. - Либо едем, либо всего хорошего».