Каучсерфинг: в гости вокруг света, или Россия и Казань глазами иностранцев

Любите путешествовать? На поезде, автомобиле, пешком, автостопом... А где останавливаетесь во время своего вояжа? В гостинице, хостеле, у друзей? А как вам идея напроситься в гости к человеку, с которым вы знакомы по... интернету? Страшно? Герои моей публикации думают иначе.

По настоящей России


Оказывается, наша загадочная и в чем-то суровая страна весьма привлекательна для иностранных туристов. И многие из них не желают ограничиваться стандартным маршрутом - посещением двух столиц, Москвы и Питера, и поездкой по Золотому кольцу. Иностранцы хотят увидеть настоящую Россию - Омск, Новосибирск, Владивосток и конечно же Казань - это лишь примерный вариант таких туров. Но где жить любителям «объемных» путешествий? Бронировать каждый раз отель или снимать квартиру накладно. Для чего и придумали так называемую сеть гостеприимства - каучсерфинг.Участники этого интернет-сообщества предлагают «странникам» погостить у себя дома. Деньги за проживание, как правило, не берут. Но гости по своему желанию могут отблагодарить хозяина. Например, угостить принимающую сторону национальными блюдами, провести фотосессию... Место, где можно остановиться, называется «вписка». Чтобы договориться о «вписке», нужно написать сообщение предполагаемому хозяину. Обычно указывается дата приезда, цель поездки, увлечения - все, что может заинтересовать собеседника.


Прогулка и языковая практика


Любителям заводить друзей со всего мира вовсе не обязательно селить у себя путешественников. Порой туристы очень нуждаются в гиде - человеке, который смог бы показать им город. Подруга Аня - любительница всего интернационального, предложила прогуляться по Казани с иностранцами. «Чем плохо пообщаться с людьми из другого государства? Не зря же английский учила», - подумала я и согласилась.- Как думаешь, мы им понравимся? - запыхавшись, допытывалась у меня Аня. Я на бегу лишь растерянно пожимала плечами. На встречу с французом и бразильцем мы отчаянно опаздывали. Рикардо и Жан ждали нас в кафе на улице Баумана. Бразильца я представляла загорелым и разговорчивым. Француза - утонченным разодетым месье, пахнущим дорогим парфюмом и почему-то обязательно в черной шляпе. И очень переживала, как нас, раскрасневшихся и растрепанных, воспримут иностранцы. Жан был без шляпы, но в целом соответствовал стереотипам. Обаятельный, болтал без умолку, эмоционально рассказывал про Париж. А вот Рикардо, которого подруга с первой минуты окрестила «бразильянцем», оказался светловолосым, голубоглазым и застенчивым. Походил больше на финна или белоруса, но никак не на жителя солнечно-карнавальной страны. Одеты они были примерно одинаково: широкие джинсы, свободные свитера, кроссовки-«вездеходы».- В Европе и девушки так одеваются, - шепотом просвещает меня Аня. - У них так принято: в одежде - полный унисекс. Главное - удобство.Второе открытие: все английские слова, похоже, вылетели у меня из головы. Аня, совершенно не напрягаясь, общается с гостями, а у меня на языке вертится лишь хрестоматийная фраза: «Ландон из э кэпитал оф Грейт Британ». Но спустя несколько минут языковой барьер исчезает. Ведь есть еще универсальный язык жестов! Да и Жан, оказывается, в школе чуть-чуть учил русский. С радостью он выдает свой лексический минимум: «привет», «спасибо» и «как дела?»Ему 30 лет, учитель начальных классов. Во Франции такая профессия для мужчины не кажется странной. Жан безумно любит детей, рассказывает нам про всякие забавные случаи, происходившие на уроках, - жаль, половину слов не понимаю... Рикардо - студент-историк. Признается, что не любит жару и карнавалы, зато обожает путешествовать.

О холоде и злых казанцах


Тур по России иностранцы начали с Сибири и уже успели побывать в Томске, Омске и Новосибирске.
- Ну и как вам там? - интересуемся мы.Туристы синхронно пожимают плечами - видать, суровая сибирская действительность пришлась им не по вкусу.
- А в Казани? - оба радостно кивают и принимаются восхищаться кремлем, мечетью Кул Шариф и архитектурой в целом. Другие каучсерферы уже успели прогуляться с ними по историческому центру.- Только люди у вас хмурые везде: на улице, в автобусе, метро, - жалуется Жан и состраивает уморительно-сердитую гримасу. Мы покатываемся со смеху. - Почему все такие злые? И пожилые, и молодые, и даже студенты...Переглядываемся с подругой. Вспоминаю «счастливые» лица по утрам и вечерам в автобусе. Да, мы тоже не всегда расположены улыбаться. Выходит, зря?..
- А правда, что все французы... - задумываюсь я, подбирая слово, но так и не нахожу английского эквивалента, - шерше ля фам?
Жан задумчиво смотрит на меня, затем принимается дико хохотать.
- Почему шерше ля фам? - вытирая слезы, спрашивает он. - Откуда это? Что за слово?
Наперебой с Аней принимаемся объяснять - стереотип, мол, у нас такой о французах.
- Может быть, и правда, - загадочно улыбается парижанин. Но затем с серьезным лицом продолжает: мол, раньше он был шерше ля фам, а теперь у него есть герлфренд.

К Универсиаде все отремонтируют


Отправляемся на вокзал провожать наших гостей. Иностранцы в своих суперкроссовках легко шагают по грязно-снежной каше, напрямик шуруют через перекопанные улицы. Мы с Аней, обходя экстремальные участки, еле за ними поспеваем.- У нас скоро Универсиада, - оправдываемся мы за городской беспорядок. - Скоро все отремонтируют - и будет очень красиво!Наши гости недоверчиво кивают.На перроне толпа пассажиров и провожающих. Нас все время толкают - эх, опять неудобно перед иностранцами... И грустно: ведь мы теперь уже как родные - и бразилец, и француз. Обнимаем гостей на прощание - те явно удивлены. Лепечем что-то о широкой русской душе и объясняем: в России, мол, такая традиция. А они благодарят и приглашают к себе в гости с ответным визитом. Обещаем, что когда-нибудь обязательно доберемся. И до солнечного Рио, и до волшебного Парижа...

КВ
Лента новостей