Авиаторы живут на взлете

Эта улица в Авиастроительном районе названа в честь талантливого инженера авиационной промышленности, Героя Соцтруда, лауреата Госпремии, заслуженного деятеля науки и техники ТАССР Николая Ивановича Максимова. Он прожил всего 56 лет. Но каких!..

ПАМЯТЬ. Ветераны района ежегодно проводят в Музее КАПО им. Горбунова вечер памяти, посвященный Максимову. Меня порадовало, что в тот день на встречу собрались не только ветераны авиагиганта, но и молодежь. Представители старшего поколения сразу заспорили, какой из директоров 22-го завода сделал больше для рабочих. Одни говорили, что Копылов больше всех сдал жилья. Другие, что Смирнов поселок Северный построил. Но все признали, что Максимов начал первым строить жилье для молодых специалистов.

Самый почетный гость встречи – его сын Леонид Николаевич Максимов.

- К началу войны мне было 4 года, - вспоминает он. – В памяти осталось, как я лечу с отцом на самолете. А потом по заснеженному полю он несет меня на своих плечах. В войну меня отправили к бабушке в Елабугу. Но и после нее отца я практически не видел. Он уходил на завод, когда я еще спал, а приходил, когда уже спал. Летом с 5 утра начинал возиться в нашем саду, что разбили при заводских коттеджах на улице Гагарина. Поливал и ухаживал за яблонями, прививал их. На одной яблоне у него было привито несколько сортов. Потом уходил до ночи. Сейчас бы сказали, это был неисправимый трудоголик.

ВОЙНА. К началу войны Николай Иванович имел два диплома: КАИ (с отличием) и летчика аэроклуба. Он начал на Казанском авиакомбинате (так тогда называлось КАПО) мастером. В 1941 году Максимова назначают начальником бюро цехового контроля. Война вносит свои коррективы. На территорию авиакомбината эвакуируется Московский авиационный завод 22. Его директором тогда был Горбунов. Москва приехала со своим самолетом. А объединившиеся предприятия стали выпускать самолет, который до этого делали в Москве. Пикирующий бомбардировщик Пе-2 авиаконструктора Петлякова был по тем временам сложной, не до конца доработанной машиной. Петляков на своем самолете летал в ставку главнокомандующего с просьбой сделать бронь для инженеров и рабочих, выпускавших самолеты. Квалифицированных кадров не хватало. Это стоило ему жизни: самолет попал в сложные метеоусловия и разбился.

- «Самолет – техника повышенной опасности. Упадет - не спастись ни пассажирам, ни тому, на чьи головы упадет с неба железная птица», - любил повторять Николай Иванович. Мы, контролеры-ветераны, считаем себя его учениками.

УЧЕНИКИ. Другие ветераны вспоминали, что хоть и строг был Максимов по части дисциплины, но для людей много сделал. Дворец культуры в Соцгороде начал строить, заводскую больницу. При нем стали чествовать представителей трудовых династий. Тех, кто проработал на заводе по 20 – 40 лет. В 60-е годы Казань строила Дворец спорта. 22-му заводу поручили сделать передвижные ограждения. Максимов, тогда уже директор, изготовил их из нержавейки. Первый секретарь обкома КПСС Фикрят Табеев оказался недоволен: «Почему истратил такой ценный металл?»

- Качество должно быть во всем. Для своих людей ведь делаем, - возразил Максимов.

ПРЕСТИЖ. Завод помог с оборудованием и для Качаловского театра, над которым по инициативе Максимова взял шефство. Он хотел, чтобы работники завода были разносторонне развитыми людьми. А потом был Ту-104 – первый реактивный пассажирский самолет, и знаменитый Ил-62 – они прославили нашу авиацию на весь мир. На Иле летали руководители СССР и дружественных стран. Бывало, вызывали Максимова на ковер к министру авиации Дементьеву, вспоминали ветераны. Он требовал устранить недоработки какой-нибудь новой машины за три месяца. Максимов спорил, что сделать это за такой срок нереально, и назначал свой. Министр ценил его и за смелость, и за знания. Максимова уважали знаменитые авиаконструкторы Туполевы. Он был знаком с самим Сергеем Королевым. При Максимове началась реорганизация авиазавода. Он расстраивался, увеличивал площади цехов, служб и выпускал до 100 самолетов в год. 22-й стал самым крупным в Советском Союзе. Работать на нем было очень престижно…

КАЗАНЬ ПОМНИТ. Неожиданная смерть Максимова повлияла на запуск в серию нового самолета. Жизнь в нечеловеческом ритме не могла не сказаться на здоровье выдающегося авиаинженера. Максимов умер на взлете - в 56 лет. Со дня его смерти прошло уже 42 года. Но память о нем бережно хранят и заводчане, и казанские улицы.

КВ
Лента новостей