Блошиный рынок, как городское культурное явление Казани

Его можно назвать книжным развалом или большим антикварным магазином под открытым небом. Еще оказавшимся здесь, в скверике в конце ул. Татарстана, кажется, что городские музеи вдруг вынесли в городской сквер все, что хранится в их запасниках.
Ассортимент Это явление называют «блошиным» рынком. Такие есть во всех крупных городах мира – в Лондоне, Париже, Питере и Москве. Есть такой рынок и в Казани, говорят, ему более 20 лет. В минувшие выходные я побывала на нем впервые. У входа в сквер работает фонтан. А вокруг кто только ни расположился! Продавцы дисков с фильмами (не факт, что не контрафактными!) и старинных книг, разложенных на клеенке. В синем переплете - подписные издания Марка Твен, в зеленом Фенимора Купера, в розовом - рыцарские романы Вальтер Скотта. Рядом Сетон-Томпсон – «Рассказы о животных» и много еще раритетных книг, за которыми в советские времена стояли в очереди. Вот совсем редкое издание - «Статьи Бухарина». Интересно, как видели экономику нашей страны те, кто были позже объявлены «врагами народа»?По соседству, тоже на земле, масса любопытных и интересных вещиц. Вот деревянный кораблик за 500 рублей. А рядом фарфоровая статуэтка «Молодой Пушкин» и маленькая фигурка мальчика-узбека с виноградной кистью в руке. Изделия из фарфора было принято дарить в 50-60 годы прошлого века, как и натуральные дары моря – раковины рапаны с красивым розовым нутром. Они тоже встречаются на развале. На одном столе у продавца самые разнообразные артефакты ушедшей эпохи, ставшие на сегодня товаром (недешевым, замечу). Вот группа колокольчиков больших и поменьше. Рядом старинные утюги, разогревавшиеся углями. Их зубастые пасти приоткрыты, а поверхность поржавела. Но раз они здесь, значит, кому-нибудь нужны. Дальше подсвечники, подковы, древний фонарь стрелочника без стекол. Зато фонари «летучая мышь» в хорошем состоянии. То и дело встречаются керосиновые лампы. Немало самоваров в хорошем состоянии. Они готовые тут же зашипеть и согреть вам на даче чай. Один хозяин, чтобы повысить покупательский спрос, все свои самовары покрыл «под золото». Видно, что лет им немало. Особенно вот этому пузатому, явно не массового производства. Одинаково покрытые, они стали как братья. Возможно, этим привлекут покупателя – смотрятся как новые, а поработав на большую семью все лето и потеряв свеже покрытый блеск, снова станут раритетами. Судя по цене в... 15 тысяч рублей, продавец в этом не сомневается. Дальше продают прялки и даже тележные колеса с новыми ободами, швейная машина «Зингер», лапти огромных размеров и действующий ткацкий станок. У кого-то из продавцов рядом с книгами форма суворовца или ремни с солдатскими бляхами, кобуры для пистолетов по 100 рублей. Старинные монеты, открытки, огромные планшеты со значками, среди которых тоже знакомые. «Несите», - говорит продавец, особенно ценятся «тяжелые» – советские 40-50 годов. ДиалогиВот воинские награды, даже Георгиевские кресты. Вот стопка пластинок вместе с не работающим патефоном. «А сколько стоят пластинки 50-х годов Апрелевского завода, если я их вам принесу»? - спрашиваю. - А что у вас есть, кто поет? - слышу в ответ. - Обухова, Александрович, - вспоминаю. - По пять рублей! - объявляет продавец. Нет, по пять рублей пусть дома лежат. На земле, на пленке, - военные каски. Это наша, а вон та немецкая, за нее просят 5000 рублей! Столько же стоит немецкий термос времен войны. Логика продавца: «Наши каски найти не трудно, их на любом складе полно, а немецкая - раритет». Шаг влево – и передо мной японский меч в ножнах, а рядом … зуб мамонта! Три тысячи просит за него хозяин. Шаг вправо – бюсты вождей – Ленин, Дзержинский, Сталин. "Сколько за Сталина?" - "1500, хотя как-то неловко его продавать", – оправдывается продавец. В поход по блошиному рынку я захватила с собой журнал – «Наука и жизнь» 70-х годов. Мужчина отказывается даже от бесплатно предложенного журнала. - Никто не берет, даже не смотрит, - говорит он. Жаль, хороший был журнал! Зато у него же серого цвета «Альбом выпускников Казанского Ветеринарного института 50-55 годов». Крупным планом лица преподавателей, фото поменьше – выпускники. Ищу страницу со своей тетей – преподавателем ветинститута. Вот она, еще молодая, еще не профессор. Как приятно увидеть родного человека! Цена в тысячу рублей остужает мое желание купить ее потрет. Интересно, а кому нужен этот альбом? Кому нужны старинные дореволюционные письма или фотографии бравых воинов первой мировой? «Если у вас есть, несите», - говорит мне продавец. Конечно, есть, но я не хочу, чтобы фото деда валялось вот в этой коробке на земле. И кто, и с какой целью купит фото чужого деда?У доброжелательной пожилой женщины замечаю книжку под названием «Сони». На обложке фото симпатичного зверька. За книжку просят всего 20 рублей. Беру и спрашиваю, если сюда прийти со своими семейными раритетами, никто не прогонит, места не куплены?- Мое место и места вокруг заняты постоянными продавцами, - посвящает бабулька в тайны "блошиного" бизнеса. - Я сюда уже двадцать лет хожу. Раскладной столик носить тяжело. Я книги - в сумку на колесиках и сюда. Благо, живу недалеко. А вот место ближе к дороге не занято. Можно приходить и вставать, никто ничего не скажет.

Мысли вслух
Какие мысли возникают после посещения этого музея под открытым небом? Первая - продавцы книг заменили в городе букинистические магазины, которые исчезли в Казани в начале 90-х годов. Вторая - не у всех в доме сохранились предметы старого быта. Но то, что только они придают дому особый уют и ауру, быстро оценили «новые богачи». В их похожих друг на друга интерьерах не хватало изюминки.... Не зря говорят китайцы «Если у вас нет старика – купите его». «Вещи-старики» оказались востребованы. И, наверное, хорошо, что они обретают здесь новых хозяев. Вместо марок, этикеток, календариков, теперь коллекционируют утюги, старинные подсвечники, самовары, предметы социалистического быта, знамена, вымпелы. К продавцу значков подошел молодой человек: «Ищу первый пионерский значок». Ответ продавца: «Как будет, позвони». За час, что я провела на рынке, мне сунули в руки три визитки. Молодой человек, узнавший, что я интересуюсь ценой на старую швейную машину, шепнул, что купит у меня такую же за дорого. Значит, мысль третья, приходить на этот рынок нужно не с пустыми руками. А что-нибудь старинное приносить и из своего дома. Для пенсионеров это неплохой приработок к их небольшой пенсии, плюс общение с интересными людьми. Коллекционеры, безусловно, такими являются. В общем, если не продам, то хоть поговорю. Кроме того, здесь можно купить эксклюзивные подарки. При мне одна женщина интересовалась фарфоровой фигуркой в милицейской форме. «Он» стоял, вытянув руки по швам, рядом со своими такими же фарфоровыми собратьями. "А какое у него звание?», - спросила женщина, указывая на фарфорового милиционера. «Это майор», - отвечал продавец. Наверное, она искала подарок отцу или деду, тоже бывшему когда-то майором милиции.

КВ
Лента новостей