30 лет на страже времени: как татарин-часовщик чинит хронометры в Бишкеке
news_header_top_970_100

30 лет на страже времени: как татарин-часовщик чинит хронометры в Бишкеке

«КВ» продолжает знакомить с жизнью татар в Кыргызстане. В этот раз рассказываем о татарине с редкой по нынешним временам профессией, благодаря которой его знает весь Бишкек.

Часовых дел мастер – дело в наши дни вымирающее. Во времена мобильников и других гаджетов с часиками на экране, наручные часы все больше не необходимость, а аксессуар. В центре Бишкека тонкой и даже ювелирной работой по восстановлению вышедших из строя механизмов занимается Ринат Залетдинов.

Корни часовщика, которого знают многие горожане, – из Татарстана, но родным городом стал Бишкек. Вот уже 30 лет обладатель редкой по нашим дням профессии ремонтирует часы бишкекцам.  

«Это дорогого стоит»

Современные часы – это сложные и порою микронные механизмы, которые иногда перестают точно работать или совсем ломаются, и их надо ремонтировать. Спрос на хронометры по-прежнему высок, рассказывает мастер.

«Сейчас я буду менять элемент питания на часах модели «Родстер» – довольно неплохой механизм. Вот по этим часам видно, что хозяин очень бережно относится к ним. Батарейка швейцарская стоит 700 сомов (примерно 700 рублей – прим. Ред.). На нее идет гарантия год, и срок работы два с половиной года», – Ринат Залетдинов даже во время нашего интервью не отрывается от своей работы.

 

Фото: © Ринат Шамсутдинов

Корни Рината идут из деревни Большой Сулабаш республики Татарстан, а мама – с Сахалина, где и познакомилась с отцом нашего часовщика.

«Мой дед работал экономистом, попал сначала на Сахалин, а в годы войны был в Ленинабаде. Дед по отцу погиб под Берлином, работал горным мастером», – рассказывает Ринат.

Дед его часто ездил в командировки, и одна из поездок была в Киргизию. Этот край и сам город Фрунзе (ныне Бишкек) ему очень понравились, и он решил здесь остаться навсегда.

Ремонту часов Ринат посвятил 30 лет. По собственному признанию мастера, именно мелкие детали сложных механизмов стали для него не только увлечением, но и любимой работой.

«До 1991 года я трудился на заводе, но с приходом лихих 90-х он, как и многие заводы и фабрики бывшего СССР, перестал существовать. Нужно было искать новые возможности зарабатывать на жизнь, а тут пустовала точка, так как прежний мастер-часовщик уехал. Тогда я попросил совета у старших товарищей, мне объяснили основные тонкости и дали первичный инструмент, ну а дальше я уже сам обучался», – вспоминает Ринат.

Ринат с удовольствием рассказывает о своей профессии и о том, что всякий раз испытывает тихую радость от тиканья и равномерного хода отремонтированных им часов.

«Когда восстанавливаешь и возвращаешь к жизни каждый механизм – это дорогого стоит. Видеть, как ты смотришь в лупу и на твоих глазах, под твоими руками часы оживают – испытываешь особые ощущения, передать их словами очень сложно, это надо чувствовать».

О редких и модных экземплярах

Несмотря на то, что Кыргызстан – страна не богатая, эксклюзивные и уникальные экземпляры попадаются мастеру часто.

«Восстанавливал я и дорогие, и дешевые часы, и всегда клиенты уходят довольными. Правда, бывает, что часы невозможно восстановить, и тогда я говорю об этом сразу, но такое случается очень редко», – рассказывает он.

Ринат рассматривает в это время еще один хронометр, который принес очередной клиент. Для него, объясняет мастер, надо выточить ось маятника, то есть – баланса и вала управления. На корпусе – надпись Brevet (знак французского патента – прим. Ред.).

«Эти часы заводятся на восемь суток, и они, можно сказать, относительно «свежие», примерно 40-50-ые года прошлого века. Эти часы подвешиваются на стену, а сам корпус находится на реставрации. Такие часы многие называют «ковровыми»», – поясняет Ринат.

 

Фото: © Ринат Шамсутдинов

Конечно, говорит матер, за последние двадцать лет количество людей, приносящих часы на ремонт, значительно сократилось.

По его наблюдениям, молодежь старается идти в ногу со временем и покупает так называемые умные «смарт-часы», среднее поколение предпочитает электронные и механические, которые носятся на запястье. Старшему поколению более удобно узнавать время привычным поднятием руки, отмечает Ринат.

Часовщик – вымирающая профессия?

Ринат категорически не согласен с мнением, что профессия часовщика вымирающая. Он уверен, что часовщиками становятся исключительно те, кто любит свою работу и хочет ей заниматься.

«У меня есть ученики, они приходят, консультируются, я подсказываю им, насколько это возможно, и конечно, обучаю ребят, даю им соответствующую литературу. Если у них не получается что-то, то я уже на практике показываю, как надо делать, поскольку теория не всегда сочетается с практикой. Есть в нашей профессии определенные нюансы, о которых в книгах не написано», – рассказывает он.

Раньше мастеров по ремонту часов готовили в училищах. Сейчас в стране есть лишь ускоренные курсы, на которых рассказывают о порядке сборки и разборки часов, про смазочные материалы, и все – отправляют работать, сетует он.

 

Фото: © Ринат Шамсутдинов

Но глобализация все же повлияла на его работу. И в лучшую сторону – сегодня, если попадаются сложные часы, помощь советом и рекомендацией можно получить из разных точек мира.

«Эта профессия – симбиоз многих технологий. Это и материаловедение, и смазочные материалы, и логика, и математика, и геометрия. И этим нужно этим заниматься постоянно. Поэтому мы с коллегами по всему миру регулярно делимся своим опытом. У меня есть друзья-коллеги, которые работают в Казани, Москве, Германии, Америке, Австралии и даже в Куала-Лумпуре в Малайзии», – продолжает Ринат.

Ринат очень просит при покупке часов прислушиваться к рекомендациям мастеров, а не к продавцам, ведь не все они владеют полной информацией о часах, которыми они торгуют, и могут по своему неведенью заверить, что, к примеру, купаться с часами можно.

«Если решили приобрести часы, советую прийти к мастеру, который даст пояснительную записку и подробно разъяснит, что нужно или можно с часами делать, а чего нельзя», – советует Ринат.

Несмотря ни на что, мастер не намерен менять свою работу на какую-то другую. По душе ему возвращать к жизни хронометры человеческого бытия.

Читайте в «Казанских ведомостях» также о татарах Кыргызстана:

Кофе от аники Фаи: как в Киргизии живет татарка, переехавшая 50 лет назад

Самый татарский город Киргизии: татары и их наследие в Караколе

Юсуф Тагиров: татарин, который придумал облик киргизского Фрунзе

Правильные пчелы татарина из Каракола: как производить киргизский мед для Эмиратов и Франции